• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

О воспитательном потенциале домашнего порно Реплика

Правоохранители совершают преступление, распространяя информацию личного характера о Мартыненко, Кулике, Насирове и других фигурантах уголовных производств

Народный депутат Мустафа Найем в эфире телеканала «112 Украина» предупредил своих избирателей о возможном появлении на экранах страны порнофильма, снятого у него дома с его участием. Мол, за время преступного режима рыцари плаща и кинжала тайком снимали домашние развлечения будущего народного избранника, а затем передали документальную киноленту людям из окружения Сергея Пашинского.

Учитывая, что уважаемый Мустафа принадлежит к ближнему кругу директора НАБУ Артема Сытника и выполняет различные поручения Артема Сергеевича — вплоть до блокирования судебных помещений и распространения личной информации о подозреваемых в уголовных процессах, расследуемых НАБУ, — не вижу оснований для возмущения по поводу возможного обнародования видеозаписи Мустафы в жанре «домашнее порно». И вот почему.

Конечно, закон категорически запрещает сотрудникам правоохранительных органов обнародовать не только порочащую человека информацию, полученную в ходе следственных или оперативно-розыскных действий, но даже сообщать фамилию подозреваемого или обвиняемого до вступления приговора в законную силу. Но НАБУ, которое Найем регулярно воспевает, считает, что законы на это учреждение не распространяются. Поэтому Сытник и Ко систематически прослушивают телефоны граждан, осуществляют за ними визуальное наблюдение и проводят другие негласные следственные (розыскные) действия без установленных законом оснований, а полученную информацию «сливают» в прессу.

Например, в прошлом году Сытник обнародовал да еще и передал частному предпринимателю Шабунину для распространения запись телефонных разговоров военного прокурора сил АТО Кулика.

Не говоря уже о вопиющем факте вмешательства в частную жизнь (помимо телефонных разговоров, Сытник еще и распространил информацию о личных отношениях Кулика с женщинами), проведение НСРД допускается только в случае расследования тяжких или особо тяжких преступлений, а инкриминируемое Кулику незаконное обогащение в их число не входит. Поэтому, чтобы получить санкцию суда, первый заместитель Сытника Углава просто подделал служебные документы и зарегистрировал в отношении Кулика вымышленное тяжкое преступление. И — ничего, Мустафа по этому поводу интервью не раздавал и не призывал привести деятельность НАБУ в соответствие с законом.

Точно так же Мустафа не возмущается по поводу распространения НАБУ подробностей негласных следственных (розыскных) действий, которые НАБУ осуществляло в отношении одного из спонсоров «Народного фронта» Николая Мартыненко:

В четверг, 20 апреля, накануне вечером Мартыненко Н. В. покинул место постоянного проживания и провел ночь с 19 на 20 апреля вне его. Членам своей семьи он дал указание поступить так же. Также Мартыненко Н. В. сообщил близким перечень адресов и автомобилей, по которым планируется проведение обысков, указал места, которые, по его мнению, являются безопасными, и организовал работу подконтрольных ему лиц, направленную на сокрытие вещей и документов, которые могут иметь значение для уголовного производства. По указанию господина Мартыненко его окружение перешло на конспиративный способ общения. Сам он выключил свой мобильный телефон и использовал для контакта с окружением другие средства связи.

Вообще-то негласные следственные (розыскные) действия сами по себе являются грубым вмешательством в частную жизнь и проводятся они — с санкции суда, понятно — исключительно с целью получить информацию, необходимую для раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений. А вовсе не для того, чтобы сотрудники правоохранительных органов распространяли в соцсетях информацию о телефонных разговорах граждан.

Более того. Возможно, для Мустафы это будет открытие, но в соответствии с ч. 4 ст. 296 Гражданского кодекса Украины:

имя физического лица, которое задержано, подозревается или обвиняется в совершении преступления, или лица, совершившего административное правонарушение, может быть использовано (обнародовано) лишь в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении него или вынесения постановления по делу об административном правонарушении и в других случаях, предусмотренных законом.

Конечно, журналисты (в частности автор этих строк) систематически нарушают этот запрет, но они являются лишь физическими лицами и к тому же, делая это, осознают, что нарываются на возможные судебные иски. Другое дело — правоохранители, которые, в отличие от журналистов, являются представителями власти и должны действовать исключительно в пределах полномочий и способом, установленным законами. И которые совершают преступление, распространяя информацию личного характера о Мартыненко, Кулике, Насирове и других фигурантах уголовных производств.

Поэтому учитывая, что Найем всячески приветствует подобную незаконную практику и даже активно участвует в противоправных акциях, организуемых руководством НАБУ (достаточно вспомнить участие Мустафы в блокировании помещения Соломенского районного суда с тем, чтобы не выпустить оттуда Насирова, срок задержания которого истек), думаю, было бы правильным обнародовать видео с сексуальными развлечениями народного депутата. Не в том смысле, что нас есть чем удивить, а исключительно в воспитательных целях: для привития в среде пиар-агентов НАБУ уважения к правам человека и тайне личной жизни.

Читайте также: Раньше были фраера, а теперь — нардепы


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ