• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Говорит и показывает Порошенко

Это неслыханно — налагать международные санкции на украинские юридические лица, пускай и с российским капиталом. Ведь по закону — это украинские фирмы

Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был,
И тогда главврач Маргулис телевизор запретил.

В. Высоцкий. 1977 год

Очень хотелось обсудить пресс-конференцию, которую 14 мая проводил президент Петр Порошенко. Например, неплохо было бы узнать: что он имел в виду, когда констатировал: «Майдан получил то, за что стоял»?

Но бывает так, что дела красноречивее слов. Буквально на следующий день Петр Алексеевич не просто взорвал, а, я бы сказал, подорвал интернет своим указом №133/2017 «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 28 апреля 2017 года «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)».

За этим совершенно серым и безликим бюрократическим названием притаились два санкционных списка, которые были загодя, еще 28 апреля, заготовлены в соответствии с решением СНБО. В первом — физические лица (всего 1228 человек), во втором — юридические (468 позиций), которые должны подвергнуться определенному наказанию за свою близость и поддержку Кремля.

Если бы речь шла о простом запрете на въезд в страну и/или наложение ареста на счета и имущества иностранных субъектов — то вообще не было бы никаких вопросов: право каждой страны в меру своего понимания пускать или не пускать на свою территорию гражданина другого государства, кем бы он ни был. Скажу только, что из всего списка известны максимум человек 10, фамилии остальных широкой публике мало о чем скажут.

Проблема же, однако, гораздо глубже, и носит она фундаментальный характер. В этом указе в рукопашную схватку сошлись две болезни революционного правосознания: президент издал указ на основании закона «О санкциях», который частично не соответствует нормам Конституции, вдобавок к этому президент не имеет легитимных полномочий вводить данные санкции практически. При этом юристы с Банковой даже здесь умудряются все безбожно перепутать и вписать в указ то, что не лезет ни в какие ворота.

Судите сами: каким образом можно запретить въезд в Украину гражданке Украины Березовской Елене Александровне, 1988 г. р. (поз. №40 в списке №1)? И даже более того — применить в отношении нее следующие санкции:

1) блокирование активов — временное ограничение права человека пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом;

2) отказ в предоставлении и отмена виз резидентам иностранных государств, применение других запретов въезда на территорию Украины.

Я, конечно, все понимаю, но зачем писать этот бред? Согласно ч. 1 ст. 25 Конституции гражданин Украины не может быть изгнан за ее пределы! И еще небольшая цитата из ст. 41 Основного Закона:

Никто не может быть противоправно лишен права собственности. Право частной собственности является нерушимым.

Принудительное отчуждение объектов права частной собственности может быть применено только в качестве исключения по мотивам общественной необходимости, на основании и в порядке, установленных законом, и при условии предварительного и полного возмещения их стоимости. Принудительное отчуждение таких объектов с последующим полным возмещением их стоимости допускается только в условиях военного или чрезвычайного положения.

Напомню, что ч. 2 ст. 1 закона «О санкциях» говорит о следующем:

Санкции могут применяться со стороны Украины в отношении иностранного государства, иностранного юридического лица, юридического лица, находящегося под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента, иностранцев, лиц без гражданства, а также субъектов, осуществляющих террористическую деятельность.

Таким образом, санкции в принципе не могут применяться к гражданам Украины, если только они не являются субъектами террористической деятельности. Но, учитывая принцип презумпции невиновности согласно ст. 62 Конституции, без приговора суда доказать это практически невозможно.

Забегая наперед, замечу, что в обоих санкционных списках очень часто мелькают такие виды санкций:

— блокирование активов — временное ограничение права человека пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом;

— предотвращение вывода капиталов за пределы Украины;

— приостановление исполнения экономических и финансовых обязательств.

Эти пункты взяты не с потолка, а переписаны из перечня возможных санкций согласно ст. 4 закона «О санкциях». При этом власть сознательно допускает наступление санкций в отношении не только иностранных, но и — что особенно дико звучит — в отношении своих, украинских субъектов права только на том основании, что они привязаны к России.

На мой взгляд, в таком виде они заведомо противоречат нормам действующей Конституции, поскольку арест активов возможен лишь на основании мотивированного определения суда в отношении конкретного физического или юридического лица.

Напомню, что согласно ч. 4 ст. 13 Конституции «государство обеспечивает защиту прав всех субъектов права собственности и хозяйствования, социальную направленность экономики. Все субъекты права собственности равны перед законом» — то есть лишь тот факт, что в структуре собственности есть российский капитал, не дает права на дискриминацию имущественных прав.

Даже с учетом расплывчатости и несовершенства закона «О санкциях», все же нужно учесть принцип индивидуальной виновности, а именно (ч. 1 ст. 3 закона):

1. Основаниями для применения санкций являются:

1) действия иностранного государства, иностранного юридического или физического лица, других субъектов, которые создают реальные и/или потенциальные угрозы национальным интересам, национальной безопасности, суверенитету и территориальной целостности Украины, способствуют террористической деятельности и/или нарушают права и свободы человека и гражданина, интересы общества и государства, приводят к оккупации территории, экспроприации или ограничению права собственности, причинению имущественных потерь, созданию препятствий для устойчивого экономического развития, полноценного осуществления гражданами Украины их прав и свобод.

Даже притом, что под вышеуказанное описание можно подвести самого президента, всех членов нынешнего правительства и парламента, — необходимо удосужиться и указать конкретную вину, суть реальной (или мнимой) угрозы и т. п. В противном случае такая правовая система будет заслуженно называться режимом апартеида — по аналогии с тем, как в ЮАР объем гражданской правоспособности определялся не индивидуальным поведением, а принадлежностью к белой или черной расе. Можно припомнить и более крепкие сравнения, когда в одной европейской стране лица одной национальности серьезно поражались в правах не за то, что они сделали или не сделали, а по факту их родословной…

Что же касается приостановления экономических и финансовых обязательств, то это звучит как нонсенс. Обязательства возникают и прекращаются на основаниях, предусмотренных, например, в Гражданском кодексе.

Стоит лишний раз напомнить, что согласно ст. 526 ГК Украины «обязательство должно исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями этого Кодекса, других актов гражданского законодательства, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или другими требованиями, обычно предъявляемыми».

При этом «сделка, которой отменяется или ограничивается ответственность за умышленное нарушение обязательства, является ничтожной»(ч. 3 ст. 614 ГК Украины).

Еще более дико выглядит формулировка о «предотвращении» вывода активов. Само понятие вывода активов за рубеж является сленгом, ведь на самом деле речь идет о возврате международных инвестиций. Действующее украинское законодательство и множество межгосударственных договоров защищают такое право инвестора. Например, согласно ч. 2 ст. 19 закона «Об инвестиционной деятельности» гарантирует:

Инвестиции не могут быть безвозмездно национализированы, реквизированы или к ним не могут быть применены меры, равные по последствиям. Такие меры могут применяться только на основании законодательных актов Украины с возмещением инвестору в полном объеме убытков, причиненных в связи с прекращением инвестиционной деятельности. Порядок возмещения убытков инвестору определяется в указанных актах.

Односторонний отказ Украины от такой гарантии и обязательств перед иностранными инвесторами называется на юридическом языке известным словом — дефолт, со всеми вытекающими для нашей стороны последствиями…

Однако проблема нынешнего президента даже в другом: указ-то то он подписал, но где в ст. 107 Конституции прописано право СНБО принимать решения об ограничении правоспособности юридических и физических лиц?

В ст. 5 закона «О санкциях» есть не конкретизированная норма о том, что решение о вводе санкций принимает СНБО, а потом оно вводится в действие указом президента. В то же время согласно ст. 106 Конституции президент наделен массой полномочий, но в ней ни слова не сказано о праве президента приостанавливать гражданско-правовые обязательства, ограничивать правоспособность лиц совершать сделки и т. п. Это нонсенс!

Авторы Конституции, желая пресечь возможные злоупотребления в будущем со стороны президента, установили «предохранительный механизм» в п. 33 ч. 1 ст. 106 Основного Закона, согласно которому президент «...осуществляет другие полномочия, определенные Конституцией Украины. Президент Украины не может передавать свои полномочия другим лицам или органам».

Таким образом, полномочия президента по ст. 106–107 являются исчерпывающими, и никакими законами, в том числе законом «О санкциях», добавить полномочий президенту не удастся. Разумеется, и секретарь СНБО не наделен правом приводить санкции в исполнение, ведь СНБО — это совещательный орган при президенте, и ничего более…

Ни Петр Порошенко, ни Александр Турчинов не имеют права накладывать санкции. Фото: соцсети

Получился казус: закон «О санкциях» есть, решение СНБО есть, указ президента подписан, а вот органа, правомочного накладывать санкции, нет! Ни Кабинет министров, ни Верховная Рада на это не уполномочены…

Но это все меркнет на фоне санкционного списка №2 — перечня юридических лиц. Тут следует сделать оговорку — так называемых юридических лиц. Почему?

Открываем длинный санкционный талмуд, пролистываем мимо вереницу наименований военных заводов, авиационных перевозчиков, фондов и банков, название которых зачастую мало что кому говорит, и доходим до роскошных позиций в списке: батальон «Зоря» (№78), батальон «Кальмиус» (№79), батальон «Оплот» (№82), бригада «Призрак» (№83), батальоны «Смерть» (№86), «Сомали» (№88), «Спарта» (№89) и т. д.

Хочется задать вопрос, ибо никаких реквизитов в списке не указано: эти батальоны уже стали юридическими лицами, их внесли в Единый госреестр? Просто если стоять на точке зрения украинского правительства, что они являются незаконными преступными сообществами, или по-простому — шайками, то никакими активами располагать не могут по причине отсутствия у них гражданской правоспособности. С другой стороны, нашему правительству виднее. Вполне возможно, что эти организации (или учреждения?) зарегистрированы в соответствии с законом, например, как воинские части, имеют идентификационный код, печать, расчетный счет в банке и все такое. Тогда — да! Можно уважить батальоны и наложить на них санкции. Признав их юридическую состоятельность и правоспособность — по сути, легализовав…

Самый большой резонанс, безусловно, возник из-за включения в санкционный список ключевых российских ІТ-компаний: (поз. №271) акционерное общество «Лаборатория Касперского», адрес: 125212, Российская Федерация, г. Москва— всемирно известного разработчика антивирусов.

Аналогичная кара постигла другой антивирус — общество с ограниченной ответственностью «Доктор Веб», адрес: 125124, Российская Федерация, г. Москва.

Ну, и как без российского Яндекса — он тоже попал под раздачу под №275.

Любопытно, что под №272, №274 и №276 фигурируют украинские клоны этих фирм: ООО «Лаборатория Касперского Украина», г. Киев, ул. Шолуденко, 3, оф. 312, ЕГРПОУ 37027604; ООО «Центр технической поддержки «Доктор Веб» (ЕГРПОУ 33602079, зарегистрировано по адресу: г. Киев, ул. Пирогова, 4/26, мансарда, буква А), ООО «Яндекс.Украина», адрес: 04070, г. Киев, ул. Сагайдачного/Игоревская, 10/5, ЕГРПОУ 33942824.

Это неслыханно — налагать международные санкции на украинские юридические лица, пускай и с российским капиталом. Ведь по закону — это украинские фирмы! Хотелось бы полюбопытствовать у авторов указа: на каком основании вы предписали прекратить действие Конституции и гражданского права в отношении украинского юридического лица? Вы там белены объелись?

Большинство из вышеперечисленных пунктов содержат явные признаки превышения служебных полномочий как президентом, так и секретарем СНБО. И это лишь выборочные примеры — список содержит массу самых натуральных украинских юридических лиц, зарегистрированных по украинскому законодательству, в отношении которых предлагается учинить форменную расправу…

Ну, и как апофеоз движения в Европу под №422 значится ООО «Мэйл.РУ ГРУП», г. Москва; №423 в списке — ООО «Вконтакте», г. Санкт-Петербург; за ними под раздачу попали №424 — ООО «В Контакте», г. Киев, ул. Красноармейская, 5, оф. 32, код ЕГРПОУ 38004331 — полноправная украинская ІТ-компания! Следом за ней, под №425, идет такая же украинская фирма — ООО «Мейл.РУ Украина», г. Киев, ул. Большая Житомирская, д. 20, код ЕГРПОУ 36001370…

Хочу только напомнить, что в мире есть немало примеров наложения санкций на иностранные компании, но непостижимо, чтобы международные санкции налагали на собственных граждан и собственные фирмы! Закон устроен таким образом, что для своих существует национальное законодательство — гражданский кодекс, уголовный… Для чужих — санкции, на то они чужие. И указы наши соблюдать в своих странах не обязаны…

Но и это все меркнет на фоне общественно резонанса, который вызвал один-единственный пункт, неоднократно повторенный по тексту санкционного списка №2:

запрет интернет-провайдерам предоставления услуг по доступу пользователям сети Интернет к ресурсам сервисов «Mail.ru» (www.mail.ru) и социально-ориентированных ресурсов «Вконтакте» (www.vk.com) и «Одноклассники» (www.ok. ru).

Тут вообще с правом и логикой полный каюк. Вопрос: Порошенко запретил чьим интернет-провайдерам предоставлять доступ пользователям к сайтам Mail.ru, «ВКонтакте» и «Одноклассники» — российским, что ли? Дело в том, что данные ресурсы физически находятся на серверах, которые никак не подконтрольны украинскому правительству, поэтому было бы правильней уточнить: запретить резидентам Украины доступ к содержимому данных сайтов. Ведь эти сайты работали и будут работать независимо от того, что по этому поводу думают Порошенко и Турчинов.

Порошенко наложил санкции на более чем 20 млн украинских граждан. Фото: соцсети

Поэтому нужно правильно формулировать: указом президента Порошенко санкции наложены на более чем 20 млн (!) украинских граждан — пользователей вышеуказанных ресурсов, ибо сами эти сайты объективно никак от действия указа не пострадают. Это прямое и самое вопиющее нарушение ч. 2 ст. 1 закона «О санкциях», ведь тогда Банковая должна признать миллионы украинских граждан террористами! Иначе они не могут быть субъектами санкций и никто не вправе им запретить предоставлять услуги связи.

Даже секретарь СНБО Александр Турчинов признал, что без решения суда ни один интернет-провайдер не вправе и не обязан блокировать содержимое какого бы то ни было сайта. И уж тем более звучит вопиющим юридическим варварством угроза привлечь к ответственности за неисполнение такого указа президента.

Хочу напомнить, что согласно п. 22 ч. 1 ст. 92 Конституции исключительно законами определяются «...принципы гражданско-правовой ответственности; деяния, которые являются преступлениями, административными или дисциплинарными правонарушениями, и ответственность за них».

Поэтому никаким указом президента нельзя придумать новый состав административной и/или уголовной ответственности, пока его не пропишут прямым образом в соответствующем законе.

У меня просто слов нет, как описать данную ситуацию. Это даже не вакханалия — это просто какая-то Джамахирия…

И в завершение — несколько слов о социальных и политических последствиях этого шага. Не секрет, что три вышеуказанных интернет-ресурса пользуются большой популярностью среди десятков миллионов простых украинских обывателей, бесконечно далеких от политики. В 99% случаев они хранят на своих почтовых ящиках всякую дребедень, мало интересующую спецслужбы: переписку с друзьями, личные фотографии на отдыхе, документы по работе и т. п.

Все они сейчас охвачены паникой, ведь им грозит утеря милых сердцу старых фотографий. Они до поры до времени мало интересовались политикой, предпочитая уходить от реальности в личную жизнь. Но если вы сотрете альбомы старых детских фотографий на аккаунтах в соцсетях, то навлечете на себя злобу миллионов разъяренных мамочек, которые в гневе могут быть гораздо страшнее российских танков…

И еще. Хочу открыть одну страшную тайну. Информационное поле устроено таким образом, что даже если запретить все телеканалы, все радиостанции, вырубить к черту интернет, оставить только одно УТ-1 и первую программу проводного радио — все равно это не поможет нынешнему правительству, ведь есть еще один очень мощный канал информации — это слухи и сплетни. Даже когда не будет никаких средств связи, люди все равно будут передавать из уст в уста все, что думают, — это и есть самая большая и самая старая социальная сеть в мире.

Но запретить слухи и сплетни не сможет никто — даже сам Турчинов, будь он неладен…

 

Читайте также: Сколько продержится нынешнее правительство Печерских сказочников?


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Прогноз погоды в Украине

Погода в Украине





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ