воскресенье, 22 января 2017


Racurs.ua

Общественность впервые будет формировать судебный корпус

Отныне судьями Верховного суда могут стать и научные работники, и адвокаты

Об участии представителей общественности в будущем подборе судей, который начнется с формирования Верховного суда, «Ракурсу» рассказал Станислав Щотка, секретарь квалификационной палаты Высшей квалификационной комиссии судей Украины:

— Это происходит впервые. Не было такого, чтобы общественность допускали к контролю над деятельностью судей, к сбору информации, ее оценке и анализу в отношении судьи. Можно было сколько угодно причитать из-за забора, но общественность никогда не принимала участия в процессе. Членов Общественного совета добропорядочности будет 20 — обращает на себя внимание, что их больше, чем членов Высшей квалификационной комиссии судей (ВККСУ), которых по закону 16.

Станислав ЩоткаЕсли говорить о формальных признаках, заложенных законодателем в ст. 87 «Общественный совет добропорядочности» Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» в редакции от 2 июня, который вступит в силу 30 сентября, то Общественный совет добропорядочности создается с целью содействия Высшей квалификационной комиссии судей Украины в установлении соответствия кандидата на должность судьи критериям профессиональной этики и добропорядочности для целей квалификационного оценивания. То есть для содействия органу, на который в соответствии с законом возлагается функция квалификационного оценивания кандидатов на судейские должности. Общественный совет будет способствовать нам в работе в части выяснения следующих критериев: профессиональная этика и добропорядочность. Отмечу, что всего в оценке кандидата в судьи есть три критерия, которые комиссия должна установить, однако компетентность (профессиональный критерий) находится за пределами оценки Общественного совета добропорядочности. Мы сталкиваемся сегодня с тем, что общественность заходит в эту сферу и пытается выяснять и по собственному усмотрению оценивать уровень профессиональности судьи и т. д. Но закон четко гласит, что сфера компетенции ОСД — это профессиональная этика и добропорядочность.

Отмечу, что кандидат на должность судьи, то есть лицо, которое по итогам конкурса может стать судьей, а может и нет, должен быть готов к тому, что Общественный совет добропорядочности будет его тщательно мониторить. А ведь теперь претендовать на эту должность могут и практикующие научные работники, и адвокаты, и они должны быть готовы к такому тщательному мониторингу, анализу информации о них.

Закон предусматривает равные требования и к судье, и к кандидату на должность судьи, и если у нас сойдутся на одном ринге в поединке действующий судья, адвокат и научный работник, — требования к ним ко всем будут одинаковые. И проверять их всех будут одинаково.

— Общество уже не раз имело печальную возможность убедиться, что «презумпция правоты» общественных деятелей в конце концов приводила к появлению большого количества аферистов, паразитирующих на этом «звании». Поэтому возникает вопрос: а судьи кто, или кто присмотрит за смотрящим?

— Кандидат в Общественный совет должен представить биографическую справку, мотивационное письмо, а также «декларацию лица, уполномоченного на исполнение функций государства или местного самоуправления в отношении кандидата за его подписью». Обратите внимание: теперь он становится подобным госслужащему — лицу, на которое возлагается исполнение функций государства. И, видимо, мы должны проверить представленную им декларацию так же, как мы проверяли декларации действующих судей, например, через НАБУ, а сейчас — еще и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК). Это абсолютно правильно. Так что тот, кто всерьез будет собираться сюда, должен понимать, что это требование закона, и, конечно, мы будем относиться к нему очень серьезно.

Кто именно станет членом Общественного совета добропорядочности, зависит не от ВККСУ, а исключительно от собрания представителей общественных объединений и общественных союзов. Мы в этом процессе — активные наблюдатели. Мы объявляем о проведении этого собрания, нам подают выдержки из протоколов заседаний общественных организаций и союзов в отношении тех, кто делегируется на собрание и кто претендует на участие в Общественном совете добропорядочности. Для участия в собрании подается заявление в произвольной форме, подписанное руководителем общественного объединения с указанием лица, которое он уполномочил представлять это объединение на собрании, копия устава и выписка из Единого реестра, где зарегистрировано это объединение; копия отчетов по результатам выполнения проектов с привлечением международной технической помощи (это квалификационное требование к союзам и общественным объединениям); рекомендательное письмо, копия отчетов аудита; биографическая справка кандидата, которого выдвигает общественное объединение. То есть делегат несет свою справку, а также пакет по кандидату, которого они будут продвигать. Там обязательно должны быть мотивационное письмо и декларация этого лица.

Далее на этом собрании по соответствующей процедуре будут избраны эти 20 достойных. Собрание считается состоявшимися, если в нем примут участие как минимум представители пяти общественных объединений или союзов. Сам Общественный совет считается избранным, если избрано не менее 10 членов из 20. Перечень этих людей в пятидневный срок со дня проведения собрания направляется нам, а мы публикуем его на сайте.

— Спецпроверка кандидатов будет?

— Законом не предусмотрена, поэтому разве что на уровне разоблачителей.

— Согласно закону, членами Общественного совета могут быть правозащитники, научные работники, юристы, журналисты. Какими критериями вы будете руководствоваться при отборе?

— Что касается критериев, которым эти люди должны соответствовать, то, заметьте, есть очень тонкий момент: «<...> являются выдающимися специалистами в сфере своей профессиональной деятельности, имеют высокую профессиональную репутацию <...> политически нейтральный и добропорядочный». Вот обратите внимание, когда мы говорим о кандидатах в судьи, то там среди базовых критериев есть такой: срок, сколько ты в профессии. Но чтобы законодатель оперировал категориями из области романтизма и лирики вроде «выдающийся специалист»! Выдающийся специалист — можно ли дискутировать относительно этого термина? Можно. Но кандидат должен понимать, что не мы будем задавать ему эти вопросы. Если при избрании Совета будет конкурентная среда, ему эти вопросы зададут — или до, или после — те, кого не изберут в состав Совета. Известно, что самым прямолинейным и последовательным критиком того, кто занял должность, является тот, кто ее не занял. Поэтому те, кто будет кандидатом на должность члена ОСД, должны быть готовы, что их будут очень тщательно сканировать и оценивать.

Следующее требование к кандидату на членство в Общественном совете добропорядочности — это политическая нейтральность. То есть кандидат не должен оказаться чьим-то политическим приверженцем. Если он был глашатаем какой-то политической силы, то уже по этому признаку не может состояться как член Общественного совета. Так гласит закон.

Что касается того, кто не сможет стать членом Общественного совета добропорядочности, то здесь понятия четкие и ясные. Среди них: судимые, те, кто привлекался к административной ответственности за коррупционные действия, силовики и судьи, которые работали последние пять лет.

— Опыт участия в проверке кандидатов на должности прокуроров показал, что, заявляя о наличии компромата на определенное лицо, граждане зачастую не приводят конкретных фактов относительно персоналий, а вместо этого отдают предпочтение огульным определениям типа «одиозный деятель».

— Что касается деятельности ОСД, то мы будем добиваться, чтобы его работа была оформлена процедурно и опиралась на вещи, которые можно изучить, проанализировать, оценить, и это не должно быть результатом упрощенного подхода или эмоциональных оценок. Решения ОСД должны представлять собой оформленный как следует документ с соответствующими аргументами и заключением. Только в таком случае точка зрения Совета может быть воспринята. В частности потому, что если не обеспечить этот аспект, но положить их аргументы в основу принятия решения ВККСУ, мы в перспективе потеряем и наше решение.

Языком закона, ОСД «собирает, проверяет и анализирует» — обратите внимание — «информацию в отношении судьи, кандидата на должность судьи». Не скажу пока, это со знаком «минус» информация или со знаком «плюс». Далее — «предоставляет ВККС информацию в отношении судьи». А потом «предоставляет при наличии соответствующих оснований Комиссии заключение о несоответствии кандидата на должность судьи». Здесь следует быть внимательным, ведь мы понимаем: информация о судье может быть как положительная, так и отрицательная. А вот заключение как формальный документ должно составляться тогда, когда в отношении судьи есть негативная информация, уже обработанная и констатированная, что это именно негатив, и заключение является констатацией о несоответствии судьи критериям профессиональной этики и добропорядочности. О профессиональной состоятельности, как я уже говорил, в этом контексте речь не идет.

Поэтому я понимаю это так: информация может быть и положительная, и отрицательная. Положительная информация по желанию может подаваться в комиссию (это не заключение, это информация). Если же есть негативная информация, тогда должно быть сформировано соответствующее заключение.

— По закону, заключение Общественного совета не является императивом для Высшей квалифкомиссии, вы не обязаны его учитывать, будете делать это по своему усмотрению. Ввиду этого положения закона определяющей здесь является установка членов ВККСУ принимать к сведению или нет информацию, переданную им представителями общественности.

— Что касается заключений Общественного совета добропорядочности, то по закону это действительно необязательно. Это понимают представители общественности, которые уже выходили на связь, спрашивали. Но скажу так: ни от одной содержательной информации Комиссия еще ни разу не отмахивалась. Есть проблема в реализации того, о чем нас информируют. Например, адвокат, который говорит с нами на одном языке, приезжает с жалобой и заявляет: мол, вот жалоба, там практически все соответствует действительности. Но реализация этой информации не так проста, как нам хотелось бы. Комиссия фактически должна конвертировать эту информацию в решение, ведь существует процедура, которой мы обязаны придерживаться. В то же время судья защищен, он может не предоставлять информацию о себе. Есть среди них фигуранты, у которых по четыре адвоката приходят защищать своего клиента.

Впрочем, спрогнозирую, что на самом деле у Общественного совета будет не так уж много работы. Ведь судьи, в отношении которых есть много негатива, могут уйти из профессии с этой волной. Ощутимый отток происходит уже сейчас: уходят из профессии разные судьи, к сожалению, покидают ее и порядочные, честные, профессиональные. Но уходит и полная их противоположность. Вполне может быть, что громких фамилий судей в списках кандидатов уже не окажется. Те же, кто придет в профессию, видят, как сейчас поставлено дело: мониторинг серьезный, а общение членов Комиссии с судьей происходит открыто, прозрачно. Поэтому каждый кандидат может составить себе представление о том, что его ждет, и многие, я думаю, просто не рискнут. Поэтому поле для деятельности, по моему мнению, значительно сузится.

Будет интересный момент в деятельности ОСД — как Совет решит распоряжаться персональными данными о человеке. Он по закону имеет доступ к госреестрам и информации, размещенной в них. Но у самого ОСД нет технических средств защиты этой информации — и как они будут обходить эти вещи, я пока не знаю.

В целом участие общественности в работе ВККСУ — это хорошая, здоровая идея. Для того, чтобы общество начало мыслить такими категориями, как в цивилизованном мире. Есть общественная деятельность, неравнодушные люди, которые подогревают общество, и государственные органы все же начинают реагировать — кто-то в поддержку, кто-то из позиции самозащиты, кто-то еще по каким-то причинам. Но чиновники понимают: вопросы задаются, их острота возрастает — и ты должен это учитывать. Так что в этом есть позитив, конфликт. Хотя мне хотелось бы, чтобы здесь был конфликт не ради конфликта, а ради решения проблемы и нахождения правильного решения.

Читайте также: Ректор Нацшколы судей Николай Онищук о массовых увольнениях судей, общественном совете и рисках реформы



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ