понедельник, 24 апреля 2017

Racurs.ua

Миссионеры vs прозаседавшиеся: выживет ли украинская медицина?

Можно ли при подобном противостоянии ожидать реальных реформ?

Мечтой встречаю рассвет ранний:
«О, хотя бы
еще одно заседание
относительно искоренения всех заседаний!»

«Прозаседавшиеся», В. Маяковский

 

Приживаемость реформ в нездоровом украинском организме, так и не вошедшем в коррупционную ремиссию, происходит с осложнениями. Как бы ни старались экспаты (кто с пылким азартом, кто без), пытающиеся поделиться опытом реформ своей страны с Украиной, без искреннего желания пациента выжить и соблюдения всех предписаний врача выздороветь ему вряд ли удастся.

Украина не Грузия. Это быстро осознал, например, варяг из Сакартвело Александр Квиташвили на посту министра здравоохранения. Столкнувшись с украинской реальностью, его оптимизм в вопросе реформирования нашей медицины довольно быстро угас и сменился ностальгией: мол, «в Грузии от идеи до решения вопроса проходили всего лишь сутки».

В результате Квиташвили довольно быстро сдался, устав бороться с ветряными мельницами. К тому же вместо обещанной поддержки грузин получил не только противодействие по всем фронтам, но и, мягко говоря, подтрунивание и троллинг. Комментируя назначение на должность и. о. главы Минздрава Ульяны Супрун, экспат из Грузии заметил, что, может быть, в отличие от него, ей дадут возможность собрать хорошую команду, а на комитет найдется какая-то управа: «Я перестал ходить на заседания комитета, где надо мной смеялись, не давали слова и обсуждали футбол вместо законов».

Заседания Комитета ВР по вопросам здравоохранения спустя некоторое время после назначения практически перестала посещать и Супрун. Анонсированная главой Минздрава слаженная робота с профильным комитетом не заладилась. Почему? Думаю, вы легко найдете ответ на этот вопрос, если поприсутствуете на одном из заседаний или посмотрите трансляцию. После этого у вас, скорее всего, не останется даже малейшей веры в возможность реальных изменений к лучшему в нашей стране. Здесь практически отсутствует конструктив, а любая более-менее адекватная мысль скатывается к критике лагеря оппонентов. Вряд ли для кого-то также является тайной, кто здесь с кем дружит, как разделены сферы влияния. Чужих сюда стараются не пускать.

Неудивительно, что вместо совместной плодотворной работы новую команду Минздрава на заседаниях комитета ждала та же участь, что и Квиташвили. Их всех, будто провинившихся щенков, тыкали носом в огромный ворох проблем, которые нужно решить. Причем в достаточно грубой форме. Затем один из «комитетчиков» долго и упорно требовал у Супрун предоставить диплом об образовании, дабы «удостовериться в ее компетентности» (хотя диплом был в публичном доступе).

А вот насколько компетентен сам проверяющий компетентность? Депутатское обращение к правительству с просьбой поддержать молодую ученую — биофизика Ольгу Броварец, которая, как говорится в письме-обращении, «просчитала закономерность, с которой ДНК с мутацией встраивается в пары хромосом человека, в результате чего возникают опасные и смертельные болезни», а также к НАНУ подготовить и подать документы ученой как кандидата на получение Нобелевской премии в 2017 году в сфере научных исследований, заставляют засомневаться в этом. Видимо, для популистов даже процедура присуждения Нобелевской премии не указ, правительство может подать ее кандидатуру разве что на премию мира.

И. о. министра здравоохранения на заседаниях профильного комитета зачастую отсутствует. За ведомство приходится отдуваться заместителю Роману Илыку. Как правило, он отчитывается о работе Минздрава по бумажке, на многие вопросы ответить не может, однако обещает их уточнить. Поэтому в декабре прошлого года профильный комитет обратился к Владимиру Гройсману, чтобы премьер-министр повлиял на «прогульщицу», которая игнорирует столь важные совещания.

На прошлой неделе состоялось очередное заседание профильного парламентского комитета, на повестке дня которого стояло немало вопросов. Львиная доля времени была уделена обсуждению результатов закупок лекарственных препаратов с помощью международных организаций (эта тема после недолгого забвения сейчас вновь обрела злободневность) за деньги госбюджета 2015 года и состояние закупок на 2016 и 2017 годы.

Секретариат комитета провел анализ закупок лекарственных средств, иммунобиологических препаратов и медицинских изделий международными организациями (за 2015 год) и, по словам главы комитета Ольги Богомолец, получил такие результаты:

При сравнении с референтными ценами за препарат «Куван» переплачено 500 тыс. грн, за «Орфадин» — 126 тыс. грн, за «Октагам» — 18,8 млн грн... Также есть нарушения и по срокам годности поставленной продукции: в некоторых случаях они были меньше месяца.

Этот анализ не претендует на полную исчерпанность и на роль последней инстанции. Наша задача — выявить, почему этот закон стал частью коррупционной системы и почему стали возможными такие нарушения. Я как один из авторов законопроекта о международных закупках несу ответственность за то, чтобы он выполнил свою функцию, чтобы закупки проводились честно и без злоупотреблений.

Но комитет не может выполнить контролирующую функцию, поскольку Минздрав отказал в предоставлении копии договоров с международными организациями в 2015–2016 годах. Поэтому нельзя гарантировать, что подобные случаи не повторятся.

Присутствовавшая в этот раз на заседании Ульяна Супрун парировала, что не ознакомлена с результатами данного анализа, однако озвученные цифры не соответствуют действительности:

Не знаю, откуда секретариат взял эту информацию. Смотрите на документы, опубликованные на официальной странице Минздрава. Учитывайте изменение курса валюты, анализируйте закупки не отдельных препаратов, а в целом. Средства как раз были сэкономлены, и мы закупили больше, чем в 2014 году.

В прошлом году мы сэкономили 118 млн грн, за которые докупили необходимые лекарства. 40% победителей тендеров 2015 года — это новые производители, которые до сих пор не имели доступа к участию в закупках... Предоплата за лекарства 2016 года сейчас находится на счетах международных организаций (843 млн грн — ЮНИСЕФ, 1,066 млрд грн — Crown Agents, 2,034 млрд грн — ПРООН), но если на эти средства будут начисляться проценты, то они будут накапливаться в нашу пользу и могут быть направлены на закупку дополнительных лекарств.

Так удалось ли международным организациям (как предполагалось) поломать коррупционные схемы и купить больше лекарств для украинских пациентов? Или деньги теперь оседают в заграничных карманах? Как видим, мнения Минздрава и комитета не совпадают.

Супрун отказалась демонстрировать копии договоров Минздрава с международными организациями, объяснив это тем, что согласно закону «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно обеспечения своевременного доступа пациентов к необходимым лекарственным средствам и медицинским изделиям путем осуществления государственных закупок с привлечением специализированных организаций, осуществляющих закупки», закупки происходят в соответствии с внутренними правилами и процедурами таких организаций, поэтому они имеют право не показывать договоры — это их коммерческая тайна. Следовательно, Минздраву запрещено их демонстрировать.

После продолжительных споров, в ходе которых звучали радикальные предложения отменить закупку лекарств через международные организации, а также внести изменения в закон о закупках, провести закрытое заседание профильного комитета с участием международников, большинством голосом было принято решение обратиться в правоохранительные органы с заявлением о препятствовании депутатской деятельности.

Заместитель главы комитета Олег Мусий сообщил, что на основании аналитической справки о закупках он уже обратился в Генпрокуратуру, НАБУ и СБУ с заявлением о совершении преступления должностными лицами Минздрава с просьбой расследовать эту информацию.

Пока Минздраву и профильному комитету так и не удалось найти общий язык, плодотворной эту работу не назовешь. Можно ли при подобном противостоянии ожидать реальных реформ? Вопрос риторический. Эксперты ставят в вину минздравовской команде то, что она не учитывает наработанный опыт пилотных проектов медицинской реформы (а ведь это избавило бы от набивания шишек о те же грабли), отторгает конструктивную критику. Полушутя-полусерьезно замечают, что складывается впечатление, будто Супрун думает, что приехала в африканскую страну в роли миссионера, а ведь в Украине также есть свои достижения и наработки. Многие эксперты сходятся во мнении, что реформа, предлагаемая Минздравом, хаотична, несистемна, непродумана. И несмотря на то, что общество заждалось перемен, нелогичность и непоследовательность встречают естественное противодействие, что в конечном итоге, скорее всего, приведет к очередному провалу медицинской реформы.

Напоследок предлагаем читателям маленький отрывок из заседания Комитета ВР по вопросам здравоохранения, о котором шла речь в этой статье (от 8 февраля). Наверное, это неплохо смотрелось бы в театре. Однако от слаженной и плодотворной работы этих людей во многом зависят качественные изменения в нашей медицине, скорость реформирования, а от долгожданных законов — и чья-то жизнь. Еще всем «прозаседавшимся» настоятельно рекомендую читать комментарии под трансляцией.

— Минздрав говорит, что все, кто против международных закупок, — это коррупционеры. На самом деле это не соответствует действительности. Мы за то, чтобы независимо от того, кто проводит закупки, все было честно. Международные организации тоже не святые. Сейчас они финансируют через общественные организации кампанию о том, что против международных закупок выступают коррупционеры...

— Если не бить по рукам, не сажать этих людей, которые обворовывают Украину...

— Ну нет лекарств, не-ет! Я бы вам посоветовал изменить внешность и пойти в стационары, посмотреть, что там есть.

Балаган, в котором ничего не разобрать (в дальнейшем назовем его «рекламной паузой»).

Прорывается усталый голос:

— Мы — законодательный орган. Ну, коллеги, мы уже два часа, мы никогда не доходим до...

— Пожалуйста, не отвлекайте. Голосуйте!

— Я полчаса держу поднятую руку, вы это видите как председатель комитета?

— Вижу.

— А почему вы мне не даете слова?

— Потому что вы просили, чтобы мы двигались быстрее. (радостный хоровой смех, который длится довольно долго)

— Предоставляю вам слово!

— Я уже не хочу!

Рекламная пауза.

— Благодарность господину Мусию, который сделал для медицины очень много. Сделал закупки, которые мы сегодня разбираем. Спасибо господину Мусию, который сделал для медицины столько, что мы не можем толком сделать. Это тоже ваша ответственность, кстати.

— Бог вас помирит! (смех)

— Мы должны заниматься повесткой дня. Комитет не работает, а занимается...

— Угомоните эмоции! Давайте работать!

— Сейчас я человек с улицы, у меня к вам вопрос: где я могу найти информацию о семейных врачах, среди которых можно выбирать? Скажите мне адрес.

— Вы идите по адресу, а я прослежу, идут ли за вами деньги в поликлинику. (дружный хохот)

Занавес

Читайте также: Атака на Минздрав — в ход идет тяжелая артиллерия

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ