• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

О перспективах революционной ситуации в Украине

В первый день вступления на любую должность всегда следует подумать, как ты уйдешь. И лучше уйти на десять минут раньше, чем на два года позже. Когда у тебя нет живой, колючей оппозиции, то в оппозицию к властям встает сама жизнь

Недавно известный журналист Владимир Бойко написал: «В пятницу, 13 мая 2016 года, последний президент Украины представил последнего генерального прокурора Украины. Думаю, что совместными усилиями эти двое таки доконают это несчастное государство».

Я далек от столь пессимистичных прогнозов. Наоборот, жизнь в глазах Петра Порошенко именно теперь должна казаться сплошным триумфом: он сосредоточил в своих руках всю полноту власти в стране. Правда, с некоторыми оговорками и шероховатостями.

Судите сами: Порошенко все-таки сформировал свое «винницкое» правительство и выбросил из игры Яценюка, хотя временно приходится мириться с присутствием Авакова на ключевом посту в МВД. Порошенко додавил, затолкал в ворота Генеральной прокуратуры свой гол в лице Юрия Луценко, вопреки всем возражениям, протестам, демаршам… Армия, СБУ, МИД, Нацбанк, отчасти полиция и Нацгвардия — все в руках верховного главнокомандующего.

Поставлен свой спикер Верховной Рады. Худо-бедно сколочено парламентское большинство, которое не побрезгует выполнить любой приказ — благо, господин Парубий успешно крутит регламентом как цыган солнцем…

По большому счету, не слишком высовываются суды и судьи.

Еще бы подтянуть два акта конституционного марлезонского балета — в части так называемой децентрализации ввести институт уполномоченных («смотрящих»?), которые по свистку будут готовы сместить любой неугодный местный совет вместе с его законно избранными депутатами, да реализовать смелую реформу так называемого правосудия, чтобы все судьи «ходили» только «под президентом», выкинув из схемы парламент, а заодно поставить независимых юристов в стойло адвокатской монополии — вот тогда настанет настоящий праздник.

Но не покидает ощущение, что все оно какое-то недоделанное, недоработанное.

Правительство у нас теперь правильное, «винницкое», без всяких там черновицких засланцев. Но даже свой, почти родной Гройсман показал не только зубы, но и мастер-класс торговли за портфели. Сразу видно — бывший директор рынка.

Степан Кубив как первый вице-премьер и бывший заведующий отделом молодежи, а также орготделом львовского обкома комсомола хорошо знает свое дело и ведет воспитательную работу среди министров. Но вот, послушав его речи на Кабмине в ответ на ропот и мольбы простых людей хоть как-то облегчить бремя по случаю новых цен и тарифов, понимаешь всю глубину безразличия и к этой стране, и к этому народу. Когда слушаешь размышления Степана Ивановича о том, чтобы «…украинцы потребляли соответственно газ не по курсу доллара, а по этой цене, которая будет у нас в Украине» (что на сегодня одно и тоже), возникает непреодолимое желание назвать его Вильгельмом…

Ему под стать Андрей Парубий — бывший секретарь комиссии по вопросам молодежи и спорта Львовского городского совета народных депутатов УССР, позднее — один из основателей Социал-национальной партии Украины. Лично предан президенту и беспощаден к врагам государства. Те фигуры, что он проделывает с регламентом, не покажут ни в Аркадии на пляже, ни в знаменитом ленинградском Эрмитаже. На его фоне Литвин — агнец Божий. А еще немного — и начнут тосковать даже по Азарову.

Парламентское большинство есть, и оно работает. Но уж очень прожорливо. К тому же это ярко выраженное «болото», а на него трудно опереться в тяжелую минуту.

Генеральный прокурор есть, и он почти свой. В доску. Но так думают и многие другие.

Глава Нацбанка Валерия Гонтарева настолько связана с президентом одной финансовой цепью и финансовой целью, что после очередной смены режима, боюсь, ей придется не только уехать из страны в поисках защиты от разорившихся банковских вкладчиков, но и сменить фамилию, а лучше — сразу внешность.

Все эти, как бы помягче сказать, руководители нашей страны, ее лицо, ведут нас к новым победам. Работа по внесению изменений в Конституцию ведется. Но складывается ощущение, что избрана тактика Ходжи Насреддина, бесконечное откладывание неизбежной развязки.

Оппозиция? Да, есть оппозиция, но столь никчемная, что от них ушел даже Рабинович.

БЮТ, «Самопоміч» и партия Ляшко пока что многозначительно притаились.

Вся власть в руках Порошенко! Уместно задать вопрос: зачем ему все это?

Никакая власть не бывает ни бесконечно большой, ни бесконечно долгой.

Древняя мудрость гласит: sic transit gloria mundi — так проходит земная слава. Ничто не вечно под луной. В первый день вступления на любую должность всегда следует подумать, как ты уйдешь. И лучше уйти на десять минут раньше, чем на два года позже. Когда у тебя нет живой, колючей оппозиции, то в оппозицию к властям встает сама жизнь.

Ровно то же приключилось с Януковичем в августе 2013 года, когда жизнь казалась сплошным триумфом, а второй срок — само собой разумеющимся. Оппозиция была раздавлена и разобщена, Юлия Тимошенко пребывала на курсах повышения квалификации в Качановской исправительной колонии №54, крепко перековавшийся Юрий Луценко призывал поддержать Януковича в его евроустремлениях. Диссиденты в Партии регионов запуганы и растоптаны, а то и вовсе отправлены в тюрьму (как Игорь Марков). Чего проще — живи и радуйся. Властвуй. Но…

Теперь определяющим фактором на ближайшую перспективу станет борьба правительства с народом в жилищно-коммунальной сфере. Безусловно, есть своя логика в том, чтобы закручивать гайки народу. Когда у людей есть немного денег — у них появляется свободное время, они начинают думать, самоорганизовываться, иногда выходить на площадь.

Есть такая занятная теория, что человека из обезьяны сделало мясо. Пока обезьяна ела траву, этот трудоемкий процесс занимал у нее весь световой день. Но когда она перешла на мясо, нескольких часов стало вполне хватать на сытную трапезу, поэтому у нее начало появляться свободное время и разные мысли…

Чтобы все это пресечь на корню, есть старый как мир прием: нужно сделать жизнь бедной и голодной, чтобы человек целый день трудился за пригоршню монет, за кусок хлеба, и чтобы у него не было ни мыслей, ни желаний протестовать против властей.

В первые два года власти удавалось ловко завинчивать гайки под обещания светлого европейского будущего. Но тут не рассчитали и сорвали резьбу. Астрономическое повышение тарифов на газ, электричество и тепло делает людей не просто бедными. Оно делает их нищими. Если раньше люди жили впроголодь, еле сводя концы с концами, то теперь они эти концы просто не сведут. Накопление долгов населения за коммунальные услуги (тепло, вода, газ, свет) нарастает как снежный ком. Сегодня практически по каждому жилому дому висят долги в десятки тысяч гривен. Завтра они обернутся сотнями тысяч, через полгода многоэтажные жилые дома перейдут в разряд «миллионеров». Долги эти носят безнадежный характер, ибо уровень доходов должников не позволяет надеяться на возврат в обозримой перспективе.

Не следует думать, что все неплательщики — злостные скряги. Наоборот, многие ответственные плательщики, в первую очередь одинокие пенсионеры, перестают платить, ибо у них просто нет никакого другого дохода, а пенсия не покрывает даже стоимости еды и лекарств. ЖКХ в этом списке автоматически отодвигается на потом, которое никогда не наступит.

В этих условиях следующим шагом будет формирование карательных коллекторских отрядов, проще говоря, финансовых «титушек», которые пойдут сплошным фронтом вытряхивать должников из их квартир, и в первую очередь наиболее беззащитных.

В качестве предварительной артиллерийской подготовки народ будут готовить рассказами из телеящика о расправах с наиболее злостными нарушителями финансового режима. Несчастных пенсионеров, для которых проводное радио — доступная забава, по утрам уже кормят рекламой договоров пожизненного содержания, смысл которых прост: отдай квартиру и спокойно умирай. Не забывают тут же запугивать и стращать карами за неуплату коммунальных платежей.

Проблема в том, что у людей денег просто нет, и взять их негде.

В сложившихся условиях народ будет вынужден объявить правительству о своем дефолте. И вот тогда банды финансовых «титушек» пойдут в города и поселки, как когда-то шли отряды заготовителей зерна во времена продразверстки и коллективизации, и сойдутся в неравном бою с простым народом за квадратные метры жилой площади. Эти, с позволения сказать, реформы, направлены на одно — депопуляцию ненужного излишка населения.

Приведет ли это к новому Майдану? Не факт, потому что покорность нашего народа не знает границ. Если даже и будет топтание на площади под лозунгом «С нас стригут слишком много шерсти», то все это будет быстро подавлено. И, похоже, гораздо решительней, чем если бы у власти оставался Виктор Федорович.

Но может, в принципе, случиться так, что в силу стечения обстоятельств либо эксцесса исполнителя протесты выльются в форму вооруженного сопротивления и даже мятежа. Тогда вся вертикаль власти предстанет перед жесточайшим испытанием, ведь исполнители на местах — такие же простые люди, которые точно так же едва вытягивают квартплату. Они могут дрогнуть. Местная власть может дрогнуть.

Когда-то давно Черчилль спрашивал у Сталина: какое самое величайшее напряжение испытала его власть? Сталин ответил: в 1930 году, во время коллективизации. Не в войну, не в 1941 году, а именно тогда. Ведь крестьянская армия должна была усмирять родное село.

Выстоит ли нынешняя власть?

В этих условиях всплывут недостатки, а вернее — выяснится полное разложение прокуратуры, полиции и Нацгвардии, которые хороши для торжественных заседаний и встреч с первыми лицами страны, но беспомощны в условиях жесткого противостояния с народом.

Вероятнее всего, обе стороны не смогут добиться решающей победы. Народ не сможет отменить грабительские тарифы, а правительство не посмеет перечить МВФ и пойти на их отмену, но и собираемость будет на уровне 50% — то есть не больше, чем до подорожания, но со скандалом.

И вот тогда мы услышим от политической власти растерянную констатацию: выборы проводить нельзя, ибо нет на сегодня такой партии, которая была бы готова взять всю полноту власти в стране за тот балаган, в котором мы пребываем. Ситуация может обернуться так, что положение нашего гетьмана окажется серьезным.

Недаром говорят, что «торба» шилась постепенно… И нельзя исключать, что нищета и бедность, жертвы на фронте и поголовное воровство чиновников в совокупности создадут условия, при которых будет дан ответ: «Есть такая партия!» Это будет означать только одно: на смену демократическим декорациям нынешнего режима придет радикальная сила, которая безосновательно может быть правой, левой, центристской, ориентироваться как на Запад, так и на Восток, хоть на Китай, которая и подведет черту под 25 годами нынешнего конституционного строя.

И в этом смысле упомянутый в начале статьи журналист может оказаться прав. Но на этом история нашей страны отнюдь не заканчивается. Не в 1991 году Украина родилась и не сейчас ей пропадать. Просто это будет совсем другая история. Как говорят математики, произойдет разрыв непрерывности функции. А после разрыва она продолжится снова...

Читайте также: Гройсман требует восстановить советский надзор за судами



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ