• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Российский профессор: Народ России тяжело болен, он неадекватно реагирует на провальные действия власти

27.01.2016 17:47 Комментарии

Общество утратило способность глубокой саморефлексии

Интервью с историком, профессором Андреем Зубовым.

Современные ассоциации с событиями столетней давности: война, революция, перемены в России. В 1905 году Россия в течение нескольких часов потеряла всю свою Тихоокеанскую эскадру. Это сражение поставило бесславную точку в российско-японской войне, которая в большой степени повлияла на революцию 1905-го, а затем и 1917 года.

Андрей Зубов:

— Это была бесславная война, в которой не было выиграно ни одного сражения, что вообще редкость для России. Эта война начиналась как безобразная внешнеполитическая авантюра. Напомню, что в 1895 году Россия настояла на том, чтобы было пересмотрено Симоносекское соглашение Японии и Китая. Захваченные Японией территории были возвращены Китаю, который стал другом России. Он благодарил, была выгодная концессия на строительство восточной железной дороги, и все было очень хорошо. А в декабре 1897 года Россия сама захватила Порт-Артур. Тот самый, который так торжественно вернула Япония Китаю и подписала договор о целостности и нерушимости территории Китайской империи.

— Что-то мне это напоминает: обещали территориальную целостность, а потом захватили ее часть.

— Да, но этим дело не кончилось. Вообще против этой авантюры за аннексию Порт-Артура выступали все солидные министры, министр военных дел, министр иностранных дел. Кстати, все это к чести тогдашних министров: они не боялись сказать «нет» и уйти в отставку. Но государь сказал «да»…

В 1903 году в Тибет отправили специальную группу с целью прозондировать, как отколоть части от Китая и присоединить их к России — это были далекоидущие планы. Было создано дальневосточное наместничество с центром в Порт-Артуре. Россия не только не хотела отказываться, но стремилась упрочиться на захваченных китайских территориях. Поэтому Япония заключила договор с Англией, который предполагал помощь в случае агрессии. Тогда Япония вступила в войну именно в соответствии с этим договором. Но в России поднялась невероятная буря, мол, англичане всегда продают Россию, начали говорить то, что и сегодня вполне пригодно для употребления определенными кругами нашей пропаганды.

Началась трагическая война, которая стоила нам 2 млрд рублей (60 млрд современных долларов США). Это два годовых бюджета России. Но главное, что во время этой войны погибло почти полмиллиона человек — 400 тысяч русских солдат и матросов было убито, покалечено, умерло от болезней или попало в плен. И если начиналась война еще в абсолютно спокойной и стабильной стране — в конце января 1904 года, то через год уже было «кровавое воскресенье» и т. д. Великий русский историк Василий Ключевский, который был очевидцем этой войны, написал: «Так закончилась самая несчастная и самая изнурительная война, какую вела Россия. Чтобы собрать миллион войска, привести его за 7 тысяч верст, понадобилось сломать сотни тысяч славянских хозяйств, оторвать от дела сотни тысяч рабочих рук, погубленных затем в Маньчжурии или ввергнутых в острую безработицу, наступившую после войны. Вместе с тем, на платежные силы живущего и следующего поколения легла огромная тяжесть миллиардных затрат, сделанных русским правительством на Дальнем Востоке и ради Дальнего Востока в слепой и безответственной трате народных сил».

Мне кажется, что это великолепное определение, которое говорит, чего стоят идиотские политические авантюры государства: крови, разорения и морального опустошения миллионов людей.

— Перекидываем мостик к сегодняшним дням. То, что вы говорите, в большой степени можно отнести к российско-украинской войне. Войне с Украиной. Но ведь все обстоит по-другому, у нас нет революционной ситуации и готовности к переменам. Можно ли здесь осуществить какие-то перемены?

— Можно, конечно. Тогда, при всех издержках развития, Россия была быстроразвивающейся страной, цельным социальным организмом, в котором существовали все основные слои общества: мощное крестьянство, растущий рабочий класс, купечество и предпринимательский слой, дворянство, офицерство, была церковь. Это было живое, невероятно быстро развивающееся общество, именно поэтому император решился на авантюру. Но живое общество реагирует на такие авантюры живо: авантюра провалилась — общество восстало.

Давайте посмотрим, что осталось у нас после советского периода и 25 лет бесславного послесоветского болтания. В советское время общество было изувечено: отрублены многие члены нашего тела — уничтожены целые социальные слои. Купечество, дворянство, офицерство, духовенство. Россия как социальный организм была совершенно опустошена казнями, террором, авантюрами, в конце концов, Вторая мировая — это еще более страшная авантюра Сталина и большевиков. Она была отечественной войной для народа, а для Сталина это была ужасная международная авантюра, стоившая уже не 400 тысяч, а 27 миллионов жизней. В результате этого народ России находится в состоянии тяжкой болезни, поэтому он плохо, неадекватно реагирует на явно ошибочные и провальные действия власти и, кроме того, он психически надорван. Общество, привыкшее к советской идеологии, к прессованию ума, утратившее способность глубокой саморефлексии. Русское общество верит, ведется на пропаганду, поэтому, как показывают социологические опросы, самые причудливые и вредные для народа мифы принимаются им. Это общество больно, как больно и общество Украины. Эти два несчастных изувеченных калеки брошены в это страшное противостояние, в эту аннексию Крыма по воле Москвы, а не Киева. На все это больно и страшно смотреть.

— Может, это не Путин соблазнил Россию Украиной, может, Россия ждала и хотела этой войны? Эти войны, случайные ли это, так сказать, болезни, или, возможно, это неотъемлемая часть самого российского социума? Вспомнить фильмы Алексея Балабанова — как мне кажется, он патологоанатом русской души. Он ждал, чаял эту войну — вспомните «Брата-2», «Войну в Чечне». И вот мне кажется, что это украинское безумие было прописано где-то внутри.

— Вы, безусловно, правы, и не только в русском, но практически в любом народе бродят эти безумные мысли, безумные желания, в конце концов, Первая мировая война во многом началась из-за немецкого народа — культурнейшего народа, где средний горожанин изучал в гимназии древнегреческий язык. Но в том-то и состоит задача власти, чтобы купировать эти разрушительные моменты души, по возможности направить и перевоспитать народ от этого безумства, которое его же самого будет увечить и убивать, занять каким-то более положительным, созидательным процессом. В конце концов, все мы даже в личной жизни находимся между демоном и ангелом. Если говорить о народе, то, конечно, люди государственные, то, что называлось ведущим слоем, всюду: в России, Германии, в Америке ответственны за народ. Александр Ш, при всех минусах, ответственно относился к войне, увидев кровь и ужасы русско-турецкой войны, он дал слово, что если станет императором, его правление будет мирным, и оно было мирным. То есть, правитель может это делать, и народ может. А у нас, посмотрите, опять раздувается военный психоз. Снова ездят танки по площадям, всюду растяжки: армия и народ — едины. Все это ужасно, потому что в итоге плюсов не будет, для всех будут минусы, даже для власти. Так же, как были минусы для Сталина и точно — для Гитлера в той войне.

— Каковы в таком случае цели власти? Если цель власти — это сбережение и развитие нации, то она, естественно, пытается контролировать эти архаичные инстинкты толпы.

— Это верно, но каждый из нас редко вспоминает об этом. Власть безмерна, дорвавшимся невозможно насытиться ею: ты владеешь Россией, самой большой страной мира, но хочешь еще и еще. Сталин мечтал владеть всем миром, Гитлер мечтал владеть всем миром. Может быть, действительно, когда в феврале 2014 года решался вопрос Украины, думали, чтобы не допустить революции, аналогичной революции в России, чтобы наказать, по возможности сместить и поставить какой-то режим, который был бы ближе к режиму Януковича. Но постепенно овладела жажда власти и ничего не получилось, а потом все зашло в тупик. Сейчас другая забота: как выйти из этой войны, не потеряв лица и власти — это главная задача нынешнего момента.

Сейчас, когда можно уже подвести определенный итог, я решил прочесть академическую лекцию, чтобы объяснить людям, что этот рецидив авторитарно-аутентичный. Дело в том, что то, что было при советской власти, возвращается. Не потому, что Путин плохой, а потому что он — порождение той же системы. Для того чтобы такого возрождения не было, нужно очень серьезно работать. Потому что возрождение системы произошло бы и в Германии после 1945 года, если бы союзники не проводили очень серьезную, насильственную денацификацию, причем не только запрещение нацистской партии, но и люстрацию, когда сотни тысяч людей просто сели в тюрьмы в 1946 году. Потом, после санации, их постепенно выпускали. Естественно, была декартелизация. Огромные концерны дробили специально, чтобы создать конкурентоспособную экономику. Была демилитаризация, и, наконец, четвертое — обязательный элемент так называемой «4 Д» — демократизация, конечно, в условиях оккупации. Давайте представим себе, что этого не осуществили бы, и Германию, как и после Первой мировой войны, просто оставили бы в покое…

— То есть вы считаете, что проблема в том, что у нас не было той зачистки социального поля?

— Не только зачистки, зачистка — это один из элементов. Например, что очень важно для простых людей? Вот у нас действительно произошла демократизация в первые годы при Ельцине. Стали проводиться выборы на соревновательной основе, мы открылись миру, кто хотел — выезжал, кто хотел — приезжал, но простые люди ничего от этого не получили. За границу они особенно не ездили, к выборам относятся равнодушно, но они не получили собственности. Простой человек смотрит очень просто: стал я богаче или беднее.

Читайте также: Семен Глузман: Мы возвращаемся к урокам советской власти



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ