• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Верховный гастроном правосудия

С чем сравнивает свою работу председатель Верховного суда? С какой профессией себя ассоциирует? И вот он — наступил момент истины

— А за что вас любить? Таких, как вы, девушки не любят.
Они любят молодых, длинноногих, политически грамотных.
А вы скоро умрете. И никто не напишет про вас
в газете: «Еще один сгорел на работе».
 

И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»

Судебно-конституционная реформа, едва начавшись 30 сентября, уже на третий день боев за светлое судебное будущее понесла ощутимые потери от удара в спину: 3 октября 2016 года состоялся Пленум Верховного суда Украины.

На Пленуме было принято решение обратиться в Конституционный суд Украины в связи с несоответствием отдельных положений п. 4, 7, 8, 9, 11, 13, 14, 17, 20, 22, 23, 25 раздела ХII «Заключительные и переходные положения» Закона Украины от 2 июня 2016 №1402-VIII «О судоустройстве и статусе судей» требованиям ст. 6, ч. 1, 2 ст. 8, ч. 2 ст. 19, ч. 1, 2 ст. 24, ч. 1, 2 ст. 55, ч. 1, 5, 6 ст. 126 Конституции Украины — то есть о неконституционности данного закона.

Председатель Верховного суда Ярослав Романюк в выступлении на Пленуме указал, что речь идет о ликвидации Верховного суда Украины и высших специализированных судов не предусмотренным Конституцией способом при наличии прямо предусмотренной процедуры реорганизации этих судов.

Кроме того, создается правовая неопределенность в части существования в судебной системе Украины одновременно двух высших судебных инстанций, решения которых обязательны для исполнения органами государственной власти и судами; нарушается доступность правосудия для граждан, которые фактически теряют право на пересмотр решений в кассационном порядке в течение разумного срока.

Создается правовая неопределенность положениями о праве участия в конкурсе (а не переводе) на занятие должности судьи Верховного суда лицами, которые уже являются судьями высшего судебного органа и не меняют при этом уровня суда, и судьями, пятилетний срок полномочий которых истек, должность не вакантна и уровень суда также не меняется.

Аналогичная проблема касается ликвидации судов первой и апелляционной инстанции, образования соответствующих судов апелляционных и местных округов. Все это свидетельствует о нарушении доступности правосудия, а следовательно, и права на судебную защиту для граждан в целом на длительный период.

Остальные докладчики на Пленуме выступили с осуждением принятого закона «О судоустройстве и статусе судей», дополнительно сетуя на то, что новые порядки таят в себе опасность вмешательства в личную и семейную жизнь, нарушая требования ст. 32 Конституции.

Тем не менее, никакого ощутимого эффекта эти судорожные попытки продлить жизнь нынешнему составу Верховного суда не произвели. Более того, хотя критика закона «О судоустройстве и статусе судей» во многом справедлива, не покидает ощущение, что судьи смогли возвысить свой голос и сплотиться лишь в части решения шкурного вопроса своего дальнейшего трудоустройства. Месяцами они сидели и как мышки молчали, надеясь, что пронесет или рассосется само собой. И только когда стало ясно, что вот она, ленточка финишная, — только тогда решили выйти из окопов и пойти в рукопашную против конституционного закона…

Увы — рожденный ползать летать не может. Даже перед лицом завершения своей карьеры, когда терять нечего, участники Пленума не смогли подняться выше вопросов, которые волнуют лично судей, но никак не все общество, — то есть выйти за рамки проблем реорганизации судебных органов, проведения конкурса на должности судей и т. п.

Лишь где-то там, между прочим, было упомянуто нарушение права граждан на кассационное обжалование судебных решений. Только придется огорчить докладчиков Пленума ВСУ — право на обжалование определений суда в апелляционном порядке и безусловное право на кассационное обжалование нарушены вовсе не законом, берите выше — новой редакцией ст. 129 Конституции! Так что поздно пить боржоми…

Замечая каждую соринку в заключительных и переходных положениях закона «О судоустройстве и статусе судей», наш Верховный суд не заметил конституционного «бревна»: дело в том, что после 21 февраля 2014 года в Украине нет вообще никакой легитимной Конституции! Причина проста: текст Основного Закона (как следует из информации базы законодательных актов Верховной Рады) был опубликован в редакции закона №742-VII от 21 февраля 2014 года — никчемного, нелегитимного с правовой точки зрения конституционного «закона», принятого на одной сессии парламента без обязательного по ст. 159 Конституции заключения Конституционного суда о соответствии законопроекта конституционным требованиям. Более того, как неоднократно уже указывалось, сам законопроект не только не проходил экспертизу в Конституционном суде, но даже в повестку дня парламента был внесен задним числом — только на следующий день, 22 февраля 2014 года, уже после голосования.

На самом деле мы не одиноки во Вселенной со своими конституционными проблемами. Например, в парламенте Кыргызстана на днях неожиданно выяснилось, что пропал оригинал Конституции. И это в самый неподходящий момент, когда идет процесс конституционной реформы. Местные парламентарии оценили данную ситуацию с надлежащим чувством юмора. «Прежде чем вносить изменения, нужно найти оригинал, иначе непонятно, куда мы вносим поправки», — заявила экс-прокурор республики, депутат Аида Салянова.

Совет наших киргизских коллег было бы неплохо взять на вооружение и депутатам Верховной Рады, ибо (я подозреваю) у нас не только отсутствует конституционный закон №742-VII от 21 февраля 2014 года, но и масса других нормативно-правовых актов окажется фикцией при более детальном рассмотрении…

Однако не это нервирует наших верховных судей. Не судьба страны и народа тревожит их покой. О самом наболевшем поведал председатель Верховного суда Ярослав Романюк, чей трогательный душевный монолог на русском языке можно прочесть на сайте ВСУ в интервью изданию «Юридическая практика» (№42 от 18 октября 2016 года). Этот шедевр надо читать дословно:

Представьте, что в крупном магазине в центре города работает женщина-продавец. Ей нравится ее работа, она честно отработала 30 лет, заслужила уважение и авторитет коллег, получает только благодарности и не имела никаких взысканий, ей никто не предъявляет личных претензий. И тут руководство ей объявляет, дескать, в обществе сложилось мнение, что все продавцы воруют, все обсчитывают и обвешивают покупателей, все подсовывают просроченный товар, наживаясь тем самым на простых людях. В связи с таким общественным мнением этого продавца… нет, не увольняют, но ставят условие: если хочешь продолжать работу, то должна пройти конкурс на свою же должность. А в конкурсе будут принимать участие все, кто хочет, в том числе восхитительная голубоглазая блондинка, только вчера окончившая торговый вуз. И станут они все вместе проходить долгие и сложные процедуры, собеседования, проверку теоретических знаний и практических умений. И в этом случае ни опыт женщины-продавца, ни ее авторитет, ни личные достижения, ни годы честного труда не будут иметь никакого значения.

Как вы думаете, как воспримет женщина-продавец предложение пройти конкурс в таких условиях? Конечно, она воспримет его негативно, поскольку будет уверена в том, что после многих лет добросовестной работы она постарела и стала просто не нужна, что ее все равно уволят, ведь ее место в крупном, центральном магазине понадобилось молодой голубоглазой блондинке. Она не станет участвовать в конкурсе и уйдет на пенсию, которую уже заработала, обиженная и оскорбленная.

Дедушка Фрейд аплодирует стоя!

Я долго думал: с чем же сравнивают свою работу судьи? С какой профессией они себя ассоциируют? И вот он — наступил момент истины. 

Профессию судьи многое роднит с другими сферами нашей жизни. Судья в каком-то смысле врач, ибо он «лечит» нарушенные правоотношения. Он должен быть таким же мудрым, как старый добрый школьный учитель, ибо не только знанием закона, но и житейской мудростью должен руководствоваться и учить этому других. Часто судья вынужден спасать в прямом и переносном смысле людей от незаконных преследований органами досудебного следствия и ОРД. Административные суды вносят свою лепту в строительство правовой системы государства, устраняя противоречия и восполняя пробелы нашего законодательства. Но чтобы сравнивать себя с торгашами, с мелкими лавочниками?

Понятен этот обиженный пафос: мы столько лет стояли «у прилавка», никого не обвесили и не обсчитали (на этом делает особый акцент председатель ВСУ!), и тут — на тебе, бабушка, Юрьев день! Досадно, что председатель ВСУ не пояснил: если судьи такие опытные, авторитетные, то почему боятся участвовать на равных с «голубоглазой блондинкой» в конкурсе? 

Позволю себе напомнить, что судьи высших инстанций не только должны быть готовыми продемонстрировать свой опыт и знания более молодым коллегам практически, в том числе и на конкурсе. В первую очередь судьи (и об этом часто забывают) должны демонстрировать свою марку обществу, простым гражданам, с которыми они ежедневно встречаются в залах судебных заседаний.

Полвека назад на экраны вышел замечательный фильм «Доживем до понедельника». Кульминацией сюжета стала сцена диалога между учителем литературы (Нина Меньшикова) и учителем истории (Вячеслав Тихонов):

— Им отдаешь всю себя до капли, а они...

— Что у нас есть, чтоб отдать, вот вопрос…

— Дураки остались в дураках — он пишет, это кто?

— Ну, в данном случае, боюсь, что это мы с вами. Если он не прав, у нас есть время, чтобы доказать, что мы лучше, чем о нас думают.

— Это кому я буду доказывать?

— Им. Каждый день, каждый урок. А если не можем... то давайте заниматься другим ремеслом, где брак дешевле обходится…

Читайте также: Взгляд еретика на судебную реформу



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Новости Украины


Новости Украины





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ