суббота, 25 марта 2017
Racurs.ua

Зорислава Ромовская о современной адвокатуре, судах и дельцах от науки

Адвокаты зачастую оказываются некомпетентными и беспомощными

Заслуженный юрист Украины, доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского, хозяйственного права и процесса Академии адвокатуры Украины Зорислава Ромовская  человек, с которым связана целая эпоха украинского права.

— Зорислава Васильевна, какие, по вашему мнению, можно выделить наиболее болезненные проблемы судебной практики сегодня?

— Я отметила бы две категории дел: в сфере кредитных обязательств и защиты права собственности.

Я очень часто консультирую по телефону некоторых судей, и приятно чувствовать, что кому-то реально помогла. Да и мои дочери работают судьями, и в первую очередь от них я получаю информацию о непростых жизненных ситуациях, в которые попадают наши граждане. И в то же время о том, какими беспомощными зачастую оказываются адвокаты: к делу не готовятся, не знают ни гражданского законодательства, ни практики высших судебных инстанций.

Адвокаты часто не заявляют требований о внесении изменений в кредитный договор, о назначении бухгалтерской экспертизы, перерасчете и уменьшении размера неустойки. Зачастую они даже не пытаются доказать невозможность одновременного взыскания штрафа и пени, не обращают внимания на то, что модель начисления штрафа зафиксирована в статье 549 Гражданского кодекса как императивная норма и ее нельзя изменить договором.

Как правило, адвокаты даже не слышали о решении Конституционного суда от 10 ноября 2010 года, хотя оно касается именно этой сферы отношений. Кстати, ссылки на него я ни разу не нашла в решениях судов высших инстанций. Не могу объяснить причины пренебрежения этим документом, ведь решения КС обязательны для исполнения, в том числе и судами.

Особенно жалуются судьи на адвокатов, которые ранее работали в милиции или прокуратуре. Это только сейчас общество узнало правду об атмосфере, царившей в этих органах. «Мы не можем работать за адвокатов», — говорят судьи. И все же часто, помимо этого, судьи пытаются облегчить участь ответчиков и этим предостеречь их от самоубийств.

Очень большое значение имеет знание теории гражданского права, поэтому я призываю не пренебрегать ею. Хотя и не исключаю, что нелюбовь к теории права является следствием проблем в нашей науке. Можно даже говорить о глобальном кризисе в сфере правовой науки. Начался он давно, его проявления тогда и сейчас различны. Вспомнить хотя бы целый ряд псевдомонографий, в которых авторское слово занимало примерно 10% объема, остальное — копии законов, постановлений Пленума Верховного суда, решений судов различных уровней. Доверчивый покупатель платил 150, 200 или больше гривен за привлекательную обложку, а дома убеждался в том, как легко его обдурили.

Защита диссертаций — это позорные спектакли, о которых всем известно

— Обманывают не только с юридической литературой, фактически продают дипломы, фальсифицируют диссертации...

— Да, сегодня получил распространение особый подрядный договор — на написание диссертаций, в том числе докторских. До сих пор недалеко от Киевского университета стоит надежно смонтированный стенд, информирующий о том, что фирма «Укрспецпроект» пишет диссертации, обеспечивает авторское сопровождение (вероятно, вплоть до получения диплома), конфиденциальность и качество исполнения. Кто-то написал на нем черной краской «Ганьба», но надпись эту вскоре стерли. Университетская профессура видит это каждый день. Неужели не стыдно?!

Известно, что подрядчик по этому договору сам выбирает оппонентов, сам пишет отзывы, раздает членам совета в конверте с деньгами вопросы, на которые диссертант должен успешно ответить. Это позорные спектакли, о которых всем известно. Поименно знают руководителей и исполнителей в этой преступной компании, но молчат и радостно пьют рюмку за дальнейшие успехи очередного доктора или кандидата юридических наук. К сожалению, уровень профессорского достоинства у некоторых упал ниже плинтуса. Процветает псевдонаука, псевдоученые, а честных в юридической науке становится все меньше и меньше. И если не бороться с такой проституцией в юридической науке, то она окончательно победит: кого-то задавит бойкотом или подкупом, кому-то помешает утвердиться в науке. Если бы это состояние дел видели уважаемые профессора П. Недбайло или Г. Матвеев, они, вероятно, не пережили бы этого.

Я писала о «генеральных подрядчиках и субподрядчиках» украинской юридической науки еще в 2011 году, но должной реакции на это не было и нет до сих пор. Сейчас, когда я хотела публично напомнить имена «авторитетных» действующих лиц на ниве «науки», мне настоятельно порекомендовали: не лезь — раздавят.

Так вот, когда я беру в руки учебник по гражданскому праву, который начинается с «предмета и метода», мне становится жалко потенциального читателя. Одни переписывают у других, ни единой новой мысли. Потому и студенты не хотят морочить себе голову.

Студентам надо помочь овладеть фундаментальными знаниями, которые станут для них волшебными ключиками — с их помощью можно проникать в различные ситуации и выходить из них победителями. Очень важно привить студентам чувство справедливости, ведь утверждение верховенства права невозможно без этого. И понимание того, что в условиях жесткой профессиональной конкуренции выстоять можно только постоянно обучаясь.

Эта потребность и вместе с тем необходимость новых знаний касается нас всех. Возможно, прежде всего адвокатов, ведь именно они первыми встречаются с людьми, чьи права или интересы нарушены. Правильно, качественно составленное ими исковое заявление, точно расставленные акценты, четкая научная позиция — это начало и гарантия будущего успеха. Плохо составленное ​​требование приводит к волоките и в конечном итоге к отказу в иске.

Кроме того, адвокат должен быть новатором: подхватывать «на лету» мысли о применении аналогии, о конкретных проявлениях верховенства права, демонстрировать свою современность и твердость в преодолении нормативизма в судебной практике. Искать соответствующую литературу и изучать ее.

Сегодня все мы медленно начинаем ломать твердь нормативистской теории права (нет закона — нет права), осознавать, что гражданское право — это не только закон, но и моральные принципы, договор, обычай и даже традиции. Что закон может быть несправедливым. Что право — это не какая-то огромная неподвижная глыба, а мягкий пластилин, который можно приспособить к конкретной жизненной ситуации для сбалансирования интересов всех участников гражданских правоотношений.

«Нове життя нового прагне слова», — считал Максим Рыльский. И эти его слова не лишним будет знать юристам. Впрочем, новое слово — это часто забытое старое. Таким новым словом я называю студентам тезис «Не равное всем равенство», озвученный Григорием Сковородой. С помощью него можно с легкостью осилить объективно невыполнимый, а потому и фальшивый законодательный лозунг о равенстве всех перед законом и судом. А еще я говорю студентам, что с глаз Фемиды давно пора снять повязку, поскольку завязанными глазами нельзя увидеть различий между людьми, стоящими перед ней. «Себя люби и Бог поможет» — эти слова Шевченко касаются и сферы гражданских отношений, ведь любить себя — прежде всего значит не обижать ближнего.

Без взяток и протекции добиться справедливости можно

— Может ли сегодня молодой человек иметь нормальную мотивацию для того, чтобы становиться настоящим профи в адвокатуре? Смогут ли они выдержать конкуренцию среди коллег, имеющих удивительную специализацию вроде «адвокат по Шевченковскому району», то есть тех, кто благодаря связям, передаче взяток «решает» локально практически любые дела? Или составить конкуренцию «призыву» коллег, специализирующихся не столько на отраслях права, сколько на работе «курьером», как это ярко проявилось благодаря родственным связям, к примеру, при министре юстиции Лавриновиче?

— Можно ли уже сегодня без протекции, без взяток добиться справедливого суда на всех уровнях судебной власти? Отвечаю однозначно: нельзя. Знаю адвоката, который непрерывно пишет. Пишет, как Василий Стефаник, «сильно и страшно». После того как незаконные, по его мнению, решения или приговор вступили в законную силу, пишет персональные письма судьям (этого никто не запретил), статьи, дает интервью. То есть делает все, чтобы «дурь» позиции суда стала известна многим. И это дает плоды. И без копейки взятки.

Знаю дело, когда представители судебной системы защищали наглеца-нотариуса, который заверил более 40 договоров о продаже земельных участков при участии подставного лица и столько же сфабрикованных доверенностей, но под лавинным напором адвоката вынужден был сдаться. Впрочем, вопрос о том, почему столько судей спотыкалось на ровной дороге, до сих пор остается без ответа.

То есть адвокату начинающему, если он вооружен знаниями, навыками, отвагой и не доводит клиента до сердечного приступа суммой гонорара, нечего бояться конкуренции со стороны напыщенных от блеска мерседесов коллег. Ведь и в адвокатском деле цыплят по осени считают.

И таких адвокатов, которые настойчиво идут и побеждают, совсем немало.

Ясное дело, то, какой путь выберет для себя молодой адвокат, во многом зависит от того, в какое окружение он попадет. Очень много зависит от профессиональной среды, в которой он оказывается в самом начале. Ведь даже кристально чистого молодого человека «болото» постепенно затянет.

Еще что важно, в частности, в отношении судей и их решений. Вот возьмем, скажем, Уголовный процессуальный кодекс. Гражданин М. совершил преступление. Судья избирает меру пресечения. К примеру, зарплата у того гражданина 10 тыс. грн, а закон говорит, что залог должен быть соответствующим, в том числе и той же зарплате. И вот судья, учитывая, что подозреваемый, например, убийца, устанавливает залог в 2 млн грн. И заинтересованные лица, адвокаты, взбудораженная общественность начинают вопить, что судья — взяточник. А здесь не надо нападать на судью, надо менять УПК.

Далее. Уголовный кодекс завершается перечнем имущества, которое не может быть предметом конфискации. Этот перечень был составлен примерно в 20-х годах прошлого века: там есть и свитки, и валенки... И там сказано, что не подлежит конфискации дом в сельской местности — при условии, что подсудимый там проживает. Скажите, пожалуйста, а почему это не отменяют? То есть маленькую квартирку в Киеве конфисковать могут, а коттедж под Киевом — нет. Поэтому сегодня, когда все начинают катить бочку на суд, им следует посмотреть прежде всего на то, как написаны наши законы. А вы знаете, почему в УПК выписано именно так?

—  Писали этот УПК в определенной степени под себя.

— Так и есть. И там много чего еще есть такого — на всякий случай, на перспективу, под себя. И причем здесь суд и претензии к суду и судьям?

Как-то нардеп О. Ляшко заявил, что в Украине никто не верит в то, что его нарушенное право суд может защитить. Впрочем, такие заявления не делают ему чести. Ведь дело с его коллегой Мосийчуком могло бы так же дать основание для огульного шельмования всех народных депутатов. Поэтому я хочу защитить суд как систему, в которой работают сотни порядочных, высоковалифицированных людей. Правда, находясь среди такого «болота», они не могут не иметь на своей одежде хотя бы пятнышка грязи: кто-то приказал, кто-то попросил. Да и напрасно среди всех нас искать ангелов. Так что дело в другом: на твоей одежде пятнышки или пятна? Ты белая птица с черной отметиной, черная — с белой, или полностью черная? А то черные иногда ищут белых, чтобы отомстить за их белизну. Поэтому имейте это в виду. Процесс очищения общества, безусловно, длительный, но хорошо, что он наконец-то начался.

Зорислава Ромовская о себе:

В далеком 1956 году я не преодолела барьер Ивано-Франковского медицинского института. По протекции учителя биологии, который был народным заседателем, меня приняли на должность секретаря судебного заседания Косовского районного суда. В следующем году стала студенткой юрфака Львовского университета. Преподавателями тогда работали три бывших адвоката, которые защитили диссертации уже в советские времена. Они, воспитанные в другой атмосфере, отличались, в частности, своими манерами и шармом. Это было особое общество галицких господ, которое мне очень импонировало.

Впоследствии, когда я уже работала доцентом, меня попросили быть адвокатом потерпевшей стороны: в центре Львова на пешеходном переходе автомобилем была сбита студентка университета. Это был мой первый судебный процесс. Я подготовилась очень серьезно. Защитником подсудимого был мой бывший студент. Я так разволновалась по поводу его недостойного, как мне показалось, поведения (он всячески пытался обелить своего клиента), что по окончании процесса прочитала ему мораль, забыла, что как адвокат не вправе критиковать своего процессуального визави. Во второй раз не сдержалась, когда судья, тоже бывший мой студент, вызывающе вел процесс (я обжаловала постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с фальсификацией избирательных протоколов). Тогда выборы сфальсифицировал нефтяной магнат, и судья явно подыгрывал ему. Кстати, впоследствии того судью поймали-таки на взятке и выгнали с работы.

Потом я еще дважды была адвокатом в уголовном процессе. Без денег, просто ради принципа. И сделала вывод, что цивилисту участвовать в уголовном деле не страшно, но это требовало много времени.

Консультировала многих людей, которые попадали в сложные жизненные ситуации. Не всем могла реально помочь, в частности, из-за отсутствия соответствующих положений в законе. Впоследствии весь тот массив информации мне сильно пригодился при подготовке проектов Гражданского и Семейного кодексов. Именно благодаря им мы добились существенных изменений в регулировании права собственности, отдельных видов договоров, в наследственном праве; разрешено усыновление совершеннолетнего, признано право совместной собственности лиц, находящихся в гражданском браке, сокращен объем тайны усыновления и многие другие новеллы. За твердость в борьбе за эти кодексы мне пришлось выдержать множество разнообразных обвинений и даже десятилетний научный бойкот. Но время оказалось на моей стороне. Семейный кодекс Украины хвалят ученые из других стран. А когда-то на конференции в Люблине профессор из Лодзя отметил в своем докладе, что Украина создает европейское семейное право.

Читайте также: С европейской точки зрения, наши адвокаты не защищены

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ