среда, 26 апреля 2017

Racurs.ua

Шансы на жизнь у онкобольных детей увеличились. Дело за государством

Украина начала трансплантацию костного мозга в один год с белорусами. Сейчас белорусы прекрасно зарабатывают деньги, в том числе и на украинцах. Непонятно, почему мы финансируем чужую медицину, а не развиваем свою. Видимо, кому-то это выгодно

Согласно мировой статистике, в структуре детской смертности онкология занимает второе место. Если в странах ЕС удается вылечить семерых из десяти онкобольных детей, то в Украине повезет только каждому второму. Ежегодно в нашей стране диагноз рак ставят 1000 маленьких украинцев, половина из которых имеет злокачественные заболевания системы кроветворения. Ни для кого не секрет, что лечение онкологии очень затратное. В прошлом году государство выделило довольно немалую сумму — 65 млн грн по программе онкологии и онкогематологии. Эти деньги британское закупочное агентство Crown Agents получило еще в конце прошлого года. Однако из перечня, включающего 80 позиций, на сегодняшний день до пациентов дошло лишь 5–6 наименований жизненно необходимых лекарственных препаратов. Безусловно, передача госзакупок международным организациям — огромный прорыв и шаг вперед, однако чтобы он не стал шагом в пропасть для больных детей, наверное, должен быть очень продуманным. Может быть, стоило создать резерв лекарств?

Просьбы о помощи онкобольным детям в нашей стране стали привычными. Страшно даже представить, что чувствуют родители, вынужденные искать заоблачную для обычной семьи сумму, чтобы обменять ее на жизнь дочери или сына. Как правило, собирают на лечение за границей. Для трансплантации костного мозга (ТКМ) нередко едут также в соседнюю Беларусь. В последнее время свои услуги в этой сфере предлагает и Турция. Из стран Европы неродственную пересадку костного мозга не делают только в Украине и Молдове. Парадокс: в нашей стране не существует никаких законодательных препятствий для широкого внедрения передовых технологий и спасения жизней маленьких украинцев.

Нужно отметить, что трансплантация костного мозга существенно отличается от пересадки органов. В Украине не распространена трансплантация солидных органов — почек, печени, сердца, — что связано с законом о трупной донорской трансплантации. То есть существуют законные преграды для того, чтобы внедрять эти методики в нашей стране. Трансплантация костного мозга — это не хирургическое вмешательство, а терапевтическая процедура, во время которой больному вводят стволовые клетки. Различают аутологичную трансплантацию (используют собственные клетки пациента, которые прошли специальную обработку) и аллогенную (стволовые клетки берут у донора, который восстанавливается так же быстро, как после процедуры сдачи крови).

Украина финансирует чужую медицину, а не развивает свою

«С 1998 года в Украине начали делать аутологичную трансплантацию костного мозга, то есть пересадку собственных клеток, — рассказывает Олег Рыжак, заведующий отделением трансплантации костного мозга НДСБ «Охматдет». — С 2000-го в нашей стране ввели аллогенную трансплантацию от родственных полностью совместимых доноров. В течение этих лет мы пытались развить технологию аллогенной трансплантации, чтобы дать шанс на излечение большему количеству детей. Ведь среди тех, кто нуждается в донорской ТКМ, только в 25–30% случаев удается найти родственного полностью совместимого донора.

Выходом для других может стать неродственный полностью совместимый или родственный частично совместимый донор. Что касается первого, то в настоящее время Украина не имеет доступа к Международному регистру доноров костного мозга. С одной стороны, не существует украинского регистра. Созданный несколько лет назад в структуре Минздрава фактически не работает. С другой стороны, государство не выделяет денег на покупку трансплантатов через коммерческие организации, которые официально этим занимаются. Например, фонд Стефана Морша в Германии. Именно таким путем начинали делать неродственную трансплантацию в Беларуси, России. Там на это государство выделяло средства. Украинцам приходится лечить своих детей за рубежом, переплачивать деньги. Сравните: аутологичная трансплантация в Украине стоит 20–30 тыс. долл., в Европе — в среднем около 70 тыс. евро. Аллогенная в нашей стране — 50–70 тыс. долл, в Европе в среднем — 170 тыс. евро.

Дело в том, что если есть средства и возможность поехать на лечение за границу, это еще не гарантирует положительного результата. По статистике только трети больных удается найти для себя донора в международном регистре. За последние несколько лет в США была разработана методика трансплантации костного мозга от родственного частично совместимого донора. (Такой донор есть практически у каждого ребенка, если он не круглый сирота. Это родители, родные братья-сестры, двоюродные братья-сестры, иногда тети-дяди и даже бабушки-дедушки.) Методика особенно актуальна, если не существует неродственного полностью совместимого донора, или когда нет времени. В среднем весь процесс логистики (сбор документов, типирование крови и т. д.) занимает около трех месяцев. В Украине на это уходит гораздо больше времени, поскольку возникает вопрос: где взять деньги?

С прошлого года мы начали имплементировать эту методику в нашем центре, уже имеем первую успешную трансплантацию. Слава Богу, через полгода после этой процедуры у ребенка все замечательно. Мы отменяем последние лекарства (некоторое время нужно немножко сдерживать иммунную донорскую систему). Но невозможно выполнять высокотехнологичные работы практически в военно-полевых условиях. Я имею в виду инфраструктуру, логистику, финансирование, отношение к этой проблеме со стороны государства...

Чтобы опухоль погибла, а больной остался живым и здоровым, нужно работать в среднем три месяца. Это сама трансплантационная процедура. Ей предшествует химиотерапевтическое лечение. То есть больной длительное время остается на больничной койке. По европейским стандартам на один миллион населения должна быть одна трансплантационная единица. В Украине два детских центра, но донорская трансплантация проводится только у нас. Что касается взрослых, то здесь дела вообще плохи: есть один центр, где проводят только аутологичную трансплантацию.

Украина начала трансплантацию костного мозга в один год с белорусами. Сейчас в Беларуси есть центр, который обеспечивает всю страну, и белорусы прекрасно зарабатывают деньги, в том числе и на украинцах. Турки начали внедрять ТКМ позже Украины на несколько лет. Сегодня в этой стране есть сеть университетских клиник, которые делают трансплантацию и детям, и взрослым. И все активнее приглашают наших пациентов.

Я не понимаю, почему мы финансируем чужую медицину, а не развиваем свою. Видимо, кому-то это выгодно. Мы вывозим деньги за границу».

В День защиты детей врачи-онкологи, пациентские организации и все неравнодушные граждане подписали обращение к премьер-министру Владимиру Гройсману, чтобы привлечь внимание к проблемам детской онкологии. 

Читайте также: О том, как Украине эффективно противостоять онкозаболеваниям — директор Национального института рака

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ