пятница, 28 апреля 2017

Racurs.ua

Рейдерство в Украине — что делать Правовая политика

Для противодействия волне мошенничества с недвижимостью необязательно вносить изменения в действующие законы. Руководству Минюста и Национальной полиции достаточно лишь проявить свою политическую волю

В первой части статьи мы рассказывали о причинах возникновения рейдерства, а теперь остановимся на том, что делать для противодействия этому явлению.

Ошибочным видится подход, предусматривающий, что для борьбы с мошенничеством и рейдерством необходимо лишь расширить полномочия контролирующих и правоохранительных органов. Главным заинтересованным лицом в восстановлении нарушенных прав и наказании правонарушителей является потерпевший. Поэтому государство в первую очередь должно обеспечить потерпевшему возможность эффективно защищать свои права.

В настоящее время защита прав и интересов потерпевшего от рейдерства или мошенничества с использованием государственных реестров может осуществляться тремя основными способами:

1) путем обращения в суд с исками;

2) путем обращения к правоохранительным органам с заявлением об открытии уголовного производства;

3) путем обращения в Минюст с жалобой на действия регистратора.

К сожалению, каждый из указанных способов защиты имеет свои недостатки, устранение которых и должно стать приоритетом для законодателя.

Прежде всего, целесообразно обратить внимание на сложности, возникающие у потерпевших с фиксацией доказательств нарушения их прав. Сведения о действиях, совершенных в отношении юридического лица или недвижимого имущества, фиксируются в электронной форме в соответствующих государственных реестрах. Кроме того, в базы данных соответствующих реестров включаются скан-копии документов, на основании которых совершались соответствующие регистрационные действия. До 2015 года доступ к сведениям государственных реестров был ограничен, и в большинстве случаев потерпевшие получали информацию о совершенных в их отношении действиях только неофициально — через знакомых нотариусов или регистраторов. С 2015 года ситуация изменилась — законом была предусмотрена теоретическая возможность публичного доступа к информации государственных реестров через кабинет электронных сервисов. Фактически такой доступ был предоставлен только к актуальным (последним зарегистрированным) правам и обременениям — без возможности доступа к регистрационной истории. То есть после совершения двух или более регистрационных действий с недвижимостью рядовой пользователь уже не будет иметь доступа к сведениям, необходимым ему для подготовки иска или написания жалобы.

С 2015 года право на доступ к государственному реестру прав на недвижимость также получили адвокаты, которым для этого необходимо заключить договор с ГП «Национальные информационные системы». В отличие от обычных пользователей, адвокаты получили доступ к регистрационной истории объектов и субъектов права. Однако при этом они не получили возможности доступа к скан-копиям документов, на основании которых совершались спорные регистрационные действия. Фактически адвокаты могут получить информацию о совершенном в отношении их клиента правонарушения, но в то же время не могут быстро официальным путем получить копии документов, которые могли бы быть использованы в качестве доказательства такого нарушения.

Как ни парадоксально, но вопрос о доступе к государственным реестрам следователей полиции и других правоохранительных органов также должным образом не урегулирован. В большинстве случаев следователи вынуждены получать нужную им информацию или в общем порядке через кабинет электронных сервисов, заплатив собственные средства, или полуофициально, через лично знакомых следователю нотариусов или регистраторов. В последнее время ГП «Национальные информационные системы» в индивидуальном порядке начало предоставлять следователям доступ к государственному реестру прав. Однако поскольку официально такая процедура доступа не урегулирована и не согласована с нормами УПК Украины, то возникает вопрос о возможности использования полученных таким образом данных в качестве надлежащих доказательств в уголовном производстве.

Следовательно, необходимо срочно урегулировать вопрос о предоставлении полного доступа к сведениям государственных реестров (включая доступ к скан-копиям документов) адвокатам и следователям полиции. (Условия такого доступа должны быть одинаковыми для следствия и защиты, поскольку УПК предусматривает равенство сторон в уголовном производстве.)

Кроме того, правоприменительная практика свидетельствует о необходимости в целом законодательно урегулировать вопрос о фиксации и обеспечении доказательств потерпевшим. Во многих странах, в том числе в Российской Федерации, нотариусы наделены полномочиями обеспечивать доказательства, в частности, нотариально заверять скриншоты электронных документов или удостоверять письменные показания под присягой (аффидавит). В Украине, к сожалению, подобной практики нет, что значительно усложняет защиту прав потерпевших. Для доказательства наличия факта правонарушения потерпевшему необходимо ссылаться на сведения из реестров и документы, на основании которых осуществлялись соответствующие регистрационные действия. Однако обычно он не имеет доступа к этим сведениям и документам в бумажной форме. Получение оригиналов или официальных бумажных копий указанных документов связано с соблюдением определенных процедур и требует значительного времени как для адвоката, так и для следователя. Такие задержки объективно помогают мошенникам и рейдерам, поскольку предоставляют им возможность завершить захват объекта и переоформить его на «добросовестного» приобретателя. Эта проблема довольно просто решается путем предоставления адвокатам и следователям официального доступа к скан-копиям документов, на основании которых осуществлялись регистрационные действия, и установления процедуры удостоверения скриншотов соответствующих электронных документов.

Во-вторых, необходимо законодательно урегулировать вопрос о способах защиты прав потерпевшего и подсудности соответствующих дел. Судебная защита должна быть эффективной. В результате обращения в суд должно быть обеспечено восстановление нарушенных прав потерпевших.

Со времен Древнего Рима общепризнанными способами защиты прав собственника являются виндикационный и негаторный иски, то есть иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения и об устранении нарушений прав собственника, не связанных с лишением его возможности владения своим имуществом. Украинское гражданское право предусматривает дополнительные способы защиты в виде возможности подачи исков о признании права собственности, о признании сделок действительными или недействительными, о применении реституции и т. п. В то же время удовлетворение указанных исковых требований не всегда приводит к автоматическому восстановлению нарушенных прав. В украинском законодательстве отсутствуют нормы, прямо предусматривающие, как должна быть сформулирована резолютивная часть судебного решения по гражданскому (хозяйственному) делу, чтобы такое решение стало основанием для внесения соответствующих изменений в реестр.

В свою очередь, споры о признании недействительными решений регистраторов, об отмене регистрационных записей и об обязательствах внести изменения в реестр исходя из субъектного состава сторон относились к делам, которые надлежало рассматривать по правилам административного судопроизводства.

Верховный суд Украины попытался урегулировать указанные вопросы. В п. 10 постановления пленума №9 от 6 ноября 2009 года было разъяснено, что судебное решение по гражданскому делу о применении реституции или истребования имущества из чужого незаконного владения является основанием для осуществления государственной регистрации прав на указанное имущество и отмены предыдущей регистрации. Однако это постановление не носит обязательного характера для регистраторов, которые в каждом конкретном случае принимали и продолжают принимать решения.

В этой связи в течение последних нескольких лет сложилась ситуация, при которой потерпевший сначала был вынужден обращаться в суд с гражданским иском, а после завершения гражданского спора дополнительно еще раз обращаться в суд, но уже с административным иском. Во многих случаях один и тот же спор одновременно рассматривался и в гражданских (хозяйственных), и в административных судах.

14 июня 2016 года Верховный суд Украины в деле №21-41а16 выразил правовую позицию, что споры по поводу регистрационных действий, связанных с нарушением гражданских прав, должны рассматриваться по правилам гражданского судопроизводства. Такой подход можно только приветствовать, но нет гарантий, что при рассмотрении других дел его позиция не изменится.

Решив одну из коллизионных проблем, ВСУ создал другую. 13 июня 2016 года Верховный суд в деле №6-942цс16 выразил правовую позицию, согласно которой в одном исковом заявлении не могут объединяться требования к физическим и юридическим лицам, которые должны отдельно рассматриваться в порядке гражданского и хозяйственного судопроизводства. Такая позиция вызывает беспокойство. Очень часто, завладев чужим имуществом, мошенники переоформляют его с физических на юридических лиц и обратно. В таких случаях потерпевший (юридическое лицо) должен обращаться в разные суды с отдельными исками к каждому из ответчиков, что значительно усложняет правовую защиту его интересов.

Суть всех вышеуказанных проблем можно обобщить. Ст. 13 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод предусматривает обязанность государства Украина обеспечить любому лицу эффективное правовое средство для защиты его нарушенных прав. Вышеупомянутые проблемы свидетельствуют об игнорировании указанного обязательства как со стороны законодательной ветви власти, так, в некоторых случаях, и со стороны судебной ветви власти. Судебная защита нарушенных прав собственника в Украине неэффективна. Для решения этой проблемы необходимо внести изменения в ГК и ХК Украины, в которых четко урегулировать способы защиты прав собственника от нарушений, связанных с использованием государственных реестров, а также в ГПК, ХПК и КАС Украины, четко определив единые требования к подсудности соответствующей категории споров.

В-третьих, необходимо более качественно урегулировать полномочия Минюста по внесению им изменений в регистрационные записи во внесудебном порядке. Правоприменительная практика последних месяцев показала, что использование министерством указанных полномочий в большинстве случаев производило положительный эффект, однако есть и определенные системные недостатки.

ГК Украины связывает момент возникновения права собственности на недвижимое имущество с моментом его государственной регистрации (в отношении корпоративных прав такое предостережение в законе прямо не предусмотрено, но фактически оно существует — поскольку включенные в реестр сведения считаются официально достоверными). Отмена решения регистратора и сделанных на его основании регистрационных записей приведет к лишению лица права собственности. Таким образом, возникает ситуация, когда за нарушения, совершенные субъектом власти — регистратором, негативные последствия наступают для частного лица или компании — владельца.

Указанная коллизия может быть урегулирована. Пункт 1 протокола №1 к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод предусматривает право государства обеспечивать выполнение таких законов, которые ему представляются необходимыми, чтобы осуществлять контроль над использованием собственности в соответствии с общими интересами. С учетом этого предлагается определить в тексте законов исчерпывающий перечень случаев, в которых министерство будет иметь полномочия отменять регистрационные записи во внесудебном порядке. Указанные случаи должны касаться только тех ситуаций, когда допущенные регистратором нарушения носили очевидный характер и явно совершались с ведома заявителя.

В частности, предлагается предоставить Министерству юстиции Украины право отменять регистрационные записи в случаях, если:

1) соответствующее регистрационное действие было совершено с явным нарушением территориальных полномочий регистратора;

2) соответствующее регистрационное действие было совершено на основании поддельных документов;

3) соответствующее регистрационное действие было совершено вопреки наличию зарегистрированного обременения или запрета;

4) соответствующее регистрационное действие было совершено путем несанкционированного вмешательства в работу электронной базы данных государственных реестров.

О нарушении регистратором требований закона в этих случаях не могло быть неизвестно заявителю (приобретателю имущества), а следовательно, внесудебные методы реагирования в таких случаях будут соразмерной мерой контроля над использованием собственности, применяемой в общих интересах.

Кроме того, необходимо законодательно предусмотреть обязанность Минюста официально обнародовать не только перечни жалоб, поданных в комиссию, но и выводы, сделанные комиссией по результатам рассмотрения каждой жалобы, и принятые на их основании приказы, а также приказы, изданные по результатам мониторинга действий регистраторов.

Для реализации указанных предложений желательно внести изменения в профильные законы, но при наличии политической воли это может быть реализовано путем внесения изменений в постановления Кабинета министров или выдачи отдельного приказа Министерством юстиции Украины.

В-четвертых, следует усовершенствовать механизмы защиты интересов потерпевшего в уголовном производстве. Для этой категории преступлений было бы целесообразно ввести механизм частного обвинения — для того, чтобы потерпевший мог самостоятельно инициировать соответствующие следственные действия по сбору доказательств и доказывать вину тех, кто совершил преступление. По меньшей мере, потерпевшему необходимо предоставить права, которые имеет сторона защиты, в частности, возможность самостоятельно инициировать процедуру временного доступа к вещам и документам.

Как уже было отмечено выше, также необходимо срочно урегулировать порядок получения сведений, содержащихся в государственных реестрах, и порядок использования их в качестве доказательств в уголовном производстве. Закон предусматривает, что сведения государственных реестров являются публичными. Таким образом, и сторона обвинения, и сторона защиты должны получить свободный доступ к базам данных ГП «Национальные информационные системы», включая информацию о том, кто и когда обращался за получением информации о спорном объекте. Ведь, готовясь к мошенничеству, преступники обязательно должны получить сведения об объекте из реестра, а следовательно, в базе данных останутся следы об их запросах.

УПК Украины не делает различия между вещественными доказательствами в виде движимого имущества, которые могут быть изъяты и храниться вместе с материалами уголовного производства, и вещественными доказательствами в виде недвижимого имущества, которые физически не могут быть изъяты. На практике следователи иногда применяют опечатывание квартир или другой недвижимости, ставшей объектом преступного посягательства, однако процессуально такие действия не урегулированы.

Очевидно, что все вышеуказанные вопросы могут быть решены исключительно путем внесения изменений в УПК Украины.

В-пятых, необходимо более детально урегулировать процедуры применения обременений недвижимого имущества и корпоративных прав. Целесообразно было бы разделить обременения, возникающие из сделок или решения собственника, и обременения, возникающие из решений уполномоченных органов в качестве способа обеспечения. А также предусмотреть случаи, в которых разные виды обременения должны применяться в качестве способов обеспечения.

Также необходимо урегулировать все потенциальные коллизии. Например, как должно выполняться решение суда об отмене регистрационной записи в случае, если в качестве меры обеспечения по другому делу был наложен запрет на внесение любых изменений в реестр? Как должно выполняться судебное решение об обращении взыскания на имущество должника в случае, если это имущество арестовано для обеспечения конфискации в уголовном производстве?

Ст. 976 Гражданского кодекса предусматривает, что в случае возникновения спора о собственности суд в качестве обеспечения может изъять спорное имущество и передать его на хранение третьему лицу. Такая мера обеспечения почти не применяется судами Украины, хотя во многих случаях его применение может устранить спор. Ведь зачастую действия мошенников и рейдеров рассчитаны на быстрое овладение чужим имуществом и получение от этого выгоды в течение всего длительного времени продолжения судебных споров. В то же время указанная норма может применяться и для захвата чужой собственности. Этот вопрос необходимо урегулировать более четко.

В правоприменительной практике Украины почти не применяется концепция «добросовестного владельца имущества» — то есть лица, которое правомерно завладело чужим имущество и открыто пользовалось им в течение длительного времени, даже если впоследствии правовое основание, на котором оно приобрело это имущество, отпало. Хотя очевидно, что при применении меры пресечения обязательно должно учитываться, кто именно и в течение какого времени фактически владел имуществом до момента возникновения спора.

Необходимо четче разграничить полномочия и функции нотариуса в части наложения обременений на имущество и регистрации наложенных им же обременений.

Также очевидна необходимость вернуть нотариусам право вносить в реестр временные предостережения — то есть сообщения лица о наличии у него претензий в отношении определенного имущества, которые теряют силу, если в течение 30 дней лицо не обратилось с иском в суд. Такое право раньше у нотариусов было. Наличие временного предостережения не было препятствием для совершения сделок в отношении недвижимого имущества, но лишало приобретателя возможности ссылаться на свою добросовестность.

Отдельно следует упомянуть необходимость установить взаимодействие между Единым государственным реестром, в котором регистрируются операции с корпоративными правами юридических лиц, и реестром обременений движимого имущества, где содержится информация о налоговом залоге и залоге объектов движимого имущества, к которым относятся и корпоративные права. В настоящее время регистраторы при проведении регистрационных действий, связанных с отчуждением корпоративных прав, вообще не проверяют наличие обременений по этим правам.

В-шестых, необходимо лишить мошенников и рейдеров возможности злоупотреблять статусом добросовестного приобретателя. В большинстве мошеннических схем после завладения недвижимостью происходит ее перепродажа «добросовестному» приобретателю.

При удостоверении сделок в отношении недвижимого имущества нотариус должен проверить наличие регистрации права собственности на него и отсутствие его арестов, запретов или обременений. Этим и пользуются мошенники для того, чтобы создать видимость приобретения объекта добросовестным приобретателем.

Если на момент нотариального удостоверения сделки право собственности на похищенный объект зарегистрировано за мошенниками и в государственном реестре нет обременений, то его новый подставной приобретатель может в дальнейшем утверждать, что он является добросовестным, поскольку он не знал и не мог знать о противоправном завладении им предыдущими владельцами. Противодействовать этому не слишком сложно. Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество содержит полную информацию о регистрационной истории объекта недвижимости — кто, когда и на каком основании осуществлял регистрацию возникновения и прекращения прав и обременений на этот объект, информацию о нем, которая содержалась в предыдущих электронных реестрах Минюста, а также скан-копии документов, на основании которых совершались предыдущие регистрационные действия. Если потенциальному покупателю будет известна вся регистрационная история объекта, он в дальнейшем не сможет ссылаться на свою добросовестность.

Действующий порядок совершения нотариальных действий нотариусами Украины не обязывает их при удостоверении сделок получать полную информационную справку об отчуждаемом объекте, знакомиться со скан-копиями документов, внесенными в реестр, и знакомить с этой информацией приобретателя. Добросовестные нотариусы обычно делают это по собственной инициативе. В таких случаях приобретатель получает полную информацию об истории объекта и на свой страх и риск принимает решение о покупке. Ссылаться на то, что он не мог знать о допущенных ранее нарушениях, он больше не сможет.

Недобросовестные нотариусы, наоборот, получают из государственного реестра прав только сокращенную информационную справку об актуальных правах и обременениях на отчуждаемый объект. Делается это для того, чтобы в дальнейшем «добросовестный» приобретатель мог утверждать о своей неосведомленности в правонарушениях, допущенных по данному объекту ранее. Более того, недобросовестные нотариусы часто «забывают» внести в реестр скан-копии документов, на основании которых они совершали соответствующие регистрационные действия.

Понятно, что урегулировать указанный вопрос также несложно. Для этого не нужно вносить изменения ни в законы, ни в постановления правительства. Министерству юстиции Украины достаточно лишь внести соответствующие изменения в собственный приказ. Такой подход полностью соответствует европейской практике.

Перечень таких очевидно необходимых мер можно продолжать. Ясно одно: для эффективного противодействия мошенничеству и рейдерству необходимо два условия — профессионализм и политическая воля.

Читайте также: Вчера ваше — сегодня наше. Как бороться с рейдерством

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ