воскресенье, 23 апреля 2017

Racurs.ua

ГПУ: специальные расследования и целенаправленный развал дел

Юрий Луценко просто не осознает, что повторить в Генпрокуратуре то, что он творил на посту министра внутренних дел, безнаказанно не получится

На юридическом небосклоне Украины зажглась новая звезда — новоназначенный генпрокурор Юрий Луценко в течение недели освоил правовые науки и начал раздавать указания по уголовным делам, которые находятся в производстве Генеральной прокуратуры.

Нынешний глава ГПУ много чем отличается от своих предшественников. Бывшие руководители высшей надзорной инстанции, имея юридическое образование, все же понимали, в каких случаях лучше промолчать. Но Юрий Витальевич, не обремененный лишними знаниями, щебечет как соловей и рассказывает, какие незаконные указания он раздает подчиненным и как противоправно вмешивается в расследование уголовных производств.

Прежде всего главный, с позволения сказать, юрист страны поинтересовался имеющимися в Генпрокуратуре материалами в отношении него самого и его соратников и с удивлением узнал, что, например, уже шесть лет в производстве Главного следственного управления ГПУ находится дело о выходках народного депутата Украины Андрея Парубия, который в 2010 году бросал дымовые шашки в сессионном зале парламента.

Конечно, Юрий Витальевич немедленно пообещал, что уголовное производство в отношении нынешнего председателя Верховной Рады, который растоптал Конституцию Украины и парламентский Регламент, чтобы пропихнуть скандально известного шоумена без юридического образования в кресло генерального прокурора, будет немедленно закрыто. Потому что Парубий, оказывается, это жертва политических и бизнес-мотивированных репрессий. Теперь понятно, что надо делать народным депутатам, когда Парубий поставит на голосование законопроекты о внесении изменений в Конституцию Украины, объявление особого статуса Донбасса и амнистию террористам. Наверное, дымовыми шашками воспитательный процесс не ограничится — генпрокурор разрешил.

Еще одно уголовное производство, по которому народный правовед Луценко принимает процессуальные решения, ни разу в жизни не прочитав Уголовный процессуальный кодекс, — это дело о трагических событиях под Иловайском, где от рук российских оккупантов погибли сотни украинских бойцов в то время, как верховный главнокомандующий праздновал День независимости и проводил в Киеве парад.

«Посмотрите, что я изучаю, — поделился с журналистами сокровенными мыслями Юрий Витальевич. — Дело по Иловайску у меня на столе. Да, будем принимать решение. Ответственность за Иловайск ни с кого из руководителей не снята. А вот в отношении простых солдат решение я уже принял».

То, что генеральный прокурор Украины ищет знакомые буквы в процессуальных документах, это, конечно, хорошо. Но интересно, в качестве кого он изучает материалы производства и дает указания? Наверное, правоведу-любителю никто не подсказал, что раздавать указания по конкретному делу он может только в том случае, если будет включен в состав группы процессуальных руководителей. Луценко даже не представляет, что будет, если по какому-нибудь делу, где он принимал решение, заинтересованные лица в суде потребуют допросить его в качестве свидетеля и попросят предъявить диплом о наличии юридического образования.

Но самое главное — новоназначенный генпрокурор заявил, что под его непосредственным руководством теперь будет работать возглавляемое Сергеем Горбатюком Управление специальных расследований и что Луценко выводит это управление из-под подчинения заместителя генпрокурора Юрия Столярчука и будет лично руководить ходом следственных действий. Более того, Горбатюку, как сказал Луценко, предоставят дополнительные полномочия — он теперь будет не только расследовать, но и осуществлять прокурорский надзор за самим собой.

Полномочия следователя исчерпывающе выписаны в процессуальном законе и ответственность за дополнительные полномочия предусмотрена отдельной статьей в Уголовном кодексе. Она так и называется — «превышение власти или служебных полномочий работником правоохранительного органа». Что же касается Горбатюка, то ему надо не «дополнительные полномочия» предоставлять, а отстранять от исполнения обязанностей, назначать служебное расследование и принимать по его итогам решение: или просто выгонять с работы, или привлекать к уголовной ответственности.

Поэтому расскажу немного, чем занимается управление, начальника которого Луценко сделал своим непосредственным подчиненным.

Управление специальных расследований было создано в составе Главного следственного управления Генпрокуратуры 8 декабря 2014 года с тем, чтобы в пределах одного следственного подразделения расследовать преступления, совершенные властной верхушкой времен Януковича. В частности, в это управление были переданы дела, открытые в связи с убийствами и причинением телесных повреждений участникам акций протеста и сотрудникам правоохранительных органов во время столкновений в центре Киева; дела в отношении судей, следователей и прокуроров, которые задерживали и арестовывали участников акций протеста; а главное — так называемые экономические дела в отношении бывших чиновников.

Рейдерские набеги Саши-Стоматолога и Артема Пшонки; деятельность «теневой генпрокуратуры» в офисе на ул. Гончара в Киеве; удивительные судебные решения, которые выносились под бдительным оком Андрея Портнова; источники происхождения денег, на которые строились резиденция Януковича «Межигорье» и имение Пшонки в селе Гореничи; бурная коммерческая деятельность бывшего председателя Луганской ОГА Александра Ефремова и состояние министра юстиции Елены Лукаш — все это должно было быть предметом расследования вновь созданного управления.

Для этого в структуре УСР было создано четыре отдела, один из которых должен был заниматься так называемыми «делами Майдана», два — расследовать экономические и служебные преступления бывших чиновников, и еще один отдел аналитический, в состав которого входят экономисты и даже психолог. Штатная численность сотрудников Управления специальных расследований — 145 человек, а с учетом прикомандированных следователей и прокуроров — более 200 (!).

Учитывая, что Горбатюку и его подчиненным было поручено расследовать самые резонансные уголовные производства, результатов которых ждала вся страна и от которых зависит международный имидж государства, Управлению специальных расследований было предоставлено все шестиэтажное здание на улице Борисоглебской, где ранее размещалось целиком Главное следственное управление ГПУ, выделены четыре служебных автомобиля, оборудованы режимно-секретная часть, архив, комнаты для хранения вещественных доказательств и проведения допросов задержанных и арестованных (чтобы не отвлекать следователей на поездки в СИЗО или ИВС), кабинеты для проведения опознания без взаимного визуального контакта и даже буфет и столовая.

И какие же результаты продемонстрировало Управление специальных расследований за полтора года неустанной работы? Результаты фактически равны нулю.

Начнем с того, что «рученьки терпнуть, злипаються віченьки» — это не о Горбатюке и его подчиненных. Средняя нагрузка на одного штатного следователя (то есть даже без учета командированных в УСР следователей территориальных прокуратур и полиции) составляет — только не смейтесь — 0,8 уголовного производства на человека. А в среднем один следователь Управления специальных расследований направил в суд только 0,15 обвинительного акта.

Так, например, в 2015 году УСР направило в суд всего 13 обвинительных актов (в том числе два — с соглашениями о примирении) в отношении 25 лиц, из которых 11 бывших работников органов внутренних дел, шестеро «титушек», трое бывших народных депутатов и один участник акции протеста. Все эти дела, как говорится, на слуху, нет смысла даже о них вспоминать.

Но и при такой мизерной нагрузке Горбатюк умудрился парализовать работу своих подчиненных, уголовные производства не расследуются, подавляющее большинство из них вообще остановлено.

Как следствие, за полтора года существования УСР Горбатюк и Ко не завершили досудебное расследование ни по одному из уголовных производств в отношении чиновников режима Януковича за совершение ими хищений государственных средств и имущества, злоупотребление властью и служебными полномочиями или коррупционные правонарушения. Ни единого обвинительного акта этой категории производств управление не направило в суд, убытки не возмещены и даже не обеспечена сохранность арестованных объектов недвижимости и имущества, в том числе в с. Новые Петровцы («Межигорье» — имение Януковича) и с. Гореничи (имение Пшонки) Киевской области, так называемого золотого батона Януковича и пр.

Несмотря на наличие в составе УСР отдела по расследованию уголовных преступлений, совершенных представителями судебной ветви власти, ни одного уголовного производства по подозрению судей, которые привлекали к ответственности участников акций протестов, следователи управления в суд не направили.

Также в суд не направлено ни одно уголовное производство в отношении прокуроров и следователей органов внутренних дел, которые противоправно привлекали к ответственности участников акций протеста. В подавляющем большинстве расследования УСР сводились к привлечению к ответственности сотрудников спецподразделения МВД Украины «Беркут» и бойцов внутренних войск. Ни одному судье или прокурору Управлением специальных расследований не было сообщено о подозрении.

Самый вопиющий пример последнего времени — это случай с патрульным полиции Олейником, который 7 февраля 2016 года совершил в Киеве умышленное убийство несовершеннолетнего Медведева из табельного оружия. Изучая данный случай, автор этих строк нашел и обнародовал информацию о том, что Олейник — это «клиент» Горбатюка, который скрывался от ответственности за преступления, совершенные им в январе-феврале 2014 года в отношении участников акций протеста. На тот период Олейник работал следователем Оболонского райуправления ГУ МВД Украины в г. Киеве и лично незаконно задерживал активистов общественной организации «Автомайдан», жестоко избитых «Беркутом» в Крепостном переулке. С целью привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц Олейник фальсифицировал материалы уголовного производства и вносил представление в суд об аресте участников акций протеста.

Оказалось, что информация о противоправной деятельности Олейника была в распоряжении Горбатюка еще с середины 2014 года. Более того, активист «Автомайдана» Денис Сергиенко, которого Олейник незаконно привлек к уголовной ответственности по сфальсифицированным обвинениям, постановлением следователя ГПУ был признан потерпевшим. Но никаких мер по розыску Олейника, который 31 марта 2014 года уволился из милиции, Горбатюк не предпринял. Это дало Олейнику возможность в дальнейшем вступить в ряды патрульной полиции, где он совершил очередное преступление.

С тех пор как стало известно, что патрульный полицейский Олейник и следователь Оболонского райуправления милиции Олейник — это одно и то же лицо, прошло три месяца. Но Олейнику до сих пор не сообщено о подозрении в том, что он в 2014 году привлек к уголовной ответственности заведомо невиновного человека. Как пояснили в доверительных беседах сотрудники Генеральной прокуратуры, Горбатюк надеялся с помощью «общественных активистов» вроде народных депутатов Лещенко и Найема стать генеральным прокурором и поэтому не хотел портить отношения с Аваковым в надежде на голоса «Народного фронта», а потом запретил привлекать Олейника к уголовной ответственности за события 2014 года.

Чем занимается аналитический отдел УСР, который должен анализировать информацию о противоправной деятельности бывших должностных лиц и определять стратегию расследования совершенных ими преступлений, это вообще загадка. По крайней мере, ни о каких результатах его работы никому, в том числе и самому Горбатюку, не известно. Зато руководитель УСР выбрал очень оригинальную тактику. Поскольку практически все фигуранты расследований скрываются за рубежом, с тем, чтобы имитировать какую-то деятельность, подчиненные Горбатюка заочно сообщают им о фантастических подозрениях, в фабуле которых зачастую нет даже намека на признаки преступления, после чего производство по делу приостанавливается.

Поэтому бизнес в Украине Саши-Стоматолога, Артема Пшонки, Юры Енакиевского и других персонажей прошлого режима продолжает если не процветать, то по крайней мере приносить прибыль своим бенефициарам, никто расследованием совершенных ими экономических преступлений не занимается, а когда общественность начинает интересоваться причиной такого положения вещей, из Управления специальных расследований звучат заявления о том, что во всем виноваты судьи, виноват Интерпол, виновато руководство России и т. п.

Подобная позиция Горбатюка неоднократно приводила к грандиозным скандалам. Например, в случае с уголовным производством, открытым в отношении экс-министра юстиции Елены Лукаш.

Сначала все делалось по обычной схеме: чтобы не заниматься реальным расследованием (можно не сомневаться, что оснований для расследования деятельности Елены Леонидовны, как и любого министра, более чем достаточно), в УСР открыли уголовное производство, согласно безумной фабуле которого Лукаш якобы присвоила 2,5 миллиона государственных гривен, заплатив иностранным юристам за анализ и предложения по адаптации украинского законодательства к европейским нормам. Конечно, никакого состава преступления здесь нет (я, собственно, не вижу даже события преступления), по крайней мере, нынешний министр юстиции Петренко платит иностранцам гораздо большие суммы, но Горбатюк был убежден, что Лукаш находится за границей, а «общественные активисты» и журналисты не разбираются в юридических тонкостях, и потому эта афера сойдет ему с рук.

Как вдруг в конце октября 2015 года Служба безопасности Украины установила, что Лукаш спокойно живет себе в Киеве. И теперь ее надо было задержать и в течение 72 часов сообщить о подозрении. Но поскольку следователь Кривобок и начальник второго отдела УСР Слободяник прекрасно осознавали, что уголовное производство в отношении Лукаш примитивно сфабриковано и никаких реальных доказательств ее вины никто никогда не искал, они категорически отказались процессуально задерживать экс-министра. Что же касается Горбатюка, то он, узнав, что Лукаш не прячется, отключил телефон и исчез, перестав появляться на работе.

Поскольку сотрудники СБУ не были знакомы с происходящим в Генпрокуратуре, они в конце концов 5 ноября 2015 года задержали Лукаш и доставили ее в ГПУ. Но Горбатюк скрывался, и поэтому заместителю генпрокурора Юрию Столярчуку, который не имел никакого отношения к деятельности УСР, ничего не оставалось, как, спасая престиж ведомства, самому составить текст подозрения и сообщить о нем Лукаш.

Только после этого Горбатюк вышел на работу.

В связи с этим вопиющим событием заместитель генпрокурора Столярчук открыл уголовное производство по факту нарушения законности следователями УСР, но Горбатюк отказывается давать какие-либо объяснения. Зато его группа поддержки в лице народных депутатов Лещенко и Найема и скандально известного профессионального «общественного активиста» Шабунина начала устраивать публичные истерики с рассказами о преследовании честного и высокопрофессионального следователя Горбатюка «прокурорской мафией».

Кстати, Луценко уже заявил, что принял решение закрыть все уголовные производства, начатые в связи с преступлениями, совершенными Горбатюком и подчиненными, вывести Горбатюка из подчинения Столярчука и лично нести ответственность за деятельность Управления специальных расследований. На самом деле Горбатюк никогда Столярчуку не подчинялся, хотя формально Управление специальных расследований входит в состав Главного следственного управления ГПУ, куратором которого является заместитель генпрокурора Юрий Столярчук.

На самом деле еще в мае 2015 года Шокин распорядился сделать УСР автономным подразделением, подчиненным только генеральному прокурору, то есть фактически — никому. Воспользовавшись этим, Горбатюк еще с июля 2015 года во избежание ответственности за неэффективное расследование уголовных производств и вполне осознавая, что немногочисленные дела, которые он все же направил в суд, в суде развалятся, инициировал передачу процессуального руководства по этим уголовным производствам работникам подчиненных прокуратур низшего уровня, которые никоим образом не наделены полномочиями надзора за деятельностью следователей Генпрокуратуры при осуществлении ими досудебного расследования.

К чему это привело, можно увидеть на примере дела в отношении экс-президента Януковича, которое полностью развалено.

Напомню, например, что весной 2015 года с подачи Горбатюка началась шумная кампания, в ходе которой подчеркивалась необходимость квалификации преступных действий бывшего президента Януковича и людей из его окружения, прежде всего экс-генпрокурора Пшонки, по ст. 255 УК Украины — создание преступной организации.

Сразу скажу, что эта идея, на мой взгляд, смехотворна, но лучшие юристы Украины — народные депутаты Егор Соболев и Юрий Луценко — стали ее всячески пропагандировать и, подстрекаемые Горбатюком, распространять в народных массах. Шокин тоже согласился с этой идеей и дал Горбатюку указание подготовить проект соответствующего подозрения. С июня 2015 года Горбатюк вдохновенно врет, рассказывая, что Януковичу и его соратникам сообщено о подозрении в создании преступной группировки, но это не соответствует действительности, такое подозрение не объявлялось. Более того, Горбатюк его даже не составлял.

Аналогичным образом в УСР организовано досудебное расследование по уголовному производству о преступлениях в виде незаконного преследования и привлечения к ответственности участников общественного объединения «Автомайдан». Следствие в течение двух лет фактически не осуществляется, а уголовные дела против отдельных инспекторов ГАИ МВД по необоснованной инициативе Горбатюка отдельно расследовались следователями подчиненных прокуратур и были направлены в суд без доказательств вины подозреваемых, вследствие чего руководители региональных управлений ГАИ МВД Украины и подчиненных территориальных (районных, городских) подразделений ГАИ фактически избежали ответственности за организованные ими в 2013–2014 годах незаконные преследования участников «Автомайдана».

И теперь генпрокурор Луценко вместо того, чтобы назначить служебное расследование бурной бездеятельности Горбатюка, обещает ему «дополнительные полномочия». Очевидно, Юрий Витальевич просто не осознает, что повторить в Генпрокуратуре то, что он творил на посту министра внутренних дел, безнаказанно не получится.

Читайте также: Безвыходное положение Юрия Луценко

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ