суббота, 25 марта 2017
Racurs.ua

Как судья с запятнанной репутацией оправдала коррумпированного прокурора

Можно сделать вывод, что в случае с краматорскими прокурорами судья получил установку на принятие строгого обвинительного приговора, а в случае с красногвардейским прокурором судья такой установки не получила

1 марта 2017 года Кировский районный суд Днепра вынес оправдательный приговор бывшему старшему прокурору прокуратуры соседнего Красногвардейского района, которого два года назад поймали на получении взятки. Этот еще молодой мужчина только в сентябре 2013-го был назначен стажером, а в августе 2014-го — уже на аттестованную должность, в связи с чем принес присягу.

Каша заварилась летом того же года, когда в результате сверки данных между Государственной инспекцией по труду и Днепропетровским областным отделением Фонда защиты инвалидов было установлено, что некое ООО «Аверс-К» в своем отчете за прошлый год занизило среднеучетное количество штатных работников, в результате чего уклонилось от уплаты в госбюджет 18 тыс. грн. Информация об этом поступила в Красногвардейский райотдел милиции, сотрудники которого открыли уголовное производство по ст. 366 УК (служебный подлог) и отправили его на дальнюю полку, где в течение полугода на нем и кот не валялся.

Активные действия начались только после новогодних праздников: оперуполномоченный сектора Государственной службы борьбы с экономической преступностью райотдела пришел на фирму, но, не застав директора, рассказал юристу, что теперь их ждут огромные неприятности, связанные с уголовным преследованием, после чего попросил передать шефу приглашение явиться в его кабинет. Узнав об этом, директор очень удивился, поскольку для его предприятия, которое занималось масштабной торговлей канцелярскими товарами, 18 тыс. грн была слишком незначительной суммой, чтобы ради нее сознательно идти на преступление — скорее, все же имела место техническая бухгалтерская ошибка. Он пошел в райотдел, но, предполагая, что там с него потребуют взятку, включил диктофон на своем мобильном телефоне.

Так оно и вышло, только взятку требовал не один опер, а в компании с заместителем начальника сектора ГСБЭП и старшим прокурором прокуратуры Красногвардейского района, которые предложили ему такой вариант: он им дает «на лапу» 15 тыс. грн, после чего главный бухгалтер ООО, которая составляла отчет, получает за служебный подлог мелкий штраф, зато сам директор освобождается от какой-либо уголовной ответственности.

Сделав вид, что согласен, бизнесмен обратился в СБУ, а после прослушивания сделанных ими записей прокуратурой Днепропетровской области было открыто уголовное производство по ст. 368 УК и получено разрешение следственного судьи на проведение негласных следственных розыскных действий. После этого директор провел еще несколько телефонных переговоров, в ходе которых троица определилась, что деньги будет получать прокурор. 30 января 2015 года взяточник, сев в салон директорского автомобиля, получил от него 5 тыс. грн и 500 долл. Сразу же после этого его задержали, но он успел перед проведением личного досмотра сбросить деньги на пол перед пассажирским сиденьем.

Из текста приговора можно сделать вывод, что, приступая к проведению операции по разоблачению непутевого коллеги, сотрудники областной прокуратуры изначально не имели прицела на обвинительный приговор. Об этом можно судить по тому, что переданные бизнесменом купюры не были обработаны специальным химическим веществом, а после задержания злоумышленника у него не были взяты смывы с рук, анализ которых мог показать, брал он деньги в руки или нет. Следовательно, обвиняемый мог утверждать, что их ему подбросили, что он в дальнейшем и сделал.

Уже после проведения операции прокурорское следствие быстро локализовало скандал: злоумышленнику была избрана мера пресечения в виде залога и вскоре он был уволен из органов прокуратуры по собственному желанию. В отношении сотрудников ГСБЭП, которые были его сообщниками, уголовное производство закрыли из-за того, что следователь прокуратуры не получил объективных данных о том, что в их действиях присутствует какой-либо состав преступления.

Еще один момент, свидетельствующий о следовательском саботаже, связан с записями, сделанными бизнесменом на свой мобильный телефон еще до того, как суд утвердил санкцию на проведение аудиовидеоконтроля. Решением Конституционного суда Украины от 20 октября 2011 года дано объемное, хотя и довольно туманное толкование о возможности признания таких записей надлежащим или ненадлежащим доказательством. Если, мол, это была ситуативная реакция человека на угрозу его законным правам и интересам, тогда это надлежащее доказательство. А если это были инициативные действия, направленные на разоблачение преступника, тогда ненадлежащие. Грань между ними довольно размыта, и судебная практика показывает, что все зависит от желания прокурора убедить судью в том, что заявитель действовал именно ситуативно, а не наоборот.

В нашем же случае сторона обвинения такого желания не проявила, и суд признал ненадлежащим доказательством записи наиболее содержательных разговоров бизнесмена с прокурором и двумя «бэхами» и отказался исследовать их. Остальные разговоры, записи которых были санкционированы следственным судьей, судья Наталья Овчаренко исследовала, но написала, что результаты исследования не дают возможности сделать однозначный вывод о том, что в них говорится о получении взятки взамен на освобождение от уголовной ответственности. Все это вместе взятое и дало ей основания оправдать взяточника, который, по ее мнению, денег не требовал и не брал.

Для сравнения напомним о приговоре двум краматорским прокурорам — Андрею Сухинину и Роману Гапееву, приговоренным в декабре 2016 года к восьми годам лишения свободы также за получение взятки. Тогда оперативными органами вообще не было задокументировано ни одного факта получения ими денег. Стенограммы аудиозаписей их переговоров также не содержали информации о том, что они получали или собираются получить неправомерную выгоду, однако разговоры двух мужчин о том, что в связи с назначением нового прокурора Донецкой области им нужно думать о своей дальнейшей карьере, суд признал убедительным доказательством того, что они берут взятки. Таким образом, можно сделать вывод, что в случае с краматорскими прокурорами судья получил установку на принятие строгого обвинительного приговора, а в случае с красногвардейским прокурором судья такой установки не получила.

В этой связи невозможно обойти вопрос «А судьи кто?». Дело в том, что судья Кировского районного суда Наталья Григорьевна Овчаренко еще в 2011 году была замечена в принятии незаконных решений, способствовавших махинациям с недвижимостью. За это еще прошлым составом Высшего совета юстиции было инициировано ее увольнение с должности судьи за нарушение присяги. Но ввиду объективных причин Верховная Рада Украины смогла заняться ее вопросом только 29 сентября 2016 года. Председатель Комитета по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич горячо убеждал коллег не увольнять ее, и в результате проект парламентского постановления поддержали только 160 народных депутатов. Спикер Андрей Парубий не стал его переголосовывать, хотя, когда в тот день рассматривались вопросы об увольнении других судей, он иногда ставил их на повторное голосование 15 раз.

Читайте также: Должностные преступления: судебная практика 2016 года. Первый эшелон

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ