• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Ракурс недели: поговорим о люстрации

Стране нужны изменения. Стране нужна люстрация. Но нам всем нужен вдумчивый процесс, не оставляющий шансов на восстановление откровенным преступникам

Людям свойственно все упрощать. На самом деле, в каких-то случаях это очень полезное качество, однако зачастую подобные решения приводят к созданию дополнительных проблем.

Понятие «упрощать» очень подходит к описанию ситуации, возникшей в стране по теме люстрации. На процедуру люстрации, если хотите — очищения, возник громадный общественный запрос после всем известных событий на Майдане Независимости, закончившихся желанием общества что-то менять. Под желание общества немедленно подстроились пришедшие к власти политики, назвав люстрацию одной из ключевых целей государства.

Инициатива сама по себе верная, однако необходимо делать поправку на украинские реалии. Как известно, у нас в стране политики своей главной целью делают желание понравиться избирателю. Если избиратели хотят немедленно — власть делает немедленно. Особенно глобальные вещи, способные принести профит в виде подъема рейтинга уже сейчас.

Вот именно так началась украинская люстрация. Несмотря на отчаянные крики юристов, которых, кстати, (хотя бы иногда) нужно слушать, несмотря на их упорные заявления о том, что в прописанной процедуре много минусов, прямые указания на то, что «это не люстрация», власть запустила процесс, поскольку рейтинг требовался уже сейчас. Что из этого вышло, мы все имели возможность наблюдать дальше.

К примеру, на этой неделе в информационное пространство страны ворвались очередные новости о восстановлениях люстрированных чиновников. В частности, речь идет об экс-главе Госавтоинспекции Анатолии Сиренко и бывшем заместителе главы Нацбанка Борисе Приходько.

Тут, думается, необходимо немного остановиться на схеме публичной люстрации чиновников. В руках представителей власти она превратилась в шоу не особо высокого качества. В большинстве случаев люстрация выглядит так: непосредственный начальник чиновника пафосно объявляет о люстрации конкретного человека, попутно обвиняя его в разного рода преступлениях и обещая проследить, чтобы за эти преступления чиновник был наказан. Ну и, само собой, далее идут заверения в том, что указанный человек никогда больше не вернется на пост и вообще отправлен на задворки истории.

В свою очередь фигурант люстрации просто молчит либо неуклюже отбрыкивается заявлениями о кристальной чистоте и чем-то вроде «на себя посмотри». Тем не менее, ситуация дальше старательно держится на среднем уровне упоминаемости, позже затихает. А потом появляется заголовок: «Люстрированный … восстановился через суд».

Де-юре, по мнению самой власти, она свою задачу выполнила, т. е. гневно люстрировала виновника. Де-факто все участники ситуации довольны тем, как все обернулось. Представители власти зарабатывают баллы у электората (а он у нас в стране имеет очень короткую память), а экс-люстрированный человек в большинстве случаев работает, либо же получает солидную компенсацию.

Так вот, в апреле прошлого года министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что принял рапорт об отставке Сиренко. Более того, министр особо подчеркнул, что экс-глава Госавтоинспекции несет ответственность за те «безобразные явления, которые происходили и происходят в ГАИ» (какие явления, думается, читателю объяснять не стоит).

По идее, обвинения в причастности «к этим явлениям» в итоге должны были бы вылиться в любого рода ответственность, однако дальше произошло вышеупомянутое событие. Сиренко просто восстановился в суде.

В деле Бориса Приходько начальник Главного управления Генпрокуратуры по представительству и организации участия в уголовном производстве в суде говорил о том, что установлено хищение 2 млрд грн в результате преступных действий, связанных с деятельностью Аграрного фонда. Экс-заместителя главы НБУ даже арестовывали в июле 2014 года.

Как результат — восстановление в должности через суд.

Все это к чему. Вопрос ведь не в том, что подобные чиновники какие-то «злые гении», которые берут и обыгрывают представителей прокуратуры и избегают люстрации. Проблема в том, что в украинском обществе непопулярно думать. Необходимо все и сейчас, это прямо-таки революционная потребность, и нет понимания, что при плохой подготовке любого рода законопроекта результаты будут как минимум неудовлетворительными. Как максимум — вся идея будет скомпрометирована.

Еще одна опасность, которая таится в подобном подходе, — это риск не искать действительно виновных, а люстрировать определенное количество людей, т. е. выполнить планы (на этот риск уже указывали эксперты). Судя по общим тенденциям, это сейчас и происходит.

* * *

Второе важное событие, произошедшее на этой неделе, — взятие на вооружение разного рода преступниками так называемого «закона Савченко». Напомним, что согласно поправке Савченко в ч. 5 ст. 72 Уголовного кодекса Украины суды обязаны учитывать осужденным каждый день, проведенный в СИЗО, как два дня отбытия наказания.

Первопроходцем по данной норме из знаменитых уголовных личностей стал украинский судья Игорь Зварыч, более известный как судья-колядник.

Человек, у которого нашли миллионы гривен, который утверждал, что деньги в его кабинете оказались благодаря «колядникам», воспользовался данной нормой и вполовину сократил себе срок. Чем, кстати, еще раз доказал, что стране необходимо кардинальное реформирование правоохранительной системы.

Вторым вылетевшим из тюремного гнезда птенцом может стать известный мошенник Андрей Слюсарчук, известный по прозвищу Доктор Пи. Длительное время убеждавший других в собственной исключительности, зарабатывавший на доверчивых людях большие суммы денег, Слюсарчук уже отправил ходатайство об освобождении и ожидает положительного решения.

Таким образом, норма Савченко готова спасать личностей, которым не помешало бы посидеть в

тюрьме или колонии какой-то период времени (желательно, длительный). Да, возможно, «закон Савченко» поможет людям, которые правда в нем нуждаются. Однако давайте вспомним любимую игру проходимцев, попавших в руки к украинским правоохранительным органам.

Главный прием подобных людей — имитация состояния «при смерти» в СИЗО и во время судебного процесса. Все сводится к бесконечной борьбе между защитой и обвинением, во время которой обвиняемый спокойно ожидает своей участи именно в СИЗО. То есть, зарабатывает значительное уменьшение срока.

В любом деле важна ответственность. В строительстве страны, в ее реформировании она нужна особенно. Если мы не будем следовать законам, если мы будем искать наиболее простые ходы, игнорируя нормы законодательства и заявления юристов, — мы очень скоро можем превратиться в условное Сомали. В страну, где законности очень мало, а все решают победители в борьбе кланов. Стране нужны изменения. Стране нужна люстрация. Но нам всем нужен вдумчивый процесс, не оставляющий шансов на восстановление откровенным преступникам. Именно тогда страна изменится.

Читайте также: Судебная реформа: Гаагский трибунал, как оказалось, неактуален



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ