• Новости Украины
  • Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода

Мгновенная доставка свежих новостей



Racurs.ua

И на «ПроЗорро» бывают пятна

РroZorro играет мифологическую роль в отечественной экономике. Система была запущена летом прошлого года без сертификата Госспецсвязи, из-за чего невозможно доказать достоверность или недостоверность данных

Одним из главных лозунгов нынешней украинской власти была объявлена ее открытость. Важнейшим экономическим критерием этого тренда для государства можно считать простое и понятное расходование бюджетных средств. В этом направлении сделаны видимые шаги.

В феврале 2015 года украинские чиновники объявили о запуске пилотного проекта электронных закупок с креативным названием «ПроЗорро» (ProZorro). Была продекларирована возможность общественного мониторинга расхода государственных средств с вытекающим из этого ростом доверия бизнеса к государству. Идея тендерного отбора выглядела несложной: госструктура организовывает тендер, желая приобрести товар, поставщики предлагают свои варианты и цены. Получается «аукцион наоборот», или редукцион, во время которого совпадают требования заказчика и возможности поставщика.

Теоретически, всегда побеждает поставщик, который предлагает меньшую цену. Это похоже на голландский аукцион (англ. Dutch auction), когда продавец объявляет самую высокую цену на товар, а затем ставки снижаются до той, на которую согласится первый покупатель. Классический редукцион давно проводят в нидерландском городе Алсмере, где за несколько часов продается до 15 млн цветов, это происходит пять дней в неделю. У голландцев есть чему поучиться: их доля продаж — 60% мирового цветочного рынка, а 80% флоры идет на экспорт, причем не только в соседние страны. На самолетах цветы доставляются в Японию, Австралию и Сингапур.

Больше года готовился украинский проект, и на основании полученного отечественного опыта 17 февраля 2016 года президент подписал закон о публичных закупках, согласно которому все центральные органы исполнительной власти и подведомственные им предприятия теперь обязаны проводить свои закупки через электронную систему РroZorro. 15 августа 2016 года эта система заработала в полном объеме. Члены Кабмина постоянно хвалят ее как пример одной из наиболее удачных реформ. По словам чиновников, государство сэкономило миллиарды гривен и кучу времени при проведении тендеров. В 2017 году планируют сэкономить целых 50 млрд грн, эта сумма была озвучена летом 2016 года, при выделении украинскому правительству помощи в размере 14 млн долл. от Агентства США по международному развитию (USAID), направленной на организацию электронного управления в Украине.

Стоимость системы РroZorro, которую официально разрабатывали с 2014 года, сегодня декларируется в размере 35 тыс. долл., а для того, что бы ее полностью доделать и поддерживать, нужно еще 150 тыс. американских денег. Эта информация размещена на официальном сайте.

У любого здравомыслящего человека сразу возникнет вопрос: выделенная иностранцами сумма на построение электронного управления в сто раз превосходит деньги, требуемые для полноценного запуска и функционирования отечественной системы. Почему ничего полноценно не запускается? Это только первый из десятков вопросов без ответа, относящихся к украинским тендерным реалиям.

РroZorro сегодня играет мифологическую роль в отечественной экономике. Она является лицом нескольких сертифицированных торговых электронных площадок. Мифической система является потому, что была запущена летом прошлого года без сертификата Госспецсвязи. Отсутствие сертификата приводит к невозможности доказать достоверность или недостоверность данных. Никакой суд не сможет принять эту информацию как ненадлежащие или недостоверные доказательства.

Обращаясь на сайт по поводу участия в тендере, заинтересованное лицо оказывается на одной из сертифицированных торговых площадок с совершенно другим названием и зачастую с достаточно пестрой историей собственного бизнеса. Пестрота прошлой деловой жизни многих не останавливает, но в нормальном бизнесе, к которому Украина не имеет никакого отношения, бизнес-история твоего делового партнера оказывается решающим фактором при заключении сделки.

Спикером и лицом государственного предприятия «ПроЗорро» является заместитель министра экономического развития и торговли Украины Максим Нефедов, но в современном мире помимо представительских функций для принятия решений нужны и функции ответственности, и возможности гарантий. Было бы неплохо услышать от любого чиновника слова о личной ответственности за проект под названием «ПроЗорро».

Электронные торги давно проводятся на сотнях площадок в мире, и в непредвиденных случаях обязательно есть тот, кто несет ответственность за сбои в бизнес-процессах. Например, при форс-мажоре торговая площадка сразу возвращает деньги покупателю и сама начинает разбираться с обстоятельствами, помешавшими сделке. В мире известны многочисленные случаи наказания нерадивых организаторов и исполнителей бизнес-проектов.

Пусть система тендеров будет принадлежать предприятию с любой формой собственности — хоть государственной, хоть частной, — главное, чтобы нашлось лицо, которое будет реально нести ответственность за возникающие сбои. Также должны быть отлажены механизмы, страхующие участников сделки от случайностей. Федеральная резервная система США — частная компания, но она обеспечена институциональной и финансовой поддержкой государства. Украина не обладает финансами, способными решить подобный ребус, так пусть тогда сделки страхуются международными компаниями, которых можно пригласить, рассказав о принципах работы и предоставив персональные и государственные гарантии.

Сегодня проблемы кроются не в системе электронных закупок, а во всей процедуре организации государственных торгов. Заказчики и организаторы тендеров не могут — или не хотят — создать правильную документацию, технические задания на закупки, не могут правильно прописать условия тендера; трудности у них возникают и после проведения торгов.

Еще больше проблем у поставщиков, для которых придумывается множество сложностей — начиная с того, что предложивший самую низкую цену предприниматель не может оформить сделку, заканчивая тем, что он преследуется Антимонопольным комитетом, назначенным законом наблюдать за легитимностью сделок. Участники не могут пройти тендер с предложением выше пороговой цены — так автоматически отсекаются дорогие, но качественные поставщики и бренды. Таких примеров множество. Участники тендера теряются в непонимании роли и веса ценовых и неценовых показателей. Проблема недоверия бизнеса к государству основывается на десятилетиях коррупции и организации договорных тендеров.

Все мы знаем, что самый дешевый в мире товар родом из Китая. Но почему-то не видно наплыва китайских поставщиков, заваливших своими предложениями государственные тендеры. Видимо, система организации торгов устроена некорректно для непонятливых иностранцев. При этом китайским сервисом AliExpress пользуются многие тысячи отечественных потребителей.

Украинская же РroZorro, выигравшая в Лондоне в мае прошлого года международную премию в сфере публичных закупок Public Sector Procurement Award за создание и внедрение электронной системы с уникальной архитектурой, ничем кроме архитектурных особенностей похвастаться не может. Просто нужно продемонстрировать реальные и понятные людям успехи, а не только гордиться занимательным дизайном продукта.

«Вчера мы получили в Лондоне награду World Procurement Awards 2016 в номинации публичных закупок! В упорной борьбе мы обошли Министерство юстиции Великобритании, департамент образования Австралии и других важных претендентов», — похвастался Нефедов у себя на фейсбуке.

Иностранные поставщики чувствуют на себе дискриминацию украинских чиновников, представляющих систему РroZorro. Существует языковая проблема, которая, впрочем, не является критической. Для всех участников установлены сжатые сроки предоставления документов, в которых нужно подтвердить, в частности, отсутствие налогового долга и коррупционных правонарушений. Для нерезидентов предоставление подобной информации в течение пяти дней, указанных в законе, становится непреодолимым препятствием. Есть также невыполнимые требования к электронному документообороту. У иностранцев нет возможности обмениваться электронными подписями с нашей страной, потому что ни один международный стандарт подписи не принят в Украине, а наши стандарты не приняты за рубежом. Отдельный и обширный разговор — о валютных недоразумениях и налоговых разногласиях. Реально участвовать в современных тендерах способны только нерезиденты с многолетним опытом работы на украинском рынке.

Никто не умаляет талантов украинских айтишников, вполне конкурентоспособных на мировом рынке, но любой продукт, попавший в руки отечественных чиновников, должен находиться под постоянным и пристрастным кураторством, иначе будет уничтожено самое благое начинание. Если проект общенациональный, то и контроль должен быть соответствующий.

ГП «ПроЗорро» было создано по министерскому приказу о преобразовании ГП «Внешторгиздат». Со стороны все это выглядит как впряженные в одну повозку тяжеловоз с темным прошлым и трепетная лань со светлым будущим. О неоднозначном поведении и сомнительных достижениях «Внешторгиздата» можно слагать многостраничные криминальные повести, а большое пятиэтажное здание на улице Бульварно-Кудрявской (бывшая Воровского) в Киеве, которое занимает нынешний преемник 55-летнего постсоветского монстра, накладывает на имидж реформаторской фирмы сомнительный и нездоровый отпечаток.

Странно выглядят заявления о стабильном росте заработной платы работников нового государственного предприятия. Это неоднозначное впечатление усиливается известиями о том, что в Украине стали открываться реальные представительства «прозоррливых» столичных айтишников. Так, офисы уже организованы в Днепре (бывшем Днепропетровске) и Кропивницком (бывшем Кировограде). Это выглядит так же дико, как если бы Google стал открывать представительства в каждом областном центре Украины. Еще раз напомню: украинское электронное правительство просило американских денег на свое развитие. Видимо, под словом «развитие» американцы и украинцы понимают разные вещи.

Основная экономическая функция, с которой система справляется полностью, — это архивирование данных о торгах. Все проведенные операции фиксируются и могут храниться вечно. Вот только неплохо было бы, если бы этой системой владело государство: к этому институту у населения доверия значительно больше, чем к частному бизнесу. А если интегрировать в существующую архитектуру систему блокчейн, которая стала оплотом финансовой мощи современных криптовалют, то будет совсем здорово. Изменить и подделать эту технологию невозможно, а применять ее можно не только на торгах, но и при регистрации любых объектов, организации государственных выборов, а также очень широко — в финансовой системе. Сделав все это, можно получить продукт, опережающий время и отвечающий самым сложным критериям защиты и прозрачности.

Читайте также: Украина в поисках потерянных денег американских налогоплательщиков

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ