четверг, 19 января 2017

Racurs.ua

УПК в действии: результаты и последствия

На вопросы, поднятые генеральным прокурором, на самом деле должен дать ответы он сам

(Начало)

Не прошло и четырех лет, как остроту проблемы УПК осознал очередной генеральный прокурор — Юрий Луценко. 3 ноября 2016 года пресс-служба сообщила о письме, которое руководитель ГПУ направил в адрес председателя Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Стиль письма был очень эмоциональным, трогательным, не свойственным служебной переписке.

«Такая ситуация приводит к неверию гражданского общества в действенность органов правопорядка и суда, их способность обеспечить защиту личности, общества и государства от уголовных правонарушений, быстрое, полное и беспристрастное расследование и судебное разбирательство», — довольно точный диагноз Юрия Луценко того положения, в котором мы сейчас находимся. Далее он пишет: «Особенно уязвимыми ввиду произвольной интерпретации являются положения УПК Украины, регламентирующие: начало досудебного расследования (регистрацию заявлений и сообщений о преступлении, внесение сведений в ЕРДР); передачу производств согласно подследственности; определение надлежащих субъектов принятия тех или иных процессуальных решений; признание доказательств недопустимыми и т. п. Искажение их содержания часто происходит со ссылкой на сложившуюся практику суда, которая якобы засвидетельствовала необходимое понимание нормы».

Есть ответ и на вопрос, почему так происходит: «Например, вывод о том, что следователь, прокурор могут не регистрировать вопреки требованиям УПК Украины заявления, сообщения о преступлении и не вносить сведения в ЕРДР, если не видят для этого оснований, делается из самого только факта наличия отдельных постановлений суда об отказе в удовлетворении жалобы на бездействие, которая заключается в невнесении сведений об уголовном производстве в ЕРДР, без учета мотивов их вынесения (неявка лица и неподтверждение им факта обращения с заявлением о преступлении и т. п.)».

Все эти признания заставили генерального прокурора задать целых десять вопросов относительно толкования содержания УПК от 2012 года. К сожалению, председатель ВССУ уклонился от прямых и однозначных толкований предписаний УПК, поэтому придется искать ответы в других источниках.

Например, некоторые прямые ответы на вопросы генерального прокурора можно найти сразу на сайте ГПУ, в разделе «Решения Консультативного совета», который в течение последних двух лет если не ежемесячно, то ежеквартально обращался точно с такими же вопросами к руководству ГПУ — как предыдущему, так и действующему, со своими предложениями по решению проблемных аспектов применения нового УПК.

В частности, Юрий Луценко задал главе ВССУ следующие вопросы.

1. Допускают ли нормы ст. 214 УПК Украины:

— возможность не принимать и не регистрировать заявления и сообщения о преступлении, в том числе по мотивам неполноты изложенной в них информации, представления в орган, которому они предметно или территориально не подследственны;

— перенаправлять заявления и сообщения о преступлении согласно подследственности без внесения сведений в ЕРДР.

Этот вопрос подробно рассматривался на заседании Консультативного совета при ГПУ 17 сентября 2015 года, и был утвержден целый ряд рекомендаций руководству ГПУ, в частности:

Рекомендовать генеральному прокурору Украины внести изменения в приказ генерального прокурора Украины от 3 декабря 2012 года №125 «Об Инструкции о порядке приема, регистрации и рассмотрения в органах прокуратуры Украины заявлений, сообщений о совершенных уголовных правонарушениях» и дополнить текст п. 3.6. Инструкции положениями следующего содержания: «Прокурор безотлагательно, но не позднее 24 часов после первой регистрации органами прокуратуры заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований. Пересылка материалов в другой орган без предварительного внесения сведений в ЕРДР не допускается».

Рекомендовать генеральному прокурору Украины дать поручение обобщить материалы надзора за органами предварительного расследования на стадии внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР в 2013–2015 годах — в аспекте выявленных причин и оснований массового невнесения соответствующих заявлений в ЕРДР и просить предоставить обобщенные материалы Консультативному совету с правом их обнародования, поскольку этот вопрос представляет общественный интерес.

Просить генерального прокурора Украины изучить практику применения ст. 214 Уголовного процессуального кодекса Украины в аспекте подготовки предложений относительно изменений и дополнений в настоящий Кодекс.

К сожалению, как это часто бывает у нас в стране, решения не воплощаются в жизнь, даже самые умные и полезные.

Поэтому, действуя по старому принципу «лучше поздно, чем никогда», дополню этот ответ.

Теоретический ответ очень прост и краток: безусловно, нет. Предписания ст. 214 УПК вообще не предусматривают возможности невнесения сведений из письменного сообщения о преступлении в ЕРДР. Доказать эту точку зрения очень просто.

Ст. 214 УПК устанавливает общее правило:

Следователь, прокурор безотлагательно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного преступления, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование. Следователь, который будет осуществлять досудебное расследование, определяется руководителем органа досудебного расследования.

Во-первых, четко установлен срок: не позднее 24 часов с момента подачи заявления оно подлежит регистрации без исключений.

Во-вторых, заявление носит характер источника информации. То есть единственным требованием является наличие сведений, свидетельствующих о возможном совершении уголовного преступления. Форма заявления никакого значения не имеет. Закон также не требует, чтобы заявление носило доказательный бесспорный характер, ведь на этой стадии речь идет лишь о предположениях относительно события и состава преступления.

А вот предписания ч. 3 ст.214 УПК четко ограничивают процессуальные возможности следователя и прокурора на начальной стадии:

Осуществление досудебного расследования до внесения сведений в реестр или без такого внесения не допускается и влечет за собой ответственность, установленную законом.

Таким образом, следователь и прокурор на самом деле не имеют полномочий давать оценку не только обоснованности заявления, принадлежности добавленных доказательств, но и содержанию заявления, поскольку его изучение по сути — это такое же процессуальное действие, как и изучение любых других материалов уголовного производства.

Более того, для тех, кому первые три части ст. 214 УПК были непонятны, законодатель четко прописал в ч. 4 ст. 214 УПК следующее:

Следователь, прокурор, другое должностное лицо, уполномоченное на принятие и регистрацию заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях, обязаны принять и зарегистрировать такое заявление или сообщение. Отказ в принятии и регистрации заявления или сообщения об уголовном правонарушении не допускается.

Как еще понятнее изложить вышеприведенные предписания?

Поэтому следователь и прокурор до внесения в ЕРДР вообще не имеет права давать правовую оценку содержанию ни одного заявления.

Порядок действий должен быть следующим: получил заявление — внес в ЕРДР — рассмотрел заявление в пределах ЕРДР и в случае отсутствия события или состава преступления — закрыл производство постановлением в порядке ч. 1 ст. 284 УПК. Что здесь сложного или непонятного?

С другой стороны, предоставление любых ответов, в частности об отказе во внесении сведений в ЕРДР, не имеет никакой процессуальной силы, потому что закон не предусматривает ни порядка, ни оснований для таких ответов.

Рассмотрение этого вопроса в порядке закона «Об обращениях граждан» также недопустимо, потому что действие этого закона не распространяется на случаи, подлежащие решению по правилам УПК (ст. 12 закона).

Остальные вопросы, поднятые генеральным прокурором в своем письме к председателю ВССУ, касаются проблем деятельности Специализированной антикоррупционной прокуратуры в аспекте открытия уголовного производства и начала следственных действий, в частности — сбора доказательств.

В частности, Юрий Луценко поинтересовался:

2. Предусматривает ли ст. 214 УПК Украины в системном анализе ст. 216 и 218 какие-либо исключения из общего правила приема, регистрации заявлений и сообщений о преступлении, внесения сведений в ЕРДР, начала досудебного расследования правонарушений с формальными признаками подследственности НАБУ, в частности:

— свидетельствует ли ст. 214 УПК Украины о том, что исключительно детективы НАБУ и прокуроры САП уполномочены принимать и регистрировать заявления и сообщения о преступлениях с формальными признаками подследственности НАБУ, а регистрация следователями и прокурорами других органов незаконна;

— ограничивает ли ст. 214 УПК Украины каким-либо образом следователей и прокуроров в праве внесения в ЕРДР сведений о правонарушениях с формальными признаками подследственности НАБУ;

— запрещает ли ст. 218 УПК Украины следователю, определенному руководителем органа досудебного расследования, проводить досудебное расследование правонарушений с признаками подследственности НАБУ, пока процессуальный руководитель в этом производстве не определит другую подследственность;

— отрицает ли ст. 214 УПК Украины право прокурора, который внес сведения в ЕРДР об уголовном правонарушении с формальными признаками подследственности НАБУ, передать имеющиеся у него материалы в орган предварительного расследования другой, кроме НАБУ, с поручением о проведении досудебного расследования в случае объективной невозможности установления на момент регистрации всех признаков соответствия этого правонарушения подследственным НАБУ (размера предмета преступления, ущерба, субъекта совершения и т. п.);

— запрещает ли ст. 218 УПК Украины процессуальному руководителю в конкретном уголовном производстве после установления обстоятельств, свидетельствующих о подследственности правонарушения НАБУ, определить подследственность НАБУ;

— дают ли положения ч. 2 ст. 218 УПК Украины основания для вывода об исключительном праве руководителя или прокурора САП определять подследственность НАБУ в производстве, которое расследуется другим органом.

На этот длинный вопрос можно очень кратко ответить: предписания ч. 5 ст. 216 УПК содержат целый ряд признаков, по которым преступление подлежит расследованию детективами НАБУ с участием процессуального руководства со стороны САП. А вот в момент открытия уголовного производства и внесения его в ЕРДР в этом деле не существует ни одного подозреваемого, следователь не имеет никакого процессуального права (как было отмечено выше) давать оценки доказательной части заявления по размеру ущерба, субъектному составу преступления и т. п.

Поэтому, по моему убеждению, в момент внесения сведений в ЕРДР вообще ни одно дело не имеет заранее установленных исключительных признаков подследственности, исключающих его регистрацию любым другим следственным органом.

Напротив, ч. 7 ст. 214 УПК четко указывает на следующий порядок действий:

Если сведения об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований внесены прокурором, он обязан безотлагательно, но не позднее следующего дня, с соблюдением правил подследственности передать имеющиеся у него материалы в орган предварительного расследования и поручить проведение досудебного расследования.

То есть по закону передача материалов по подследственности является нормальной практикой.

Тупика здесь быть не может, ведь ч. 9 ст. 216 УПК дает ответ на вопрос: что делать, если подследственность надо изменить или определить заново.

Закон (ч. 9 ст. 216 УПК) говорит следующее:

Если во время досудебного расследования будут установлены другие преступления, совершенные лицом, в отношении которого ведется досудебное расследование, или другим лицом, если они связаны с преступлениями, совершенными лицом, в отношении которого ведется досудебное расследование, и которые не подследственны тому органу, который осуществляет в уголовном производстве досудебное расследование, прокурор, осуществляющий надзор за досудебным расследованием, в случае невозможности выделения этих материалов в отдельное производство своим постановлением определяет подследственность всех этих преступлений.

Два следующих вопроса были о корпоративном конфликте внутри прокуратуры между САП и центральным аппаратом ГПУ и касались следующего:

3. Свидетельствуют ли положения ст. 36 УПК Украины об особом статусе руководителя САП в процессе — праве принимать решения в конкретном уголовном производстве без определения его в этом производстве процессуальным руководителем, в том числе определять подследственность конкретного производства, которое расследуется другим органом досудебного расследования, за НАБУ.

4. Наделяют ли нормы ст. 37 УПК Украины и ч. 5 ст. 8-1 Закона Украины «О прокуратуре» руководителя САП правом определять себя лично процессуальным руководителем в производстве.

Ответ на эти вопросы очевиден и лежит на поверхности — согласно ч. 5 ст. 218 УПК спор о подследственности в уголовном производстве, которое может принадлежать к подследственности Национального антикоррупционного бюро Украины, решает генеральный прокурор Украины или его заместитель.

Поэтому окончательное слово за генеральным прокурором.

Последний вопрос, который интересовал Юрия Витальевича, касался сбора доказательств в случаях, когда есть споры относительно возможной подследственности:

5. Дает ли системный анализ п. 2 ч. 3 ст. 87, ст. 214, 216, 218 УПК Украины основания для вывода о признании при любых обстоятельствах недопустимыми доказательств, собранных в уголовном производстве по признакам подследственности НАБУ, другим, кроме НАБУ, органом, который действовал в пределах предусмотренных УПК Украины полномочий.

Безусловно, допустимость доказательств будет оценивать только суд, рассматривая обвинительный акт по сути дела, но и закон содержит также четкий ответ на этот вопрос:

согласно ч. 4 ст. 218 УПК в случае, если будет установлено, что другим следователем органа досудебного расследования или следователем другого органа досудебного расследования начато уголовное производство по тому же уголовному преступлению, следователь передает следователю, который осуществляет досудебное расследование, имеющиеся у него материалы и сведения, сообщает об этом прокурору, потерпевшему или заявителю и вносит соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований.

Итак, любые доказательства, собранные в рамках открытого уголовного производства, при условии, что они были переданы процессуальным образом, имеют юридическую силу и должны рассматриваться судом в своей совокупности. И уже суд по своему усмотрению расставит точки над i.

Жаль, что председатель ВССУ не смог уделить должного внимания вопросам, волнующим генерального прокурора. Но в целом как итог следует отметить, что порядок регистрации заявлений и сообщений о преступлении, ведения Единого реестра досудебных расследований определяются отраслевыми приказами генерального прокурора. Поэтому ключи от ответов на вышеизложенные вопросы на самом деле находятся в кабинете на пятом этаже здания по адресу: г. Киев, ул. Резницкая, 13/15.

Поэтому на вопросы, поднятые генеральным прокурором, на самом деле должен дать ответы он сам, издав соответствующие приказы об изменении порядка регистрации преступлений и администрирования ЕРДР и зарегистрировать их в Министерстве юстиции, как того требует закон «О прокуратуре».

Читайте также: Двойное процессуальное издевательство



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ