понедельник, 1 мая 2017

Racurs.ua

Еще один тупик судебной реформы Реплика

Слова клерка с Банковой свидетельствуют о полном непонимании сути судебной специализации

На днях заместитель главы Администрации президента Алексей Филатов подтвердил наличие на Банковой новых наполеоновских планов перелицевать тришкин кафтан правосудия. В частности, он заявил, что разработаны изменения в закон «О судоустройстве и статусе судей», предполагающие создание антикоррупционного суда. «В законопроекте предусмотрено, что будет создан антикоррупционный суд, который будет рассматривать дела, подследственные Национальному антикоррупционному бюро», — сказал А. Филатов. Обжаловать решения антикоррупционного суда возможно будет только в Верховном суде.

Ранее министр юстиции Павел Петренко высказался в том же духе, еще и анонсировав одновременную ликвидацию существующих высших специализированных судов — Высшего административного, Высшего хозяйственного и Высшего специализированного по гражданским и уголовным делам. Все их функции будут полностью переданы Верховному суду. И в тоже время, по словам П. Петренко, взамен будут созданы Высший антикоррупционный суд и, возможно, Высший патентный. Но он еще не уверен…

Все вышеизложенные планы ничего, кроме недоумения, вызывать не могут.

Кроме того, слова клерка с Банковой, которую народ просит переименовать в улицу Офшорную, свидетельствуют о полном непонимании сути судебной специализации.

Новая причуда из президентской канцелярии как минимум должна удовлетворять двум критериям.

Первое — это наличие специального процессуального закона. На сегодня у нас действует две судебных специализации — административная и хозяйственная. Напомню, что административные суды руководствуются Кодексом административного судопроизводства при решении публично-правовых споров. Хозяйственные суды руководствуются Хозяйственным процессуальным кодексом и профильным законом, который регулирует порядок санации и банкротства юридических лиц. Общие суды руководствуются Гражданским процессуальным кодексом при рассмотрении гражданских дел, а уголовные дела всех категорий рассматриваются по правилам Уголовного процессуального кодекса.

В то же время высших специализированных судов у нас три, ибо до создания Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел была диспропорция: в системе специализированных судов было, по сути, четыре инстанции, Верховный суд — четвертая, тогда как в гражданских и уголовных делах их было только три — после апелляции сразу шел Верховный суд.

Эту систему решили «причесать» и выровнять в сторону единообразия путем создания нового высшего суда. Теперь, в свете новых идей, возникает вопрос: существует ли в принципе специальный процессуальный закон для рассмотрения в Высшем антикоррупционном суде? Безусловно, нет, и быть не может априори!

Что предлагается сделать предметом рассмотрения новым судом? Дела, которые находятся в производстве Национального антикоррупционного бюро, то есть обычные уголовные дела, подследственность которых определена в ч. 5 ст. 216 УПК Украины. Рассматриваться в суде они могут исключительно по правилам УПК Украины — и никак иначе.

В чем тогда особенность новой специализации? Или планируют написать второй, параллельный УПК-2 специально для НАБУ? Возникает уместный вопрос: почему тогда не создать специальные суды по делам Государственного бюро расследований? Диспозиция ч. 4 ст. 216 УПК также предполагает расследование преступлений высших должностных лиц страны. Почему бы тогда не создать в придачу Высший антитеррористический суд по делам СБУ? Высший налоговый суд для ГФС и т. д. Любую идею, как известно, можно довести до абсурда…

И второе. Установление новой специализации предполагает учреждение всей цепочки судебной иерархии — суды первой инстанции, апелляционные суды, кассационная инстанция.

То, что предлагается — ограничиться двумя инстанциями (Высший антикоррупционный суд и Верховный суд) — не просто чепуха, это прямо противоречит праву на апелляционное и кассационное обжалование любого решения суда согласно п. 8 ч. 3 ст. 129 Конституции, а кроме того, это прямо противоречит действующему порядку обжалования приговоров по правилам УПК.

Авторы затеи не подумали еще вот о чем: будут ли новые суды загружены работой? Дело в том, что НАБУ производит много шума, но на выходе мы видим очень мало конечного результата в виде обвинительных актов, переданных суду. Боюсь, что в новом суде не потребуется много судебных вакансий — с такими темпами работы даже одной тройке судей там нечего будет делать…

И еще одно короткое замечание. «Новинка сезона» в области реформы правосудия говорит о том, что на Банковой никак не хотят понять одну простую вещь: уголовные дела могут расследовать разные органы досудебного следствия, но обвинение в суде по всем категориям дел представляет исключительно прокуратура — так написано в ст. 121 Конституции. И даже новая конституционная реформа не изменяет этот порядок вещей.

Нет и не может быть никакой формальной разницы ни для суда, ни для подсудимых и потерпевших относительно «родословной» органа досудебного расследования. Следствие в конечном счете ведет государство в лице того органа, который этим государством уполномочен. Обвинение представляет прокурор от имени государства. Суд постановляет приговор именем государства. И если государство не может навести порядок в том бардаке, который само же и устроило, то создание новых непредусмотренных судов (или сразу трибуналов?) этот бардак не устранит, а только многократно умножит.

По сути, данное рацпредложение продиктовано лишь одним: создать параллельную систему судов по уголовным делам из «доверенных» судей, то есть законодательно закрепить механизм обхода принципа автоматизированного распределения дел к рассмотрению, дабы нужные дела попадали только в тот специализированный суд, где список судей уже отредактирован рукой мастера…

Читайте также: Гройсман требует восстановить советский надзор за судами

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ