воскресенье, 22 января 2017


Racurs.ua

Об общественных лоббистах, медицинской мафии и борьбе с коррупцией

Активисты из Совета общественного контроля при НАБУ хотя и заявляют, что борются с коррупцией, на самом деле входят в конгломерат частных предпринимателей, орудующих на фармакологическом рынке

24 июня 2016 года судья Печерского районного суда г. Киева вынес постановление, которым обязал Генеральную прокуратуру внести в Единый реестр досудебных расследований заявление народного депутата Игоря Луценко о преступлении, совершенном директором Национального антикоррупционного бюро Артемом Сытником, — невыполнение законных требований народного депутата Украины.

Несмотря на то, что Сытник уже заявил, что не может без смеха читать фабулу инкриминируемого ему преступления, последствия могут быть для Артема Сергеевича весьма печальными, поскольку речь идет о махинациях при формировании в 2015 году Совета общественного контроля при НАБУ в составе так называемых общественных активистов. Впрочем, масштаб скандала еще только вырисовывается, поскольку бывшие члены Совета общественного контроля при НАБУ хоть и заявляют, что на общественных началах борются с коррупцией в Украине, на самом деле являются частью конгломерата частных предпринимателей, орудующих на фармакологическом рынке страны, обслуживая схемы в области государственных закупок лекарственных препаратов.

Как известно, закон «О Национальном антикоррупционном бюро Украины» был принят осенью 2014 года по инициативе шумной компании нескольких частных предпринимателей, уговоривших западных грантодателей выделить средства для проталкивания через Верховную Раду законопроекта о создании в Украине еще одного органа, который будет «бороться с коррупцией». А с тем, чтобы народные депутаты не передумали голосовать и не оставили профессиональных «общественных активистов» без копейки, эта кучка предпринимателей — Шабунин и соратники по бизнесу — 14 октября 2014 года пришли под Верховную Раду с ведрами помидоров, угрожая забросать ими членов парламента, если законопроект не будет принят.

В этом же законе «общественные активисты» предусмотрели создание особого органа, контролирующего деятельность НАБУ,— Совета общественного контроля, который возглавил председатель правления псевдообщественной организации «Центр противодействия коррупции» Виталий Шабунин. Секретарем Совета стала член правления этой организации Александра Устинова, еще двое членов правления Центра — Дарья Каленюк и Дмитрий Шерембей — вошли в состав Совета.

Самой собой, ни свою настоящую деятельность, ни настоящую биографию общественные активисты не афишировали. В частности, Шабунин, баллотируясь в Совет общественного контроля при НАБУ, скрыл наличие у него земельного участка, а Шерембей забыл указать в поданных на конкурс документах свое образование (точнее, его отсутствие) и места работы с 1993-го по 2003 год, когда он трижды отбывал наказание за квартирные кражи.

Но самое главное, что «борцы с коррупцией» старательно скрывают: главным источником их состояния является деятельность конгломерата организаций, управляемых одними и теми же людьми. Это: Центр противодействия коррупции, Благотворительный фонд «Пациенты Украины», Всеукраинская сеть людей, живущих с ВИЧ/СПИД, «Transparency International Украина». Правовое сопровождение их деятельности осуществляет адвокатское объединение «Арцингер».

В качестве примера взаимосвязи этих организаций можно привести трудовой путь «общественного активиста» Дмитрия Шерембея. Он — основатель и бывший руководитель Благотворительного фонда «Пациенты Украины». В 2013 году в качестве подразделения этого благотворительного фонда был создан Центр противодействия коррупции во главе с Виталием Шабуниным. Кроме Шерембея учредителями БФ «Пациенты Украины» являются помощники-консультанты народного депутата Анны Гопко — Инна Бойко и Ольга Стефанишина. Сейчас фондом руководит Стефанишина, а Шерембей вместе с еще одним «общественным активистом» Владимиром Курпитой возглавляет Всеукраинскую сеть людей, живущих с ВИЧ/СПИД.

Одновременно Шерембей является членом правления Центра противодействия коррупции. В 2015 году он был избран в состав Совета общественного контроля при НАБУ (скрыв данные о своем образовании и данные о трудовой деятельности в местах лишения свободы) от организации «Transparency International Украина», членом правления которой является управляющий партнер адвокатского объединения «Арцингер» Тимур Бондарев.

Кстати, это адвокатское объединение представляет в Украине интересы известных беглецов Сергея Курченко и Андрея Клюева и российской фирмы «Роснефть», тесно связанной с Курченко. Выходцами из адвокатского объединения «Арцингер» в органах власти являются бывший заместитель генерального прокурора Украины Виталий Касько (назначен на должность в мае 2014 года) и нынешний заместитель министра юстиции Украины Сергей Шкляр (назначен на должность в марте 2015 года).

Основная деятельность этого конгломерата общественных активистов — зарабатывание на потоках средств, которые направляет в Украину для закупки медицинских препаратов расположенный в Женеве Глобальный фонд борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией (The Global Fund to Fight AIDS, Tuberculosis and Malaria). Менеджером Глобального фонда, ответственным за финансирование Украины, является человек с очень популярной у нас фамилией — Георгий Сакварелидзе, при помощи которого только в 2016 году будет освоено 68 ​​млн долл.

Кроме того, профессиональные борцы с коррупцией неплохо зарабатывают на пиар-сопровождении и лоббировании интересов фармкомпаний, прежде всего, связанных с фармакологическим магнатом Борисом Литовским.

В 2014 году активисты, которые сейчас окружили директора НАБУ Сытника, устраивали пикеты, требуя от Министерства здравоохранения закупать для лечения детей, больных муковисцидозом, препарат «Креон» производства компании Abbott/Abbvie вместо препарата «Креазим». А вот и выписка о поступлении денежных средств на счет члена правления Центра противодействия коррупции, члена Совета общественного контроля при НАБУ, трижды судимого за квартирные кражи Дмитрия Шерембея. В красной рамочке — платежи от компании Abbott/Abbvie, полученные «общественным активистом» как раз в то время, когда он вместе с товарищами боролся за интересы этого фармпроизводителя.

Итак, в первом квартале 2014 года Шерембей получил от производителя «Креона» Abbvie (бывшая Abbott) около 10 тыс. грн. Размер вознаграждения небольшой, и это понятно — «общественные активисты» в 2013 году обеспечили закупку этого препарата Министерством здравоохранения на сумму всего лишь 800 тыс. грн. Но уже в 2015 году объем централизованной бюджетной закупки препарата «Креон» у компании Abbvie составил 8 млн грн, показав десятикратный прирост. Следовательно, есть надежда, что и работа «общественных активистов» будет должным образом вознаграждена.

Помимо лоббистской акции, направленной на замену препарата «Креазим» препаратом «Креон», деятели прославились также борьбой за отмену регистрации украинского препарата «Альфапег» перед проведением тендерных закупок в 2014 году (благодаря этому победу в тендере поделили между собой препараты производства компаний Roche и MSD); введением в 2015 году в программу закупок Министерства здравоохранения препарата «Софосбувир» для лечения гепатита С; лоббированием пересмотра государственного бюджета Украины на 2016 год с выделением дополнительно 4 млрд грн на лечение СПИДа, туберкулеза, вирусного гепатита и онкологических заболеваний.

Собственно, нет ничего плохого в том, что несколько частных предпринимателей набивают карманы, обслуживая определенных производителей определенных фармакологических препаратов, — на то они и предприниматели, чтобы стремиться к прибыли, а не гоняться за убытками. Но возникает закономерный вопрос: зачем вся эта грязь Сытнику, который отказался выполнять законное требование народного и не прекратил досрочно полномочия частных предпринимателей Шабунина и Шерембея, попавших в состав Совета общественного контроля при НАБУ, подав недостоверные данные о себе?

Видимо, «общественные активисты» оказывают специфические услуги не только представителям фармакологического сектора, но также правоохранителям и судьям. А зарегистрированный как общественная организация Центр противодействия коррупции имеет 20 счетов в банковских учреждениях и занимается очень интересными выплатами.

Вот типичный пример: постановление Печерского районного суда г. Киева от 8 декабря 2015 года по делу №757/39395/15-к, которым судья Москаленко при секретаре Козачук рассмотрела и удовлетворила заявление о самоотводе судьи Батрин.

Самоотвод вызван тем, что Олеся Васильевна Батрин — бывшая судья Замостянского районного суда Винницы, которая теперь отправляет правосудие на печерских холмах, — отказалась рассматривать жалобу исполнительного директора Центра противодействия коррупции Дарьи Каленюк на бездеятельность Генпрокуратуры и заявила самоотвод. Будучи честным человеком, судья Батрин указала в заявлении, что она получает в этом Центре деньги (как осторожно сказано в тексте постановления — «вознаграждение»).

Как неоднократно заявлял «общественный активист» Шабунин, через счета его организации «Центр противодействия коррупции» перекачиваются средства, выделенные иностранными грантодателями для нужд Национального антикоррупционного бюро Украины. Что это за средства и на осуществление каких выплат они были направлены, не рассказывают, а проверить движение средств по счетам и убедиться, что Сытник не получил свою долю, как судья Батрин, не позволяет генеральный прокурор Украины Юрий Луценко. По крайней мере, сразу после своего назначения на должность Юрий Витальевич распорядился закрыть уголовное производство, зарегистрированное в связи с возможной причастностью «общественных активистов» к исчезновению 2,5 млн долл., выделенных правительством США на проведение реформ в украинской прокуратуре.

Впрочем, есть надежда, что после того, как Печерский суд обязал Генпрокуратуру открыть в отношении Сытника уголовное производство, следствие все же обратится в суд за разрешением на ознакомление с финансово-хозяйственной деятельностью Центра противодействия коррупции. Правда, есть нюанс: анализировать финансовую деятельность Центра в отрыве от денежного обращения по счетам БФ «Пациенты Украины», Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ/СПИД, и «Transparency International Украина» просто нет смысла — там идут перекрестные платежи, когда средства перебрасываются со счета на счет этих связанных между собой организаций.

В качестве примера можно привести достижения бывшего секретаря Совета общественного контроля при НАБУ Александры Устиновой. Оказывается, госпожа Устинова — профессиональный общественный деятель. Как указано в ее автобиографии, в общественную работу на платной основе она погрузилась 10 лет назад в возрасте 21 года, будучи студенткой. Молодежная лига защиты животных, «За свободную от табачного дыма Украину», Всеукраинская сеть ЛЖВ, «Пациенты Украины» — в каких только структурах она не была, пока не нашла себя в должности члена правления Центра противодействия коррупции.

Ее неутомимая общественная (то есть, видимо, бесплатная и в нерабочее время) деятельность была щедро оплачена. Например, баллотируясь в 2015 году в Совет общественного контроля НАБУ, Устинова подала декларацию о своих доходах за 2014 год, где отметила, что ее годовой совокупный доход составляет 785 620 грн. То есть по курсу того времени 5,5 тыс. долл. в месяц.

Кто же и за что платит активистке, которая, как указано в ее автобиографии, «была одним из инициаторов и лоббистов создания Национального антикоррупционного бюро»? Прежде всего, деньги ей переводит общественная организация «Центр противодействия коррупции», но она получает не зарплату, а доход от этого Центра как частный предприниматель за предоставленные услуги. Суммы приличные: 39 тыс. грн, 71 тыс. грн, 89 тыс. грн, 75 тыс. грн и т. д.

Аналогичным образом Устинова получала как частный предприниматель средства от Благотворительного фонда «Пациенты Украины» — и снова речь идет о десятках и десятках тысяч гривен. Что же это за странный фонд, который платит такие деньги частным предпринимателям? Согласно данным Единого государственного реестра, учредителями «Пациентов Украины» являются помощники-консультанты народного депутата Анны Гопко Инна Бойко и Ольга Стефанишина, а также тот самый член правления Центра противодействия коррупции Дмитрий Шерембей.

Но наша повесть будет неполной без рассказа о человеке, который руководит основными денежными потоками, омывающими карманы пламенных борцов с коррупцией, — Владимире Ивановиче Курпите.

Владимир Иванович не входит в состав Совета общественного контроля при НАБУ, он вообще человек не публичный. Тем не менее, именно он стоит за спиной «борцов с коррупцией», когда речь идет о закупке медикаментов для ВИЧ-инфицированных украинцев на деньги The Global Fund to Fight AIDS, Tuberculosis and Malaria. Именно Шабунин, Шерембей и Курпита добились того, что сегодня 55% бюджетных средств, выделяемых на закупку антиретровирусных препаратов, расходуется на приобретение «Алувии» производства все той же компании Abbvie.

Владимир Курпита, Дмитрий Шерембей и руководитель представительства компании Abbvie в Украине Виталий Гордиенко

Широкие возможности «борцы с коррупцией» получили после того, как 27 мая 2014 года Курпита был назначен на должность председателя Государственной службы Украины по вопросам противодействия ВИЧ-инфекции/СПИДу и другим социально опасным заболеваниям. Эта служба просуществовала недолго, и уже 5 ноября 2014 года Кабмин решает ее ликвидировать. Но этих нескольких месяцев вполне хватило для того, чтобы «борцы с коррупцией» увидели небо в алмазах.

Например, одним из монопольных дорогих лекарств, закупаемых для больных ВИЧ/СПИДом, является препарат «Презиста» производства «Янссен-Силаг». Компания-производитель принадлежит транснациональной корпорации «Джонсон и Джонсон». Неоднократно в Минздраве поднимался вопрос о необходимости закупки других препаратов вместо «Презисты». Но каждый раз «борцы с коррупцией» устраивали страшный шум, ссылаясь на мнение своего соратника Курпиты.

А теперь предлагаю ознакомиться с данными о движении средств по счету Владимира Ивановича Курпиты за 2013 год — незадолго до того, как он возглавил Государственную службу Украины по вопросам противодействия ВИЧ-инфекции/СПИДу и другим социально опасным заболеваниям. В красной рамочке — поступления от ООО «Джонсон и Джонсон Украина», то есть фирмы, головная компания которой является владельцем производства препарата «Презиста».

Более того, начиная с 1 сентября 2014 года Курпита, будучи руководителем центрального органа исполнительной власти, получал денежное вознаграждение от возглавляемого Шерембеем БФ «Пациенты Украины» — очевидно, также за «научные консультации», как и судья Батрин.

Но директор Национального антикоррупционного бюро Украины Сытник ничего удивительного в такой «общественной деятельности» членов Совета общественного контроля при НАБУ не увидел.

Поэтому остается только надеяться, что Генеральная прокуратура Украины, открыв против Сытника уголовное производство за невыполнение законных требований народного депутата Игоря Луценко, проверит мотивы, которыми руководствовался Сытник, злоупотребляя служебным положением в пользу «общественных активистов». И, прежде всего, выяснит, кому еще кроме судьи Батрин и председателя Государственной службы Украины Курпиты выплачивали деньги члены Совета общественного контроля при НАБУ.

Читайте также: Юрий Луценко в поисках коррупции



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ