суббота, 3 декабря 2016

Racurs.ua

Минские договоренности: выполнить нельзя сорвать

Комментарии

Как бы нам ни хотелось критиковать Минские договоренности, мы находимся не в вакууме. Если все наши союзники говорят о необходимости их выполнения, мы не можем их игнорировать

Об итогах выполнения Минских соглашений, действие которых уже подходит к концу, и возможных путях решения конфликта на Донбассе рассказывает Владимир Горбач, политический аналитик Института Евроатлантического сотрудничества.

— В феврале прошлого года был подписан комплекс мер, получивший название Минск-2. Появление этого документа было вынужденным, навязанным обеим сторонам конфликта, России и Украине, третьей стороной «нормандского формата» — Германией и Францией. Это инструмент деэскалации военного противостояния на Донбассе, но не решение конфликта. Как известно, Минские договоренности заработали не сразу, ощутимо это произошло в сентябре прошлого года. Первый пункт договоренностей о режиме полного прекращения огня в какой-то степени выполнялся примерно полтора месяца.

Сейчас все графики нарушены, ситуация несколько откатилась назад, ведь понятно, что до 31 декабря 2015 года (как было задумано авторами документа) выполнить алгоритм Минских договоренностей невозможно. Сейчас есть критическая точка, когда могут быть сорваны и договоренности, и мягкая деэскалация. Почти все военные эксперты единодушно говорят о том, что с замерзанием почвы могут возобновиться масштабные боевые действия на Донбассе с использованием техники. Чисто с военной точки зрения угроза новой эскалации этой зимой очень большая.

Как бы нам ни хотелось критиковать Минские договоренности, мы находимся не в вакууме. Если все наши союзники говорят о необходимости их выполнения, то мы не можем их отбросить. Эти договоренности были утверждены Резолюцией Совета безопасности ООН, следовательно, существует внешняя рамка, которой нужно придерживаться.

— Срыв Минских договоренностей — что означает для Украины?

— Украина придерживается линии — подвести РФ если не под новые западные санкции, то хотя бы продлить ныне действующие. Этот вопрос для нашей страны носит стратегический характер. Запад говорит, что дальнейшая судьба санкций зависит от выполнения Россией Минских договоренностей. Нигде на официальном уровне речь не идет о невыполнении Украиной этих договоренностей, хотя наша страна демонстрирует их половинчатое выполнение. На фоне РФ мы выглядим значительно лучше. Но договоренности двусторонние, поэтому очевидно, что на это неформально будут обращать внимание лидеры государств — членов ЕС. Именно поэтому нам нужно как можно дольше демонстрировать хотя бы такую половинчатость. Главным пунктом выполнения будет внесение изменений в Конституцию в части децентрализации. По сути, речь идет о пункте переходных положений относительно особенностей самоуправления на Донбассе, который нужно проголосовать до окончания нынешней сессии (которая продлится примерно до середины февраля). В принципе, Украина может тянуть время до этого дедлайна, ожидая возобновления Россией боевых действий и перекладывая на нее ответственность за срыв договоренностей.

Мы имеем дело с соперником, способным мыслить стратегически, но пока он стратегически в худшей ситуации, чем Украина. Считаю, что этой зимой (примерно в январе) нас ждут судьбоносные события, которые будут касаться Минских договоренностей (либо их продлят, либо они будут полностью прекращены, когда одна из сторон объявит о своем выходе). Далее будут искаться новые форматы.

Проблема Минских договоренностей в том, что они содержат два пласта разного характера: военной безопасности и политический. Именно поэтому новыми боевыми действиями можно сорвать любые политические договоренности. Если бы удалось военную и политическую части развести в разные разделы документа, попытаться выполнять именно военную, нас бы мог ждать успех на этом пути.

Эта история может продолжаться долго, пока одна из сторон не выйдет из этого формата, или не сдастся, когда для нее произойдет нечто гораздо более важное, и она просто бросит этим заниматься.

Надеюсь, что РФ в результате своего поведения на мировой арене получит глобальные вызовы, которые будут более важными и опасными для нее, чем поддержание данного тлеющего конфликта. При нынешнем российском руководстве политически решить эту проблему невозможно. На самом деле это конфликт между Кремлем и Белым домом, пока он не будет каким-то образом разрешен, россияне не успокоятся, какие бы документы они ни подписывали.

— Какова дальнейшая судьба Донбасса?

— По большому счету, сейчас у нас две границы. Международно признанная российско-украинская, которую мы не контролируем. И другая, настоящая граница — линия разграничения, закрепленная приложениями к Минским договоренностям. В ближайшее время будет политика двух границ — мы от этого никуда не денемся. Мы были вынуждены это сделать для локализации угрозы, чтобы она не расползалась дальше, внутрь Украины.

В результате политики двух границ и серьезного геополитического ослабления России (как по экономическим причинам, так и из-за военных стратегических поражений на Донбассе или в Сирии) Украина может вернуть контроль над этой территорией. Необходимым условием для полного урегулирования конфликта является один момент: российские солдаты, лидеры антиукраинских сил Донбасса должны его покинуть.

— Насколько активно Украина использует Минские договоренности?

— Нужно понимать, что Россия в худшей информационной ситуации, чем Украина: сейчас любые события априори трактуются против нее. У РФ очень много проблем на международной арене: это и Донбасс, и Сирия, конфликт с Турцией, сбитый «Боинг». Совокупность вины или негативного впечатления о российских действиях накладывает отпечаток и на оценку выполнения Минских договоренностей.

Говорят, что мы проигрываем информационную войну, но по факту Украина ее выигрывает. Если речь идет о том, как трактовать конфликт на Донбассе. Сначала доминировала российская версия (о гражданской войне в Украине), но сегодня мало кто из серьезных политиков или государственных деятелей может позволить себе такое высказывание. Все понимают, что за этим конфликтом стоит Россия. Потому что эта страна стоит за многими другими конфликтами. Хотя критика о неполном выполнении Украиной Минских договоренностей также присутствует (как на уровне ОБСЕ, так и на уровне ООН), доказательств российской вины на порядок больше, чем критики в сторону Украины

— Готова ли Украина к восстановлению контроля над территориями в случае срыва Минских договоренностей?

— При любой эскалации конфликта Украина вряд ли будет наступать. Наступающая сторона всегда несет большие потери, чем обороняющаяся. Украинцы научились обороняться. Какое-то продвижение войск может начаться только в том случае, если будет понятно, что россияне с Донбасса ушли. По моему мнению, пока этого не произойдет, не будет и наступления.

Подготовила ОКСАНА ШКЛЯРСКАЯ

Читайте также: Как Украине возрождать Донбасс



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ













НОВИНИ ПАРТНЕРІВ