понедельник, 1 мая 2017

Racurs.ua

Земля и пенсии: почему МВФ не дает Украине денег

Игнорирование законодателями разработки закона о земле приведет к тому, что лет через пять отмена моратория уже будет не нужна — большинство земель отойдет в собственность аграрных предприятий

Наше государство живет на зарубежные деньги, выделяемые международными организациями. Главным донором является МВФ — Международный валютный фонд (International Monetary Fund, IMF), учреждение со штаб-квартирой в Вашингтоне, действующее под эгидой ООН. МВФ — самостоятельная организация, связанная с ООН специальным соглашением о сотрудничестве.

В марте 2015 года этой организацией была открыта четырехлетняя расширенная программа для Украины общим объемом 17,11 млрд долл., которая предполагала ежеквартальный ее пересмотр и выделение в 2015 году четырех траншей (от фр. tranche — ломоть, кусок, долька) и в следующем году — еще четырех. К настоящему времени страна получила лишь три транша: первый на 5 млрд долл. в марте 2015 года, второй на 1,7 млрд долл. в августе 2015 года и третий на 1 млрд долл. в сентябре 2016 года.

Украина и МВФ должны подписать очередной Меморандум, финальная версия которого была прислана из Вашингтона в Киев 1 марта текущего года. Последний такой документ был обнародован в октябре 2016 года, хотя, по идее, он должен подписываться каждый квартал. Выделение следующего транша, как обычно, затягивается из-за невозможности согласования с украинскими чиновниками запланированных реформ. Хотя председатель Нацбанка Валерия Гонтарева заявила о готовности подписать новую версию Меморандума, в то же время она отметила, что не может отвечать за позиции Минфина и премьер-министра Украины. Подписание документа позволит получить взаймы еще 1 млрд долл., если будут согласованы все требования. Решение по этому вопросу планируется принять 20 марта.

Краеугольным камнем, мешающим получить недорогие западные кредиты, является невыполнение обязательств по пенсионной реформе и введению рынка земли. Украине еще в декабре прошлого года предлагалось принять новый закон об изменении пенсионного возраста, также были сформулированы общие требования к пенсионной реформе. Их немного и они несложны:

— консолидация пенсионного законодательства, которое сегодня состоит из двух десятков законов;

— уменьшение количества оснований для досрочного выхода на пенсию;

— ужесточение оснований для получения минимальной пенсии;

— установление единого принципа пенсионного обеспечения без предоставления льгот для каких-либо профессий (кроме военных);

— расширение базы для взносов в систему социального обеспечения;

— установление справедливого налогового режима для пенсий;

— обеспечение тесной связки между пенсионными взносами и размерами пенсий, что должно стимулировать граждан декларировать свои реальные доходы;

— передача различных категориальных надбавок к трудовым пенсиям от Пенсионного фонда в госбюджет;

— отмена спецпенсий;

— создание условий для введения накопительной системы пенсий в дополнение к существующей солидарной системе;

— все высокопоставленные чиновники должны подавать электронные декларации о своем имуществе, и к этим данным должен быть обеспечен свободный доступ на едином веб-сайте.

Последний пункт — единственное требование, которое было исполнено и получило достаточно широкую огласку осенью прошлого года. Остальные положения планируют реализовать в 2017 году. Об этом в начале февраля на заседании правительства заявил премьер-министр Владимир Гройсман.

Вместе с тем представители правительства постоянно отвергают основное требование МВФ об увеличении пенсионного возраста. В Европе и США нынешний пенсионный возраст в среднем составляет 65 лет, причем к 2060 году его планируют постепенно повышать до 70 лет. Украинские цифры (60 лет для мужчин и 55 для женщин) смотрятся совковым анахронизмом с одной стороны и инструментом воздействия на электорат для создания видимости чиновничьей заботы о людях — с другой. Игрища с пенсионной реформой напоминают отрезание хвоста у собаки по кусочку.

Другой важнейший фактор, мешающий мировому сообществу воспринимать Украину как понятную территорию, — отсутствие рынка земли с оговоренными правилами его работы. В октябре прошлого года, сразу после озвучивания требований к Украине со стороны МВФ, наши законодатели в очередной раз продлили «временную меру» — мораторий на продажу земли — до 2018 года. Такой запрет принимался Радой восемь раз и действует уже 15 лет. Именно столько лет 7 млн украинских граждан не могут распоряжаться своей собственностью — землей, а экономика страны недополучает десятки миллиардов долларов.

По подсчетам проекта «Цена государства», в настоящее время 1,6 млн владельцев паев (23% от всех собственников) — это люди старше 70 лет. А с момента введения первого моратория умерло уже около 1 млн владельцев паев. Они так и не успели воспользоваться своей собственностью: не оставили наследников, или же наследники не оформили свои права из-за дороговизны процедуры наследования. Страна продолжает терять колоссальные возможности для развития экономики, повышения эффективности собственного агросектора и благосостояния сельских жителей.

При этом земля как продавалась, так и продается — по разным и замысловатым, и прямолинейным схемам. Существует примерная стоимость «теневого» гектара — от 1000 до 2000 долл. Оборот подобных покупок и продаж, по самым скромным подсчетам, составит в этом году около 500 млн долл. Это больше бюджета Фонда регионального развития, на который в нынешнем году выделено 9 млрд грн (условно говоря, 300 млн долл.).

Теневой рынок земли существовал всегда, а игнорирование законодателями разработки закона о земле приведет к тому, что лет через пять отмена моратория уже будет не нужна — большинство земель отойдет в собственность аграрных предприятий. По действующему сейчас законодательству земельные паи могут оформляться либо сроком на 50 лет, либо бессрочно путем эмфитевзиса (гр. ἐμφύτευσις, от ἐμφυτεύω — прививаю, насаждаю) — наследуемого права владения и пользования чужой землей с обязанностью вносить арендную плату в пользу собственника. Активизация таких оформлений произошла в 2016 году, хотя эти нормы существуют уже более 10 лет. Вызвано это обеднением сельского населения и отсутствием веры бизнеса в то, что легальный рынок земли когда-нибудь заработает.

Рынок сельскохозяйственной земли в Европе стабилен и малоактивен: ежегодно продается 1–2% от общей площади земель. Благодаря запуску украинского земельного рынка можно гарантированно ожидать многократного увеличения объема сделок с нашей землей. Особенность украинского «земельного рынка» в том, что большинство площадей обрабатывается не владельцами, и большинство владельцев являются пенсионерами. Сделки по продаже земли в цивилизованных странах, как правило, финансируются банками, в нашей же стране отсутствие законодательной базы не дает возможности финансировать подобные операции.

Даже при легализации рынка стоимость отечественных сельхозугодий будет значительно ниже общеевропейской, поэтому появление на рынке ЕС огромного количества украинских площадей снизит среднеевропейские цены.

Средние в Европе арендные ставки составляют около 200 долл. за гектар в год. Самые высокие — в Дании, Голландии и Ирландии, около 600 долл., а самые низкие — в Литве и Словакии (54 и 26 долл. за гектар соответственно). Стоимость аренды определяется экономической отдачей (цветы в Нидерландах или картошка в Литве). В некоторых странах рынка аренды земли не существует совсем или он искажен — например, в Сербии и Грузии.

В Украине, как заявляет председатель Госгеокадастра Максим Мартынюк, «на большей части территории, где возможно земледелие, аграрный бизнес в конкуренции за земельный банк увеличил себе арендную плату в среднем до 2400 грн за гектар по паям». По словам Мартынюка, средняя арендная плата, по которой Госгеокадастр передавал в аренду землю в 2015 году, составила 1350 грн. То есть арендная плата выросла почти вдвое. Арендные ставки на землю в частной собственности составляли около 75 долл. за гектар перед девальвацией гривны, по этой же причине в 2015 году снизились до 37 долл. (со значительными различиями между регионами). Сегодня арендные ставки уже превысили докризисные величины.

Следует отметить дополнительные факторы, удерживающие невысокие арендные ставки в Украине, — излишняя раздробленность земельных угодий, слабая рыночная позиция владельцев земли, ну и, конечно, сложность регистрации прав аренды. Государство как рантье (фр. rentier от rente — рента) может зарабатывать довольно большие деньги, что опять-таки дает чиновникам основание игнорировать навязываемые международными организациями реформы и позволяет говорить о коллективной безответственности людей, находящихся на государственных должностях.

Соотношение арендных ставок с ценами на землю составляет в ЕС около 2%, самая низкая такая величина в Британии, Люксембурге и на Мальте — там слишком высокие цены продажи по сравнению со ставками аренды. Противоположная картина в Болгарии и Литве, где цены на землю низкие по сравнению с отдачей от земли, зафиксированной в арендных ставках. Из этого следует, что среднюю стоимость земли в Украине можно ожидать на уровне примерно 3000 долл. за гектар (с интервалом от 1500 до 6000 долл. за гектар).

Мы коснулись двух основных требований МВФ, которые не торопится исполнять отечественное чиновничество, хотя есть еще вопросы к приватизации и судебной ветви власти, борьбе с коррупцией и тарифам на газ с отоплением. Последним мгновенно воспользовались структуры, владеющие энергетикой. Произвольные и с потолка установленные цены за обогрев жилищ вызывают у обычных людей недоумение, а пассионарно настроенных граждан явно призывают к действиям. И действия эти, несомненно, состоятся, если власть продолжит игнорировать столь явные несоответствия и не сочтет нужным объяснить стоимостную составляющую энергетических услуг. Семнадцатый год остается в народной памяти революционным — и правительству стоит об этом помнить.

Читайте также: «Укрпочта»: план освоения европейских денег

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ