вторник, 28 марта 2017

Racurs.ua

Три приговора для судьи Ганича

Судебная эпопея служителя Фемиды

9 июня Апелляционный суд Волынской области вынес решение, согласно которому наконец вступил в силу третий по счету приговор судье Железнодорожного района Львова Игорю Ганичу, обвиняемому в неоднократном получении взяток, в том числе и в особо крупных размерах. Дело этого судьи в первой инстанции рассматривал Луцкий горрайонный суд, причем два его предыдущих вердикта были отменены. Впрочем, три приговора по одному и тому же делу — это еще не рекорд, потому как земляк Ганича — судья Червоноградского городского суда Леонид Рак — выслушал на скамье подсудимых целых пять приговоров, и не факт, что пятый будет последним. Подобных судейских эпопей по всей стране множество, их изучение — дело довольно захватывающее, и Дуайт Эйзенхауэр в этом случае, наверное, сказал бы, что правосудие — слишком серьезное дело, чтобы доверять его судьям.

Ловушкой стало дело контрабандиста

Сейчас уже мало кто захочет сказать правду, почему следственно-оперативные органы потратили столько сил и средств именно на господина Ганича. Больше всего он известен тем, что в феврале 2007 года, рассмотрев уголовное дело обвиняемого во взяточничестве мэра Самбора Тараса Тершовчина, вынес ему оправдательный приговор, который в декабре того же года был отменен Верховным судом Украины. Общественность тогда была сильно возмущена, но это только одна из возможных причин. Точно известно, что оперативно-розыскное дело категории «Разработка» Управление Службы безопасности Украины во Львовской области завело на Ганича 23 марта 2010 года, то есть почти сразу после того, как в стране поменялись глава государства и правительство. Но почему и за что — неизвестно, поскольку все три тома этого дела, как и десятков других, были уничтожены 18 февраля 2014 года по приказу начальника УСБУ Владимира Крыленко. То есть когда стало понятно, что режим в состоянии агонии и не сегодня-завтра снова поменяется власть. Однако и без того ясно, что компрометирующих материалов на Ганича было море, но не каждый из них можно было довести до обвинительного приговора, поскольку взяткодатели не слишком стремились светиться в судебных заседаниях в качестве свидетелей.

Возможность поймать фигуранта «на горячем» выпала только осенью 2010-го, когда ему на рассмотрение было передано сложное 34-томное дело одного львовского бизнесмена по фамилии Василий Кубрак, обвиняемого в совершении ряда преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, отмыванием денег, а также тогда еще наказуемыми в уголовном порядке контрабанде и незаконном открытии валютного счета. Злоумышленник — молодой еще человек, чувствуя поддержку богатого отца и его влиятельных знакомых, вел себя довольно самоуверенно, за что ему неоднократно меняли меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей, но затем освобождали благодаря стараниям адвоката.

Ни к кому другому, кроме нашего героя, это дело попасть и не могло, поскольку автоматизированное распределение дел тогда существовало только в отчетах чиновников Государственной судебной администрации, и, как объяснил потом председатель суда Евгений Мусиевский, оно было по зубам только Ганичу как самому опытному судье Железнодорожного района, который работал в нем с 1987 года. Логично предполагая, что он обязательно попытается что-то из него выжать, сотрудники СБУ 7 октября 2010 года получили в Апелляционном суде Киевской области очередное постановление о разрешении на внутреннее видеонаблюдение за кабинетом Ганича и прослушивание его телефонных разговоров.

Так оно и произошло, потому что через несколько дней они увидели на мониторе, как адвокат бизнесмена, давний знакомый Ганича, который съел с ним не один пуд соли в ходе рассмотрения других дел, зондирует почву на предмет улаживания этого дела. А судья на пальцах ему показывает, что это будет стоить 100 тыс. долл., и при этом дает понять, что договариваться надо не с «малым», а с его отцом. Однако для отца эта сумма оказалась фантастической, и он ответил, что у него таких денег нет и платить он не будет. Что же касается Кубрака-младшего, то он был уверен, что уголовное дело основывается на хилых доказательствах, и надеялся, что решением Львовского окружного административного суда будут признаны неверными выводы налоговых органов, на которых основывалось обвинение. В связи с этим он вел себя все наглее, заваливая судью Ганича различными нелепыми ходатайствами и раз за разом заявляя ему отвод за то, что он их отклонял.

Игорю Маркияновичу это в конце концов надоело, и он как-то, закрыв судебное заседание, сказал подсудимому слова следующего содержания: «Кубрак, сливай воду, пусть теперь адвокат работает», что в переводе с жаргонной речи означало худший для него вариант решения дела в том случае, если он не передаст через адвоката взятку. Парня это настолько испугало, что он сразу же поделился своими страхами с отцом, а тот уже в разговоре с адвокатом вернулся к забытой теме.

Вскоре после этого на улице областного управления СБУ был праздник. Его сотрудники уже думали, что они и на этот раз снова попали в молоко, а тут такая радость: Ганич в разговоре с адвокатом удивительно разборчивым языком объясняет ему, что за 100 тыс. долл. он может вынести Кубраку полностью оправдательный приговор, а за вдвое меньшую сумму оправдать его только по тяжелым статьям обвинения, а по второстепенным дать условное лишение свободы. Впрочем, это опять же лишь наши предположения, потому что если оперуполномоченные и записывали свои эмоции на бумаге, то все эти бумаги сгорели в огне революции. Зато доподлинно известно, что сам Кубрак очень быстро согласился сотрудничать с органами безопасности и написал заявление о том, что судья Ганич в сговоре с адвокатом требует от него взятку. А главное — он согласился принять участие в оперативной комбинации по контролируемой передаче 50 тыс. долл., что по курсу того времени равнялось 400 тыс. грн.

Дальше дело пошло по привычной накатанной дорожке: прокуратура возбудила уголовное дело по факту приготовления к получению взятки, в банке было взято 400 тыс. грн «на особые расходы». Интересно, что заявителю эти средства вручили и снарядили его аудио- и видеофиксирующей аппаратурой не в административном здании УСБУ, а, во избежание утечки информации, на конспиративной квартире. Очевидно, в областном подразделении спецслужбы было достаточно работников, которые знали этого судью, симпатизировали ему и могли предупредить его о ловушке. 16 февраля 2011 года Кубрак в салоне своего автомобиля передал меченые деньги адвокату, а тот уже в помещении Железнодорожного суда передал их судье Ганичу. Через несколько минут после этого в его кабинет зашла следственно-оперативная группа с понятыми, и пакет с деньгами был обнаружен на диване среди кучи томов разных дел.

Оригинальная версия луцкого судьи

Судье Ганичу было предъявлено обвинение по ст. 368 Уголовного кодекса Украины в ее прошлой редакции (получение взятки), а решением Высшей квалификационной комиссии судей Украины от 29 марта 2011 года он был отстранен от должности судьи. Он подал заявление об отставке, но Высший совет юстиции в сентябре 2011 года отказался его удовлетворить. По мнению членов ВСЮ, было бы неправильно, если бы заявитель, будучи уволенным с такой формулировкой и впоследствии осужденным за совершение должностного преступления, получал бы пожизненное содержание из государственного бюджета. Адвокату нашли статью о пособничестве в получении взятки. Мерой пресечения им обоим была избрана подписка о невыезде. По завершении досудебного следствия это дело, как того и требует закон, было передано в ближайший другой регион, где попало на рассмотрение судьи Луцкого горрайонного суда Андрея Сивчука, который 9 июля 2012 года, действуя по внутреннему убеждению, вынес по Ганичу оправдательный приговор. Этот вердикт может стать настоящей находкой для юмористов, поскольку ярко показывает, как внутреннее убеждение юриста может, вопреки законам физики, переворачивать все с ног на голову.

На судебном следствии Ганич своей вины не признал и утверждал, что никакой взятки не брал и бесед с адвокатом о ее получении не вел, а откуда у него на диване взялись деньги, он понятия не имеет, наверное, кто-то подбросил. Зато адвокат признал вину полностью, сообщив, что в течение длительного времени вел посреднические переговоры между судьей и подсудимым, по завершении которых взял у Кубрака 400 тыс. грн, зашел с ними в кабинет Ганича, потом они вместе вышли в коридор, где он и передал ему деньги. А сам поехал в свой офис, где и был задержан сотрудниками СБУ.

Судья Сивчук растолковал это примерно так. Адвокат, мол, воспользовавшись удобным случаем, решил содрать с лохов деньги, напугал отца и сына Кубраков тем, что судья Ганич настроен надолго посадить в тюрьму младшего из них, если ему не дадут как минимум 50 тыс. долл. Затем, взяв с них 400 тыс. грн, пообещал передать их Ганичу, хотя на самом деле никому их передавать не собирался, а хотел присвоить. И в кабинет к судье он зашел совсем не для того, чтобы отдать деньги, а просто поболтать на судебно-юридические темы. Но по дороге с адвокатом произошла интересная штука: он вдруг почувствовал, что за ним следят и, наверное, хотят задержать с поличным. То есть с деньгами, которые он только что получил от взяткодателя. От мысли об этом его стало трясти, он лихорадочно начал искать, куда бы незаметно сбросить деньги. И надо же такому случиться, что не нашел для этого лучшего места, чем диван в кабинете судьи Ганича. А уже потом, когда его задержали оперативники и стали оказывать на него психологическое и физическое давление, он оговорил себя и Ганича, что они якобы сговорились получить взятку.

Исходя из этого, судья Сивчук переквалифицировал действия адвоката с пособничества в получении взятки на мошенничество и подстрекательство к даче взятки (ст. 190 и 27, 369 УКУ), назначив ему наказание в виде пяти лет условного лишения свободы с испытательным сроком три года. А вот Ганича постановил оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления, потому что тот якобы об этих 400 тыс. грн не знал ни сном ни духом. Правда, сторона обвинения настояла на том, чтобы в судебном заседании были показаны кадры видеозаписи, сделанные стационарной камерой, на которых четко видно, как в тот день, 16 февраля, Ганич вместе с адвокатом выходят из кабинета, затем через несколько минут в него заходит уже один Ганич, но с пакетом в руках, который кладет на диван. А потом сотрудники СБУ изымают из этого пакета 400 тыс. грн.

Но Ганич быстро сообразил, что наврать, и рассказал, что в тот день, пообщавшись с адвокатом Кубрака, он зашел в архив суда, где взял для изучения материалы аналогичного уголовного дела, которые принес в полиэтиленовом пакете в свой кабинет и положил на диван. Вот этот момент, мол, и зафиксировала скрытая видеокамера. А члены следственно-оперативной группы в ходе обыска на этот пакет не обратили никакого внимания, сосредоточившись вместо этого на другом пакете, в котором были сброшенные адвокатом деньги. Судья Сивчук охотно ему поверил.

300 долларов, чтобы сохранить семью

Можно не сомневаться, что помимо истории с получением взятки от Кубрака оперативное наблюдение зафиксировало много интересного из жизни судьи Ганича. Но для использования в уголовно-процессуальном формате из всего этого пригодился лишь один эпизод, связанный с мелкокалиберной семейной драмой. Одна жительница Железнодорожного района Львова подала в суд два иска против своего мужа: один — о расторжении брака, другой — о разделе общего имущества. Дело было передано на рассмотрение судьи Ганича, и ответчик, который был сильно не заинтересован ни в том, ни в другом, через своих знакомых как-то договорился с ним о том, что оба эти иска не будут удовлетворены.

8 ноября 2010 года Ганич принял отказное решение в иске о разводе, а на следующий день муж истицы зашел в кабинет судьи поговорить о следующем иске. Далее техника зафиксировала, как Ганич на вопрос ответчика говорит: «Вы еще за первое дело не рассчитались, а уже хотите второе». Далее мужчина спрашивает: «Сколько?». На что судья отвечает: «Столько» — и пальцами показывает жест, из которого можно понять, что 300 долл. Посетитель лезет в карман, но Ганич прерывает его криком: «Хоть на балкон выйди, чтобы никто не видел!». На первый взгляд это кажется очень странным, поскольку именно в кабинете их никто не видит, а вот когда человек выходит на балкон, его, наоборот, хорошо видно с улицы. Но, пожалуй, Игорь Маркиянович недаром считался опытным судьей Железнодорожного района: он, судя по всему, давно догадался, что его кабинет оборудован скрытой видеокамерой, а потому хорошо знал, кто из посторонних может увидеть, чем они занимаются в кабинете. А еще у него была привычка: обсуждая в ходе разговора некоторые пикантные вопросы, включать на полную громкость телевизор. Тогда составление стенограммы разговора превращалось для оперативников в сущую муку и написанный ими документ не мог передать его полного содержания.

Возвращаясь к событиям того дня, отметим, что после того, как мужчина вернулся с балкона в кабинет, камера не смогла разглядеть самого интересного: видно только, что он, сидя за столом, передает под его поверхностью какие-то бумаги судье Ганичу, а тот берет их и кладет себе в карман. После того как в феврале 2011-го злоумышленник был разоблачен по делу Кубрака, оперативники установили личность этого мужчины, который признался, что в тот день, 9 ноября 2010 года, он передал судье взятку в сумме 2400 грн (эквивалент 300 долл.). Сотрудники спецслужбы провели с ним соответствующую разъяснительную работу, и он 19 мая 2011 года официально написал в СБУ явку с повинной, после чего было возбуждено еще одно уголовное дело по ст. 368 УК, а заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин предъявил судье Ганичу официальное обвинение.

Но судья Андрей Сивчук забраковал и этот эпизод, указав, что из предоставленных доказательств нельзя сделать однозначный вывод, что Ганич получает деньги. Аудио- и видеозапись, мол, часто прерывается, из чего следует сделать вывод, что она подвергалась монтажу, а мужчина, который написал заявление и дал обличительные показания, возможно, делал это под давлением работников СБУ, поэтому веры ему нет. Так что по второму пункту обвинения судья Ганич также был оправдан.

Долгая дорога к последнему вердикту

20 октября 2012 года этот приговор был отменен коллегией судей Апелляционного суда Винницкой области. Возможно, потому, что аргументы суда первой инстанции не лезли ни в какие ворота, а возможно, потому, что у судьи Ганича и его друзей не хватило ресурса, чтобы стимулировать сразу трех судей вынести еще одно смехотворное решение. В тексте же постановления написано, что вместо анализа доказательств и сопоставления данных суд, не приводя мотивов, отклонил их как противоречивые, не указав, в чем же заключалась их противоречивость. Решено было вернуть дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в другом составе суда.

На этот раз дело рассматривал судья Михаил Квятковский, который, в частности, установил, что по бракоразводному эпизоду запись разговора Ганича с ответчиком на самом деле не содержит никаких разрывов, а назначенная судом экспертиза не установила признаков монтажа. Что касается незаконности проведения оперативно-технических мероприятий, на чем делал акцент судья Сивчук, признавая ряд доказательств ненадлежащими, то судья Квятковский установил, что в этом вопросе с законностью все в порядке и все, что определенным образом ограничивает права человека, делалось на основании решений компетентных судов. По итогам судебного следствия Ганич был признан виновным по всем пунктам обвинения, и приговором от 24 марта 2014 года ему было назначено наказание в виде восьми лет лишения свободы. Мерой пресечения до вступления этого приговора в законную силу была оставлена подписка о невыезде. В тот же день отдельным постановлением обвиняемый по этому же делу адвокат был освобожден от уголовной ответственности за дачу взятки в связи с окончанием сроков давности.

Ознакомление с текстом приговора судьи Квятковского уже не вызывает никаких эмоций саркастического характера, но 30 мая 2014 года постановлением Апелляционного суда Волынской области по результатам рассмотрения апелляционной жалобы Ганича он также был отменен. Причем, как подсказывает здравый смысл, по чисто формальным причинам. Как сказано в тексте, суд не провел тщательной проверки доводов подсудимого и не дал на них исчерпывающих и убедительных ответов, ограничившись формальным указанием того, что соответствующие утверждения опровергаются собранными по делу доказательствами. Может, оно действительно так и надо, а может, у Ганича на этот раз нашлись ресурсы, но как бы там ни было, окончательное решение дела затянулось еще на целых два года, в течение которых злоумышленник получал средства на свое содержание из государственного бюджета.

В конце концов 18 мая 2015 года третий по счету приговор Луцкого горрайонного суда осудил Игоря Ганича на те же восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества, но мерой пресечения до вступления приговора в законную силу оставили подписку о невыезде. Апелляционную жалобу на этот вердикт подали и прокурор, который просил увеличить срок заключения до 10 лет, и сам Ганич, который просил закрыть дело за отсутствием состава преступления в связи с наличием провокации взятки. Но почти через год, постановлением от 9 июня уже нынешнего года Апелляционный суд Волынской области оставил без изменений приговор суда первой инстанции, который теперь вступил в законную силу. Посмотрим, как он будет выполняться.

Читайте также: Какой народ, такие и судьи

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ