• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

1 апреля — профессиональный праздник украинского политика

Лев Троцкий

Единственное, что роднит нынешних вождей и тех, кто пришел к власти на волне Революции Негодяйства 1917 года, — это кадровый состав. Жулики, аферисты, проходимцы, уголовники всех мастей крепко взяли власть в свои руки

1 апреля, в день профессионального праздника украинского политика, хотелось бы поговорить о достаточно тонкой сфере, где нынешние вожди и разнообразные медийные головы выглядят особенно смешно — в попытках подогнать историю под самооправдание своего никчемного оппортунистического существования.

Недавно мы разбирали до атомов случай так называемой борьбы с коррупцией на примере похищения с целью выкупа Романа Насирова, бывшего руководителя ГФС. Вся эта комедия не имела ровным счетом никакого отношения к организации досудебного следствия с целью привлечения обвиняемого к суду.

Буквально на днях подозреваемый гражданин Насиров сообщил, что после освобождения он обивает пороги НАБУ, чувствуя себя брошенным и забытым: никому он там не нужен, никто не хочет всерьез вести следствие по его делу. А он все не унимается и пишет заявления с требованием ускорить следствие. Наивный человек! Не для того его брали в серьезное телевизионное шоу с участием мегазвезд Сытника и Холодницкого, чтобы вот так запросто свести все к банальной рутине.

И чтобы он прекратил свое нытье, детективы НАБУ даже вернули ему какую-то незначительную часть вещей, похищенных при так называемом обыске, или, по-простому, правомерной квартирной краже.

Неужели непонятно: этот телеспектакль был поставлен с одной целью — продемонстрировать миру и обществу, что так называемые суды со своими так называемыми кодексами очень громоздки и неповоротливы, поэтому не могут служить в качестве инструментов показательной борьбы с так называемой коррупцией. Не вписываются в концепцию. Им нужен особый, чрезвычайный суд, который на современный манер предлагается наречь Высшим антикоррупционным судом Украины как судом первой инстанции. Уже само название звучит как абракадабра.

Недавно мы писали о том, что данное предложение исторически имеет несколько иное наименование — по сути, речь идет о создании Особого совещания при НАБУ на манер Особых совещаний при ОГПУ/НКВД/МГБ СССР и судебных троек в составе секретаря обкома, начальника управления НКВД и областного прокурора. Мы также отметили нездоровую тягу нынешнего руководства страны к празднованию исторических событий, смысла которых они не до конца осознают.

Вот только недавно отгремело торжественное собрание, посвященное 100-летию Революции 1917 года. Подчеркну: не 100-летию учреждения Центральной Рады, при всей условности даты 17 марта, а именно чествования всей Революции. Это какая-то нечеловеческая шкала черного юмора — отмечать годовщину события, которое разрушило весь мироуклад общества, привело к тяжелейшей и кровавой Гражданской войне, в результате которой небесные миллионы пошли на удобрения почвы, а общественные процессы пошли не вперед, а откатились на десятилетия назад.

Пожалуй, единственное, что роднит нынешних вождей и тех, кто пришел к власти на волне Революции Негодяйства 1917 года, — это кадровый состав. Жулики, аферисты, проходимцы, уголовники всех мастей крепко взяли власть в свои руки и на всю страну четко заявили: мы вам не позволим проводить выборы! Ни внеочередные, ни очередные, никакие! Потому что страна движется в правильном направлении, и нечего лить воду на вражеские мельницы…

Вскользь заметим, что впервые всеобщие выборы в СССР пройдут (хотя бы формально и безальтернативно) только через 20 лет — в солнечном 1937 году, благодаря принятию Сталинской Конституции. До этого всеобщих выборов не проводили в принципе.

Видимо, желая отметить годовщину этого светлого праздника демократии, а возможно, и под влиянием наших публикаций о перспективах воссоздания судебных троек на манер приказа НКВД СССР №00447 от 30 июля 1937 года «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», наш глава государства издал Указ. Да не просто указ, а указище, о-го-го!

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ №75/2017 «О мероприятиях в связи с 80-й годовщиной Большого террора — массовых политических репрессий 1937–1938 годов».

Начинается он словами: «С целью достойного почтения памяти жертв Большого террора...»

Слово Большой террор написали с большой буквы… Как раньше писали Великая отечественная война.

Повинуясь президенту в его благовидном желании достойно почтить память некоторых жертв 1937 года, я хотел бы кое-что рассказать в контексте реализации данного указа.

Начнем с того, что понятие «репрессии 1937 года» — это клише, искусственно придуманное Никитой Хрущевым, дабы смыть кровь со своих запятнанных по локоть рук услужливого исполнителя этих самых репрессий. Будучи с марта 1935 года по февраль 1938 года первым секретарем Московского областного комитета ВКП(б), он по должности входил в судебную тройку согласно приказа НКВД №00447 и просто не мог не участвовать во внесудебных массовых расправах. И списки, конечно же, подписывал. По первой категории — расстрел. По второй — к отправке в ГУЛАГ.

Но по приказу НКВД №00447 в 1937 году было репрессировано примерно 800 тыс. человек, из них около 400 тыс. — расстреляно. На самом деле это мизерные, смешные цифры на фоне миллионов погибших в годы Гражданской войны и коллективизации. Все дело в том, что репрессии происходили все годы после революции 1917 года.

Никите Хрущеву на XX съезде КПСС, видимо, было неловко рассказать в кругу большевиков, как все было на самом деле. А было так. В качестве ответной меры пролетариата на покушение на товарища Ленина, организованное 30 августа 1918 года Яковом Свердловым и его дальним родственником Генрихом Ягодой, 5 сентября 1918 года было издано постановление Совета Народных комиссаров РСФСР «О красном терроре», которое предписывало проведение карательных акций устрашения классовых врагов путем проведения внесудебных расправ, актов индивидуального и коллективного террора.

Вот его краткий, но емкий текст:

Совет Народных комиссаров, заслушав доклад председателя Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.

Подписали:

Народный Комиссар юстиции Д. КУРСКИЙ

Народный Комиссар по внутренним делам Г. ПЕТРОВСКИЙ

Управляющий делами Совета народных комиссаров Вл. БОНЧ-БРУЕВИЧ

Этот красный террор не ограничился периодом Гражданской войны, а полыхал все 20 лет после революции. Последним аккордом немотивированного индивидуальной виной, а только классовой целесообразностью, стал вышеупомянутый приказ НКВД №00447.

Все эти 20 лет большевики вели непримиримую войну по искоренению порядочных людей. Под раздачу попадали все: священники, атеисты, горожане, крестьяне, рабочие, ученые, артисты с писателями. Не попадали только две категории — партийная номенклатура и военно-чекистская верхушка власти. Они были неприкасаемы.

И вот наступил светлый и радостный 1937 год, когда товарищ Сталин решил, что хватит старым большевикам и прославленным командирам Красной армии топтать нашу землю. «Зловонная куча человеческих отбросов», — именно так емко охарактеризовал прокурор Союза СССР Андрей Вышинский троцкистско-ленинскую сволочь, которая наконец-то предстала перед народным судом.

Когда-то давно, в 1917 году, Андрей Вышинский, будучи следователем при Временном правительстве, выдал ордер на арест Ленина и других негодяев. Увы, Андрей Януарьевич тогда крепко недоработал. Упустил опасных преступников. Но нет ничего такого, что пропало бы безвозвратно и чего нельзя было бы исправить.

Зная несбывшиеся мечты своего старого товарища по камере в Баиловской тюрьме, товарищ Сталин в 1937–1938 годах дал ему вдоволь отвести душу на заговорщиках из числа бывшей ленинской гвардии и героев Гражданской войны.

Хрущев, выступая на XX съезде партии, когда вводил в обиход клише о «репрессиях 1937 года», просто постеснялся сказать правду: эти самые репрессии в отношении простого народа шли все 20 лет после революции. И только в 1937 году возмездие настигло тех, кто все эти годы проливал невинные реки крови…

Задача Хрущева состояла в том, чтобы все с ног поставить на голову: это не крестьяне, а маршал Тухачевский, травивший народное восстание в Тамбове боевыми отравляющими газами, и есть жертва репрессий, по которому положено для протокола пролить немного слез. Это Зиновьев, Каменев, любимец партии Бухарин — они жертвы, а не священники, бывшие офицеры, философы, профессора, «кулаки» и прочие антисоветские элементы.

Идея состояла в том, что партия — вот главная жертва сталинского террора…

Долгие годы диссонанс между горестной участью старых большевиков и всеобщим народным одобрением их казни вызывал у меня вопросы: почему народ так ликовал по поводу расправы над героями революции? Наверное, их всех запугали, заставили?

Так называемое разоблачение культа личности Хрущевым лишь запутывало дело. Откуда эти нелепые лозунги с пожеланием смерти банде взбесившихся собак? И это в чей адрес — светочей революции, борцов за народное дело?

Но если взглянуть на дело через призму постановления СНК «О красном терроре», то взбесившиеся собаки — это совершенно точное определение, как написал в своей резолюции товарищ Сталин. Эти люди сеяли смерть два десятка лет. И вот смерть пришла за ними — да как же тут не радоваться! Искренне, безо всяких принуждений…

Наш президент, руководствуясь соображениями гуманизма, предлагает чествовать память невинных жертв репрессий 1937–38 годов. Позвольте спросить, относить ли к ним и невинно расстрелянного наркома НКВД Генриха Ягоду? Или пошедшего вослед за ним Николая Ежова?

Быть может, нам тут, в Украине, следует оплакивать организатора хлебозаготовок Павла Постышева, до 1937 года — секретаря Киевского обкома и одновременно второго секретаря КП(б)У? Или прольем слезинку за высшую меру председателю СНК УССР в 1922–1934 годах Власу Чубарю? Может, памятник ему на Отрадном массиве в Киеве поставим? Или назовем в Киеве улицу в честь Якира — кровавого мясника Гражданской войны, командующего Киевским военным округом в 1935–1937 годах?

Когда их расстреляли, народ лишь искренне радовался: вот и к вам расплата пришла за вашу революцию, за вашу коллективизацию, за взорванные храмы… И жить от этого стало действительно и лучше, и веселее. Что должны помнить всякие революционеры себе на будущее…

Так что с 1 вас апреля, дорогие товарищи!

Читайте также: О перспективах революционной ситуации в Украине



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ