воскресенье, 22 января 2017


Racurs.ua

Информационный фронт: пора переходить к наступлению

Комментарии

Сегодня Украине нужно переходить от информационного сопротивления к инфонаступлению. Главный информационный фронт находится в Европе и США

О том, как Украине сменить практику информационной защиты от гибридных атак России и перейти к информационному наступлению, об основных видах российских информационных операций рассказал Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения (из выступления на международном форуме «Коммуникационно-контентная безопасность в условиях гибридно-мессианских агрессий путинской России»*).

Валентин БадракСистема информационной безопасности в Украине только формируется, а специально созданное Министерство информационной политики пока не приблизилось к пониманию инструментов информационного противодействия, действуя по сугубо оборонительному принципу «реакция вслед за ударом». Наверное, нет необходимости доказывать, что подобная позиция вряд ли приведет к победе. На поле информационных сражений в лучшем положении оказывается сторона, демонстрирующая активные и креативные действия, а не та, которая тратит время на расшифровку сложных многоходовок врага, а затем готовит ответы.

Сегодня Украине нужно переходить от информационного сопротивления к инфонаступлению. В средствах массовой информации должно быть 70–80% украинского контента. Однако когда речь идет о работе с фокусными группами, надо работать и русским языком. У нас не хватает активных наработок с русскоязычными украинцами.

Национальная система информационной безопасности должна включать подразделения разведки, контрразведки, информационной обработки и непосредственно информационных операций. Опыт двухлетней войны России против Украины показал необходимость формирования структур информационной безопасности, которые отвечали бы за оперативное информационное реагирование в отдельных ведомствах с учетом специфики их деятельности. Только при оперативном взаимодействии государства и частного сектора можно перейти от защиты к атакам. Это особенно касается правильно выстроенной схемы взаимодействия государства со СМИ, с учетом работы с «закрытой» информацией и участия средств массовой информации в специальных информационно-психологических операциях.

Чтобы серьезно подойти к построению собственной национальной системы информационной безопасности, необходимо основательно изучить систему противника. Эксперты Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) постоянно держали вопросы информационных операций Кремля против нашей страны в фокусе своего внимания. После мая 2002-го в ответ на озвученные намерения Украины осуществить евроатлантическую интеграцию РФ начала системную подрывную войну на уничтожение нашего государства. С этого момента регулярный анализ методов и принципов информационно-диверсионных действий Кремля был включен в перечень задач нашего центра.

Информационные операции (ИО) можно схематично разделить по видам коммуникационных каналов. Нужно понимать, что используемые каналы могут комбинироваться самым изощренным образом, вплоть до мощных информационных ударов на всем фронте. Для всестороннего изучения и анализа предлагаем выделять следующие ИО.

1. ИО в виде информационной дезинформации (провокации) при участии СМИ или негосударственных структур.

Классический пример — пресловутая статья «Механический мандарин» (2009 год) политтехнолога Игоря Джадана (близкого к Кремлю) о том, что война с Украиной реально возможна.

В ходе войны против Украины в 2014 году Россия чрезвычайно активно внедряла дезинформацию преимущественно через государственные СМИ. Российское агентство ИТАР-ТАСС стало штабом информационных провокаций. Сообщение ТАСС в сентябре 2014-го можно считать классическим: «В крупнейших городах юго-востока <...> жители Харькова, Днепропетровска, Одессы, Запорожья, Херсона и Николаева вышли на центральные улицы и площади своих городов с требованием к официальному Киеву прекратить поддерживать войну против населения Донецкой и Луганской областей. По данным организаторов акций, выразить свой протест против политики украинских властей вышли более 5000 человек».

Украинские СМИ в ответ могли только развенчивать появившийся миф: «Российское агентство сообщило о массовых митингах и «маршах мира» против боевых действий на Донбассе, которых в действительности не было». Если со стороны Москвы это было посланием как к российской, так и к украинской аудитории, то украинский ответ был обращен к украинской аудитории и не воздействовал на российскую (читатели сообщений, как правило, не читают опровержений).

2. ИО, проводимые академическими или научными структурами России.

Любая область науки в России, независимо от принадлежности к государству, жестко контролируется. В первую очередь это изменение и переписывание истории. Например, в пиковые периоды противостояний именно уполномоченные спецслужбами псевдоученые РФ вещали, что украинского языка как такового не существует. А украинский народ — часть русского.

3. ИО, проводимые официальными структурами, в том числе первыми лицами государства.

По отношению к Украине с определенной периодичностью появлялись политические информационные акции с условными названиями «сырная», «газовая», «конфетная», «сахарная», «мясная» войны. А о вопросе пребывания Черноморского флота в Крыму Москва помнила всегда.

Безусловно, иерархия здесь играет ключевую роль. Между выступлением в Севастополе Юрия Лужкова (бывшего мэра Москвы) и программной речью в 2008 году Владимира Путина (занимающего тогда должность премьер-министра) на проходящем в Бухаресте саммите НАТО — пропасть. Однако обе спецоперации осуществлены по единой методике.

Хочу обратить особое внимание, что в пиковые моменты Путин лично реализует мероприятия информационно-психологического воздействия. Например, на западных лидеров. Так, 27 мая 2016-го хозяин Кремля перед официальной поездкой в Грецию статью для греческой газеты «Катимерини» подписал лично. В материале он «освежил память» грекам о ключевой роли России в независимости Греции. Основная цель манипуляций президента РФ по расшатыванию позиции Греции направлена на раскол ЕС и НАТО, ослабление санкций со стороны Запада, стимулирование проведения выборов в оккупированных частях востока Украины. Несмотря на заявление президента Европейского Совета Дональда Туска о том, что санкции против России будут продлены, появилась осторожная и чересчур мягкая позиция Франции, а именно, по выражению президента Олланда, «существенный шаг России» в исполнении Минских соглашений. Пророссийская реакция премьер-министра Греции Алексиса Ципраса была прогнозируемой: в мае 2016 года он назвал западные санкции в отношении РФ непродуктивными.

4. ИО, проводимые следом за провокациями при участии армейских (силовых) структур РФ.

Высадку прямо на пляже в Феодосии в 2006 году десанта морской пехоты России можно назвать классикой. Современные игры стали еще опаснее. Регулярные нарушения воздушных границ российскими боевыми самолетами сопровождаются явной демонстративностью и предельным риском, и действительно не единожды подвергали опасности жизни многих людей. Только решимость турецкого военно-политического руководства, которое дало команду уничтожить российский самолет-нарушитель, изменила ситуацию, хотя и накалила ее до предела.

Россия постоянно для навязывания своей позиции по различным вопросам использовала с беззастенчивым цинизмом международные организации. В этой связи трибуны ООН и ОБСЕ часто напоминали настоящие поля сражений. Так, на одном из заседаний ОБСЕ в Берлине в апреле 2015 года автору этих строк пришлось стать и свидетелем, и участником российской спецоперации. Из 80 участников от 23 стран только представители Госдепа США и представительница МИД Эстонии сказали, что в Украине идет война. Все остальные говорили об «украинском кризисе» или того хуже — о гражданской войне. Кстати, еще один факт. В ОБСЕ от Украины один представитель, тогда как от России было шестеро. Я поднял руку и выступил, назвал Россию врагом Украины, ведущим войну против нашей страны. Посол РФ тут же среагировал: «Какая война? У нас продолжается сотрудничество в области энергетики, экономики, дипломатические связи не прерваны. Это фейк». Это элемент современной гибридной войны, в которой бои ведутся всюду, а не только на линиях действительно боевых сражений.

5. Создание и продвижение рейтингов.

Манипуляция цифрами всегда было частью информационных войн. Со времен Сталина особенностью сугубо российской манипуляции было трепетное отношение к вождям. Вслед за силовым захватом и аннексией Крыма была проведена информационная операция, в результате которой рейтинг Путина искусственным путем поднялся практически до сталинского. Современная социология, манипулирующая общественным мнением, выдала небывалый взлет показателей всенародной поддержки хозяина Кремля до 88%.

6. ИО с использованием специфических коммуникационных каналов — специально построенных телепередач, фильмов, книг, использование монументов и выгодных образов прошлого.

Книжный рынок Украины начиная с 2008 года начал наводняться спецлитературой, выполняющей очень своеобразные функции. Перед российской элитой, стремящейся реализовать проект «Империя», стояла тройная задача: противопоставить украинский народ и власть, отвратить западный мир от Украины и возродить идею о возврате к тесной дружбе с Россией — конечно же, в роли покорного придатка новой империи.

Изменение риторики и динамики продвижения книжных проектов на территории нашей страны было поступательным. К примеру, «Россия и мир. Новая эпоха» (профессиональный анализ экспертов под редакцией Сергея Караганова) навязывал идеи довольно осторожно: «В случае нормализации и оптимизации экономических отношений с Россией и установления партнерских отношений с Европейским Союзом Украина сохранит обнадеживающие перспективы роста. Однако если Киеву будет навязан процесс втягивания в НАТО, страну ожидает обширный социально-экономический и геополитический кризис, уничтожающий надежды на успешное развитие». Не таясь играя на команду Путина, эксперты все же слишком дорожили своими добрыми именами, поэтому не могли не приписать пару строк об успехе Украины на евроатлантическом направлении.

Далее книги стали все больше ориентироваться на массовую аудиторию. Упомянутый выше тезис экспертов не изменился, просто преобразовался в представлении по всем правилам черной риторики. Карстен Бредемайер, известный специалист по черной риторике, говорил, что для воздействия на оппонентов нужно применять принцип трехканальной аргументации (визуальной, аудиальной и кинестетической), однако около 75% материала, который хранит наша память, поступает по визуальному каналу. Хочу отметить, что, как правило, чем ниже уровень интеллекта, тем лучше работает визуальный канал, вытесняя остальные. Другими словами, обыватель обычно лучше воспринимает картинки, чем распутывание причинно-следственных связей. Именно по этому пути и шли политические издания, заброшенные на рынок Украины. Так, в четырех из пяти подобных книг, которые появились на рынке в марте 2009 года, описывались сражения российских войск с украинскими, это и является воздействием на визуальный канал читателя. Таким образом проходила массовая психологическая обработка украинской аудитории.

7. Массированные ИО. Специальный мониторинг СМИ.

Примером такой масштабной информационной операции может служить контекст публикаций, зафиксированных ЦИАКР в августе 2009 года. Разрабатывается смысловая картинка или ряд, которая запускается в СМИ «по кругу», то есть в разнообразные средства массовой информации (начиная от информагентств и заканчивая глянцевыми журналами) с различной периодичностью выпусков. Например, «Распад Украины в действительности неизбежен...». Далее проводится обзор немалой части российских СМИ. Таким образом создается эффект массовости публикаций. В действительности это один пример информационных диверсий, выполняющих единую задачу.

Например, одной из задач в 2009-м было распространить мнение, согласно которому острота политического кризиса порождена прежде всего тем, что президент Украины «посажен на свою должность Америкой в качестве исключительно антироссийского инструмента», и «никакие иные функции он не в состоянии исполнять».

Придумали и вариант распада Украины. Отделение Галичины, то есть «местности, на которой первоначально обкатывалась идея украинства и через которую она продвигалась, от собственно Украины. В этом случае русское большинство населения Украины воссоединится с остальной Россией».

8. Крупные комплексные ИО, проводимые искусственно созданными лидерами мнений.

Наглядным примером может служить операция внедрения книги «Брат» на украинский рынок. На это шли гигантские деньги. Предусматривалась не только не слыханная ранее для украинского книжного рынка реклама книги в метро, но и создание политической силы. Роль пророссийского лидера украинской партии «Великая Украина» была проработана в деталях.

Немного о технологии воздействия. Книгу читать не обязательно. Она используется как информационный повод, который начинает работать при правильном распределении ресурса. Материалы о книге, как правило, проходят несколько связанных друг с другом кругов воздействия на аудиторию. Первый круг — онлайновый, публикации растут как грибы сразу же после презентаций и блиц-интервью. Следующий круг выходит на ежедневные газеты с довольно короткими (до 4000 знаков) информативными публикациями. Еще один круг касается еженедельных и ежемесячных аналитических публикаций в газетах и журналах. Далее выходят материалы в специализированных изданиях, упоминания и обсуждения на круглых столах и международных конференциях. Естественно, круги воздействия направлены на совершенно различные, почти не пересекающиеся аудитории. В авторитетных исследованиях по медиапсихологии (например, Петера Винтерхоффа-Шпрука) утверждается, что при обсуждении проблемы около 75% участников используют именно вторичную, более короткую и «упакованную» информацию, где достаточно упоминания ключевого тезиса и его аргументации. Пример с российскими книгами на рынке Украины — это часть продуманной, тщательно выстроенной во времени и в пространстве подрывной информационной войны.

Использование лидеров мнений Россия поставила на поток. Так, Саркози после терактов в Париже скоропалительно заявил о необходимости сотрудничества с РФ. Кремль активно использует французских, итальянских парламентариев, даже ветеранов американской разведки, которые выступили в свое время, если не ошибаюсь, в 2014-м, с заявлением, что, по их данным, на востоке Украины российских военных нет.

Перед саммитом НАТО в Варшаве Альянс провел работу по изучению того, в какой именно помощи нуждается Украина. Несколько рекомендаций касались как раз информационной сферы. Говорилось о том, что украинская власть слишком увлеклась государственной дипломатией, нужно перенести это на уровень «государство и общество иностранных государств» и «общество — общество». Нужны серьезные усилия, чтобы вытянуть имидж Украины за рубежом, особенно в Европе. О каких санкциях мы можем говорить, если «Мотор Сич» поставляет через третьи страны двигатели в Россию и у нас идет возобновление энергетического взаимодействия с РФ?!

Кремлевская пропагандистская машина создавалась многие годы, обкатывалась на военных конфликтах в Чечне, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и в Крыму. Все же, несмотря на глобальный масштаб России на информационном фронте, кремлевская информационная машина-монстр стала пробуксовывать. Мировая общественность большей частью в лице волонтерских организаций сделала большой шаг вперед в деле расшифровки кремлевских «смысловых галлюцинаций», к этому процессу присоединились и государственные службы многих стран. Однако Украина и западное сообщество пока еще далеки от того, чтобы сделать противодействие эффективным, технологически отлаженным.

Министерство информационной политики сегодня занято в основном работой на передовой, на информационном фронте на востоке Украины, в зоне боевых действий или прилегающих к ней. На самом деле главный наш информационный фронт находится в Европе и США. Это самый важный фронт.

*Международный форум «Коммуникационно-контентная безопасность в условиях гибридно-мессианских агрессий путинской России» проходил 9–10 июня 2016 года в Военном институте Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

Читайте также: Как Украине выиграть войну, или Чему стоит поучиться у израильтян — инструктор из Израиля



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ