• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Почему решения украинских судов превращаются в ничтожные бумажки

Реформаторы, не осознавая ни назначения правосудия, ни последствий своих реформ, покончили со многими «родимыми пятнами» социализма

Профессиональные «общественные активисты», которые зарабатывают деньги на рассказах о необходимости проведения в Украине судебной реформы, наверное, и не подозревают, что эта реформа стартовала еще 18 лет назад, в апреле 1999-го, когда был принят Закон Украины «Об исполнительном производстве». Чуть позже, в июне 2001 года, накануне 5-й годовщины новой Конституции, была провозглашена так называемая малая судебная реформа, ознаменованная коренными изменениями процессуального законодательства. И с того момента идет непрерывный процесс реформирования, прямым следствием которого является сегодняшнее состояние украинского, с позволения сказать, правосудия.

Реформаторы, не осознавая ни назначения правосудия, ни последствий своих реформ, покончили со многими «родимыми пятнами» социализма. Ушли в небытие сроки судебного разбирательства и институт судебного надзора. После того как государственная пошлина стала направляться в местные бюджеты, суды утратили право освобождать малообеспеченных граждан от ее уплаты, а сама пошлина по отдельным категориям споров достигла 10% цены иска. К судебной юрисдикции стали относиться все без исключения правоотношения в государстве (ранее — только спорные правоотношения), что привело к катастрофическому увеличению судебных дел и физической невозможности рассматривать эти дела в разумные сроки. Но главное — судебные решения перестали исполняться.

Императивность — это то свойство судебного решения, которое позволяет судебной системе претендовать на звание власти. Если судебные решения, вступившие в законную силу, не будут исполняться, то теряется сам смысл существования судопроизводства как общественного института. Именно поэтому во всем цивилизованном мире процедура исполнения судебных решений считается стадией судебного процесса. И именно поэтому, кстати, до начала судебной реформы исполнением судебных решений в Украине занимались судебные исполнители. Не государственные, как сейчас, а именно судебные. Это были сотрудники суда, которые действовали под контролем судьи, издавшего исполнительный документ. Но реформаторы решили, что финальную, а потому — главную стадию судебного процесса надо передать исполнительной ветви власти — Министерству юстиции. Остается только догадываться, почему в Минюст не передали стадию, например, кассационного обжалования...

Последствия не заставили себя ждать, и на сегодняшний день жалобы на неисполнение судебных решений составляют львиную долю обращений украинцев в Европейский суд по правам человека. При этом если по состоянию на конец 2014 года в Украине не выполнялось 70% судебных решений, то в конце 2016-го министр юстиции Павел Петренко сообщил, что не выполняется уже 95% судебных решений.

Это означает, что в Украине нет никаких легитимных средств защиты прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц, а деньги налогоплательщиков, которые тратятся на содержание судебных органов (не говоря уже о средствах, уплачиваемых как судебный сбор), выбрасываются на ветер. Но министр Петренко не только не считает, что подобное положение вещей свидетельствует об управленческой беспомощности руководства Минюста, но даже не объясняет, как вообще могло случиться, что невыполнение судебных решений стало повседневной практикой. Поэтому попробуем на нескольких примерах разобраться, почему именно под руководством Минюста решения украинских судов превращаются в ничтожные бумажки.

Прежде всего следует отметить, что в Украине не выполняются судебные решения по делам любой категории: о взыскании задолженности или восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного государством, или о предоставлении ответа на информационный запрос. И хотя невыполнение должностным лицом (или даже только препятствование выполнению) судебного решения влечет уголовную ответственность вплоть до лишения свободы на срок до пяти лет, ст. 382 Уголовного кодекса Украины является мертворожденной, поскольку правоохранительные органы не признают другого основания для регистрации соответствующего уголовного производства, кроме как сообщение о преступлении, составленное государственным исполнителем. 

Не выполняются не только решения судов, которые объективно непросто выполнить — например, о взыскании средств с должника-банкрота, — но и те, где исполнительное производство не содержит никаких осложнений — например, когда задолженность была обеспечена залогом.

В качестве примера можно привести тяжбу между Украинским инновационным банком и закрытым акционерным обществом «Компания «Росток» о взыскании задолженности по выданному еще в 2006 году кредиту. Собственно, резонансным это дело сделала не какая-то юридическая коллизия, а сумма невозвращенного кредита — 411,3 млн грн — и демонстративное невыполнение судебных решений, что в конце концов привело к прекращению деятельности банковского учреждения.

Почти 8 лет назад, 10 ноября 2009 года, хозяйственный суд г. Киева постановил взыскать с компании «Росток» в пользу «Укринбанка» более 5 млн долл. просроченной задолженности по полученному, но не возвращенному кредиту. Вскоре, 29 апреля 2010 года, все тот же хозяйственный суд Киева вынес еще одно аналогичное решение, постановив взыскать с компании «Росток» в пользу «Укринбанка» почти 2 млн долл. 24 ноября 2014 года этот же суд вынес решение о взыскании с компании «Росток» 6,8 млн долл. и 0,8 млн евро, и, наконец, 14 января 2016 года хозяйственным судом Киева взыскано с компании «Росток» в пользу «Укринбанка» 2,4 млн долл.

Нечего и говорить, что до сегодняшнего дня эти судебные решения не выполнены, государственным исполнителем с должника взыскано только 225,6 тыс. грн, а колоссальная сумма невозвращенного кредита стала для банковского учреждения смертельным грузом. Поэтому можно только удивляться спокойствию министра юстиции, который рассказывает, что его ведомство не способно обеспечить выполнение 95% судебных решений. Лучше бы Петренко рассказал, как вообще такое возможно — не взыскать задолженность, если кредит, выданный банком, был обеспечен залогом недвижимого имущества, принадлежащего компании «Росток».

На фотографиях — огромный комплекс нежилых сооружений площадью 9,5 тыс. кв. м по адресу г. Киев, бульвар Вацлава Гавела (бывший бульвар И. Лепсе), дом 4 корпус 1, под залог которого «Укринбанк» открывал кредит компании «Росток» по договору ипотеки и в котором сейчас расположены автосалоны, производственные помещения и офисы известных компаний.

Конечно, если бы исполнение судебных решений находилось под судебным контролем, то в случае неуплаты задолженности в денежной форме суд по заявлению взыскателя просто изменил бы способ исполнения и передал бы кредитору заложенное имущество. Но попадание заключительной стадии судебного процесса под опеку исполнительной ветви власти повлекло за собой вполне закономерные последствия: все попытки «Укринбанка» получить если не деньги, то хотя бы предмет ипотеки саботировали государственные исполнители, которые оказались неспособными вручить должнику соответствующее требование, предусмотренное ст. 35–37 Закона Украины «Об ипотеке». А когда «Укринбанк» (точнее, его правопреемник) 10 февраля 2017 года сделал это самостоятельно и в конце концов добился регистрации за собой права собственности на предмет ипотеки (извлечение из Государственного реестра прав на недвижимое имущество, индексовый №90428400, номер записи 21078803), в Минюсте срочно собралась на свое заседание Комиссия по вопросам рассмотрения жалоб в сфере экономики (есть и такая, оказывается, при министре Петренко) и постановила отменить нотариальное действие о регистрации за кредитором права собственности на предмет ипотеки — мол, компания «Росток» очень недовольна, что ее заставляют рассчитываться по долгам.

Не менее вопиющей является ситуация с выполнением, точнее — невыполнением судебных решений неимущественного характера. Утрата судебного контроля над исполнительным производством привела к тому, что в Украине невозможно заставить субъекта властных полномочий дать ответ на информационный запрос в случае, если чиновник этого не хочет, или обязать главу Национальной полиции Украины обеспечить перевод выступлений своего безграмотного заместителя Александра Фацевича на украинский язык.

Информационные запросы о предоставлении публичной информации чиновники научились обходить очень просто: на запрос предоставляется ответ, содержание которого не имеет никакого отношения к запрашиваемой информации. А в случае если автор запроса в дальнейшем обращается в суд, выигрывает дело, получает исполнительный лист и подает заявление об открытии исполнительного производства, чиновник направляет ему повторно тот же бессмысленный ответ, уже признанный судом нарушающим Закон Украины «О доступе к публичной информации». Но на этот раз ответ уже начинается словами: «Во исполнение решения суда от... по делу №... сообщаю, что...», а дальше — все тот же текст, который уже был признан судом ничтожным. После чего исполнительное производство мгновенно закрывается — государственные исполнители объясняют, что они не могут оценивать содержание ответов на информационные запросы, для них главное — наличие слов «во исполнение решения суда». Могла ли быть такая ситуация, если бы исполнение решения осуществлялось под контролем судьи, который его вынес?

Вот, например, автор этих строк еще в 2012 году обратился к Государственной службе молодежи и спорта Украины с запросом на информацию, попросив предоставить положение о соревнованиях по парашютному спорту, включенных в Единый календарный план физкультурно-оздоровительных и спортивных мероприятий Украины на 2007–2011 годы, но получил отказ. Потому что, как выяснилось, эти документы вообще не издавались центральным органом исполнительной власти в сфере физической культуры и спорта. А давний коммерческий партнер нынешнего министра внутренних дел Арсена Авакова — некий экс-депутат Харьковского областного совета от Партии регионов Олег Шаповалов — изготовлял фальшивые положения о государственных мероприятиях, которые сам же утверждал вместо министра и куда вписывал обязанность спортсменов по уплате ему «безвозвратной финансовой помощи, без НДС».

В конце концов пришлось обратиться в суд. Постановлениями Окружного административного суда г. Киева:

— от 22.12.2011 по делу №2а-14953/11/2670,

— от 19.01.2012 по делу №2а-15040/11/2670,

— от 29.11.2011 по делу №2а-14949/11/2670,

— от 14.11.2011 по делу №2а-16262/11/2670,

— от 10.11.2011 по делу №2а-14949/11/2670

центральный орган исполнительной власти в сфере физической культуры и спорта был обязан предоставить запрашиваемые документы или объяснить причину их отсутствия. Но Минмолодежьспорт отказывается это сделать до нынешнего дня, указанные судебные решения не выполнены. Более того, Окружной административный суд г. Киева постановлением от 22 декабря 2011 года по делу №2а-14953/11/2670, удовлетворяя мой иск, обязал Государственную службу молодежи и спорта Украины обнародовать положения о соревнованиях и приказы о проведении соревнований по парашютному спорту за 2011 год на официальном сайте Госмолодежьспорта. Судебное решение до сих пор не выполнено, поборы со спортсменов продолжаются.

Или другой пример. В связи с массовой продажей спортивных званий Министерством молодежи и спорта Украины я обратился с информационным запросом, в котором попросил предоставить информацию об основаниях присвоения звания Мастер спорта Украины международного класса ряду лиц за достижения в парашютном спорте (на самом деле никаких достижений не было, а приказы о присвоении спортивных званий продавались тогдашним первым заместителем министра). Но вместо запрашиваемой информации получил беспредметную отписку. В судебном заседании представитель центрального органа исполнительной власти в сфере физической культуры и спорта не смог объяснить, где именно и когда награжденные лица выполнили нормативы Мастера спорта Украины международного класса, а также предоставить хотя бы какое-то доказательство того, что это звание было им присвоено на законных основаниях. В этой связи суд обязал Государственную службу молодежи и спорта Украины предоставить мне запрашиваемую информацию. Постановление Окружного административного суда г. Киева от 19 января 2012 года по делу №2а-14096/11/2670 не выполнено.

В течение 2004–2011 годов Министерство Украины по делам семьи, молодежи и спорта неоднократно проводило мероприятия по установлению рекордов Украины в парашютном спорте в классе «большая формация». Эти мероприятия включались в Единый календарный план физкультурно-оздоровительных и спортивных мероприятий на соответствующий год, но положение о мероприятии не утверждалось, приказ о его проведении не издавался, коллегия судей не назначалась. При этом с участников мероприятия собирались крупные денежные суммы за право «стать рекордсменом Украины». Всего таким способом с участников этих мероприятий было собрано не менее 350 тыс. грн. Участникам рекордов выдавались грамоты об установлении рекорда Украины и присвоении звания Рекордсмен Украины.

В этой связи я обратился с просьбой предоставить информацию о рекордах Украины в парашютном спорте, установленных за период 2004–2011 годов, и основаниях их регистрации, а также сообщить перечень граждан, которым в указанный период было присвоено звание Рекордсмен Украины.

И снова был суд. В судебном заседании представитель Госмолодежьспорта заявил, что звание Рекордсмен Украины, которое присваивалось от имени государства участникам указанных мероприятий, на самом деле вообще не существует (и это действительно так), грамоты министерством не подписывались, никакие рекорды в парашютном спорте никогда не регистрировались, об указанных мероприятиях Госмолодежьспорту ничего не известно (хотя они и включались в Единый календарный план), а куда делись собранные со спортсменов деньги — в Госмолодежьспорте не знают. Суд не признал такое объяснение уважительным и обязал центральный орган исполнительной власти предоставить мне запрашиваемую информацию. Постановление Окружного административного суда г. Киева от 5 декабря 2011 года по делу №2а-14094/11/2670 не выполнено. Деньги за участие в мероприятиях, которые были включены в Единый календарный план физкультурно-оздоровительных и спортивных мероприятий и проводились от имени государства, участникам не возвращены.

Во времена преступного режима еще были какие-то надежды заставить руководство Минмолодежьспорта выполнить судебные решения, но после назначения министром юстиции господина Петренко ситуация изменилась коренным образом. За подписью заместителя министра молодежи и спорта Елены Пидгрушной я получил ответ, что Минмолодежьспорт не будет выполнять решения судов, вынесенные по моим искам, на том основании, что эти решения в результате Революции достоинства «утратили актуальность».

Так что все эти Советы добропорядочности и круглые столы по вопросам перманентной судебной реформы, которые проводят профессиональные «общественные активисты» в надежде заработать свежую копейку, имеют такое же отношение к правосудию, как Министерство юстиции — к, собственно, юстиции. Потому что настоящая судебная реформа должна заключаться прежде всего в восстановлении института судебных исполнителей и передачи под судебный контроль заключительной стадии судебного процесса — выполнения судебных решений. При этом судья, который вынес решение, должен быть наделен полномочиями инициировать уголовное производство по факту невыполнения этого решения. А за Минюстом можно оставить только одну функцию — содержание пенитенциарных учреждений, где будут отбывать наказание за невыполнение судебных решений министр молодежи и спорта Игорь Жданов или руководители компании «Росток».

Читайте также: Пара слов о гражданско-процессуальных безобразиях



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Новости Украины


Новости Украины





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ