• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Иностранные инвестиции: миф или панацея

Нормальная задача государственных управленцев — не добыть любые деньги, как это делается в Украине сейчас, а привлечь средства, разделив с инвестором ответственность за осуществляемые проекты

У нас в стране не осталось украинских денег. Два года революционной ситуации привели к этому. Государство постоянно занимается привлечением кредитов, преподнося этот процесс как экономические победы, хотя получение кредита не представляет особой проблемы для большинства стран, но не для совковой России и нынешней постсоветской Украины. Банкиры всего мира стоят в очередь для того, чтобы кредитовать любой работающий бизнес или рассмотреть другие виды финансирования. Главное отличие кредита от инвестиции — другая степень риска для дающего деньги. Кредит нужно возвращать в оговоренные сроки, независимо от успешности бизнеса, а инвестиции возвращаются только в прибыльных проектах. Нормальная задача государственных управленцев — не добыть любые деньги, как это у нас делается сейчас, а привлечь средства, разделив с инвестором ответственность за осуществляемые проекты. Кредитные деньги не привязывают кредитора к проекту, а инвестиция — предмет для долгосрочного сотрудничества. Кроме того, инвестиции привлекают новые технологии и новые практики корпоративного управления, которые очень востребованы сегодня.

Так вот с инвестициями в Украине очень плохо.

Здесь и далее: иллюстрация Insider по данным Госстата

Поступление прямых иностранных инвестиций (ПИИ), или долгосрочных вложений материальных средств компаниями-нерезидентами в экономику страны (например, для организации и строительства предприятий) в нынешнем году будет примерно такое же, как в прошлом. Общий объем, по разным оценкам, составит около 45 млрд долл. (сумма акционерного капитала и долговых инструментов). Цифра эта виртуальная, описывающая состояние процесса, а не реальные вложения. Это как цена нефти марки Brent на бирже. По данным Государственной службы статистики, нерезиденты в минувшем году реально вложили 2,45 млрд долл. и одновременно изъяли 1,17 млрд долл.

Сумма реальных вложений в наступающем году планируется значительно больше. Об этом в начале прошлой недели во время публичного отчета министров экономического блока заявил глава Минэкономразвития Айварас Абромавичус. «Задача — привлечь в нашу страну в следующем году 5 млрд долл. прямых иностранных инвестиций», — отметил он. Также, по ожиданиям ведомства, в 2016 году в Украину должны зайти как минимум три особо крупных иностранных инвестора. Остается только ждать выполнения обещаний.

Сейчас правительство Арсения Яценюка заявляет о росте ПИИ на конец года, хотя данные на сайте Госстата показывают совершенно другие цифры. Инвестиции за первые три квартала 2015 года сократились на 3,9%, что в абсолютном выражении составляет 1,81 млрд долл. Падают капиталовложения со стороны ЕС, невзирая на все попытки украинских властей сблизиться с Европой в политических и торговых аспектах. В частности, с начала 2015 года объем прямых инвестиций из Евросоюза сократился почти на 17%. Хотя европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан считает, что инвестиционный климат улучшается и нам стоит за четыре года без выборов еще больше сфокусироваться на реформах. У него работа такая — говорить о хорошем. Но есть другая оценка. Например, по расчетам Всемирного экономического форума (швейцарская неправительственная структура, известная организацией ежегодных встреч в Давосе), Украина занимает 79-е место из 140 стран в рейтинге ВЭФ. Ниже нас из стран бывшего СССР находятся Таджикистан, Армения, Молдова и Кыргызстан. К большому сожалению, реформы в Украине больше напоминают эксперимент, а не комплекс последовательных действий с планами, целями и сроками выполнения.

Деньги любят тишину, и никому не интересно поддерживать систему, находящуюся в состоянии хаоса, организованную современными реформаторами. За полтора года работы нынешней власти ничего не изменилось в плане снятия регуляторных барьеров и упрощения условий ведения бизнеса. Весь малый бизнес находится под угрозой лишения льгот и уплаты всех налогов без каких-либо упрощений, для максимального наполнения казны. Увеличение налогового давления Кабмин проталкивает в парламенте одновременно с принятием бюджета на следующий год. Вопросы дерегуляции используют в качестве аргументов в споре с МВФ для получения новых кредитов, а не пытаются претворить в реальную жизнь. Ведь отсутствие регуляторных сложностей украинской системы как раз способно привлечь свободные западные и внутренние средства. Именно инвестиции, а не кредиты. Причем вовсе не обязательно разбираться с происхождением этих средств. Важнее, чтобы они работали по запланированным схемам и приносили оговоренную прибыль.

Если рассматривать основных инвесторов для нашей страны, то начинать нужно с банальных переводов от эмигрантов и работающих за рубежом соотечественников, которые поддерживают таким способом оставшихся здесь родственников. Можно проехать по Закарпатью и увидеть села, состоящие из двухэтажных особняков, построенных на заработанные в Европе деньги. Так же обстояло дело и на востоке Украины, только на работу ездили в Россию. В Москве настолько привыкли к харьковчанам и луганчанам, что помутившийся разум российского обывателя легко воспринял идею Новороссии, от Харькова до Одессы, забыв, что это территория другого государства.

Привет из офшоров

Другое важнейшее направление инвестиций в Украину — крупные отечественные деньги, вернувшиеся из-за рубежа. Это основная по объему часть официальных средств, направленных в нашу страну. В Украине продолжает работать только отечественный капитал. Поэтому украинский министр экономики говорит о пяти миллиардах зарубежных долларов как о серьезном достижении. Сегодня треть всех поступающих в Украину средств — это деньги из Кипра, офшорной гавани Европы. Выведенные сюда и спрятанные от государственного внимания Украины деньги таким образом возвращаются. Борьба с офшорами, объявленная правительством Яценюка, приведет к тому, что деньги все равно спрячут — вот только вернуть назад их будет значительно труднее.

В этой ситуации нет ничего уникального — деньги люди скрывают от государства всегда и везде. Офшоры (от англ. offshore — «вне берега») как название были придуманы в конце 50-х годов прошлого века в США. Хотя еще во времена древних Афин, когда был введен импортный и экспортный двухпроцентный налог, греческие и финикийские купцы стали объезжать город и использовать в качестве налоговых убежищ мелкие острова. По ряду оценок, на сегодняшний день объем всех средств в офшорах составляет 20 трлн долл.

Инвестиции в Украину из Голландии также имеют офшорную природу, это территория островов, принадлежащих флагу Нидерландов, где скрываются украинские деньги. Австрия и Великобритания как инвесторы возникли тоже по офшорной схеме.

Второе место Германии в списке инвесторов объясняется инвестициями в металлургию, например, средства, предоставленные Вадимом Новинским, компаньоном Рината Ахметова, на поддержание существующих производств. Для настоящих немецких инвесторов украинский рынок никогда не был привлекательным, там принято вкладывать в долгосрочные программы с гарантиями их возврата.

Реальная часть российских средств будет значительнее указанной на рисунке. Огромной долей украинского бизнеса продолжают владеть россияне, и поддерживают они его также через офшорные схемы. Например, Новинский является украинцем российского происхождения и депутатом Рады севастопольского происхождения. Обозначенные российские цифры — это то, что не стали по привычке покрывать мраком.

Приватизация и концессии

Удачным для инвестиций может оказаться следующий год, связанный с планами приватизации украинских рентабельных объектов, которыми государство не может грамотно управлять. Самая большая связанная с этим проблема — чиновники могут провалить любое простейшее начинание. К этому процессу предприятия нужно элементарно подготовить и хотя бы правильно оценить.

Привлечение зарубежных средств возможно не только в виде продажи государственной собственности, но и в виде совместного использования. Этот инструмент признан в мире, и называется он концессия. В Украине существует четыре закона о концессиях: общий, а также регулирующие отношения в сфере теплокоммунэнерго, в использовании шахт и дорог. Все эти законы не выгодны для государства и позволяют частнику манипулировать государственными средствами. Занижать концессионную плату и развивать используемые объекты за государственные деньги. Хотя концессионные отношения и есть инвестиция, при которой государство должно получать только прибыль, а частник — отвечать за текущие проблемы. Вопросы контроля в этой сфере не требуют никаких реформ и способны привлечь дополнительные средства в государственную казну. При создании работающего механизма контроля над концессиями Украина способна получать, а не тратить деньги на поддержание объектов. Кроме того, при создании подобного механизма можно не продавать частникам государственные объекты, а сдавать в концессию, получая деньги ежемесячно. Это касается портов, которые планируют приватизировать.

По данным Всемирного банка, в развивающихся странах на долю концессий сейчас приходится до 70% контрактов, которые государство заключает в сфере транспортной инфраструктуры (железные и автомобильные дороги, морские и аэропорты). На сегодняшний день концессионные договоры заключаются в четырех десятках стран, включая Францию, Германию, США, Великобританию, Италию. Это тоже мировой опыт, которым необходимо пользоваться.

Опыт соседей

Для сравнительной оценки инвестиционной среды Украины можно взглянуть на небольшого западного соседа — Словакию. Это государство показало одни из наиболее быстрых и эффективных преобразований бизнес-среды в мире. Словакия в настоящее время имеет самую быстрорастущую экономику в Центральной Европе. Налоговые реформы, высококвалифицированная рабочая сила и государственное стимулирование страны создали так называемый рай для инвесторов, привлекающий знаменитые на весь мир компании, такие как Peugeot-Citroen, Hyundai, Kia Motors, Ford Motors, Volkswagen, Dell Computer Corporation, IBM, Lenovo, Sony, Samsung, U.S. Steel, Tesco Stores SR. Минимальная заработная плата в Словакии на начало этого года составляла 380 евро, средняя — 825 евро.

Что касается привлечения средств в инфраструктурные объекты, то интересен опыт нашего южного соседа — Турции. Это 18-я экономика мира (напомню, Украина в шестом десятке). Экономический рывок в этой стране произошел с принятием в 2003 году закона о прямых иностранных инвестициях. Его основным инструментом стали специальные инвестиционные зоны (СИЗ), в которых действуют особые налоговые режимы и льготные условия для ведения бизнеса. Таких зон в Турции около 200, и делятся они на три вида: технопарки, организованные промышленные зоны и свободные зоны. Основная часть их сконцентрирована в исторически сложившихся индустриальных и научных центрах.

Еще одним инструментом стимулирования инвестиций стало создание Ассоциации иностранных инвесторов, которая представляет интересы иностранных инвесторов в турецком правительстве, следит за выполнением законов и других нормативных актов, регулирующих инвестиционную деятельность. На сегодняшний день в Турции зарегистрировано около 30 тыс. иностранных компаний. Состоятельным туркам незачем прятать деньги в офшорах, средства могут спокойно работать внутри страны, и 12 млрд долл. ПИИ в прошлом году — это реальный капитал, привлеченный в государство. Сотрудничество с этой страной также интересно для Украины на фоне российско-турецких неурядиц. Это малоэмоциональная наука, основанная на цифрах.

Куда уходят деньги из Украины

Несмотря на внутренний кризис, украинцы продолжают вкладывать деньги за рубеж. Придуманная многие годы назад схема продолжает работать несмотря на революции, войны и элементы разрухи в отдельных частях государства. Сначала всякие кипры и другие острова, потом Россия, где есть завод даже у президента Украины, инвестиции в банкирскую Латвию и географически привычную Польшу, государство с отличным инвестиционным климатом. Все говорит о том, что остались еще люди, умеющие зарабатывать деньги в нашей стране. Все препоны для вывода капиталов за рубеж давно преодолены. Согласно украинскому законодательству, инвестиция за границу — это перевод средств за рубеж «с целью получения прибыли или достижения социального эффекта». Украинские олигархи, покупая яхту на Лазурном берегу, думают именно о достижении социального эффекта и действуют согласно букве закона.

Вывод из сказанного прост — для иностранцев мы малоинтересны, и нужно ориентироваться на внутренние резервы, как бы они ни назывались. Это переход от сырьевой экономики к производству товаров с высокой добавленной стоимостью (даже в традиционном для Украины агропромышленном комплексе), развитие малого и среднего бизнеса, внедрение технологий. Страна обладает серьезным ресурсом — дешевой рабочей силой при достаточно высокой квалификации кадров. Половина отечественного ВВП находится в тени, и нужно думать в первую очередь не об официальной доле, а об этой теневой половине, создавая условия предпринимателям для легализации и упрощения ведения бизнеса. Люди сами потом смогут найти деньги где угодно, в том числе за границей.

Читайте также: Украина — новая инвестиционная точка входа, Россия провалилась


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ