• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Так ли плохи офшоры

Юристы, защищающие чужие огромные деньги, не раскрывая сути офшора, уводят внимание от главного — финансов — на любые второстепенные темы, например, на определение, что можно считать офшором

В начале ноября в мире случилось очередное офшорное потрясение, получившее название Paradise Papers («Документы из рая»). В бумагах подтвердилось укрытие почти 8 трлн долл. в двух десятках офшоров островных государств.

Сама идея бизнеса предполагает получение максимально возможной прибыли, а основные цели создания и ведения дел предусматривают оптимизацию и уменьшение налогообложения прибыли.

В конце 50-х годов в США появился термин «офшор» (от англ. offshore — вне берега), декларирующий появление финансовых организаций вне зоны контроля правительства. Такие схемы известны предпринимателям еще с Древней Греции, когда налоговыми убежищами для купцов были мелкие острова. Твердо стоящая на ногах Швейцария появилась в центре Европы как крупнейший офшор, с предоставлением финансовых инструментов, обеспечивающих конфиденциальность владельцам денег. В 1970-е годы бывшие островные колонии, оставшиеся в юрисдикции Великобритании, были лишены субсидирования из метрополии и встали на швейцарский путь формирования собственного бюджета за счет регистрации у себя офшорных компаний.

Офшорных юрисдикций в мире насчитывается около 50, в них прячутся более 30 трлн долл. Это больше, чем ВВП Японии и США вместе взятые, или половина всех денег планеты. Такие странные и противоречивые цифры возникают из-за давней виртуализации денег. Ведь напечатанных на бумаге и отчеканенных в металле сегодня только 1% от всех мировых денег, остальные 99% существуют в цифровом, электронном виде. Если продолжить несложные и достаточно поверхностные изыскания, то можно сформулировать еще одну странную связку цифр: 80% всепланетных денег сосредоточены у 20% жителей земли, а США за последнее десятилетие выпустили денег столько же, сколько за предыдущие 150 лет. Мировое финансовое сообщество, во главе со своим безусловным лидером, давно живет «вне берегов».

Но вернемся к основной теме нашего разговора. Все современные скандалы вокруг офшоров не связаны напрямую с их существованием. Юристы, защищающие чужие огромные деньги, не раскрывая сути офшора, уводят внимание от главного — финансов — на любые второстепенные темы, например, на определение, что же можно считать офшором. Схемы «вне берега» активно используются для оптимизации экспортно-импортных операций, исполняя роль посреднической структуры, избавленной от уплаты налогов, так как доходы получаются в другой стране. Все легитимно, денежные потоки при подобных операциях не входят в сферу интересов налоговых органов. Судебные споры о деньгах в тихих финансовых гаванях поддерживаются армией опытных юристов, способных растянуть процесс на бесконечное количество времени — ровно на столько, сколько их работа оплачивается. Крупные государства вынужденно «не замечают» гавани, где прячутся деньги, хотя подковерная борьба идет с ними постоянно.

Идея современного офшора достаточно полно описывается любимой отечественной пословицей, в которой важно каждое слово: «Моя хата с краю, ничего не знаю». Игнорирование интересов масс и частнособственнический инстинкт, стоящий во главе большинства бизнесов, являются питательной средой для организации подобных образований. Эта сентенция работает до тех пор, пока по отношению к оратору, говорящему о своей крайности и низкой осведомленности, не начинают применять силу.

Крупные государства вынужденно «не замечают» гавани, где прячутся деньги

Если XX век пытался зачеркнуть важность личности и создать общественные институты, руководствующиеся определенной первоначальной идеей, то нынешнее время отталкивается от желаний индивидуумов, которые, объединяясь, формулируют новые общественные вызовы. Одним из таких вызовов можно считать снижение роли государства в общественной жизни. Уход бизнеса от влияния сильных государств в виртуальные пространства — именно такой тренд сегодня находит идеологическую поддержку многих. Предприниматель начинает чувствовать свою самодостаточность без государственной поддержки и осознавать свое нежелание платить произвольно придуманные кем-то налоги, напоминающие дань.

Экономика мира начинает меняться, игнорируя все планы и опровергая прогнозы. Острова с пальмами и размером с пару футбольных полей в каком-нибудь Карибском море номинально владеют деньгами, объем которых превышает все разумные величины, а придуманные недавно виртуальные криптовалюты начинают вбивать осиновый кол в тело существующих столетия и сбитых с толку государств.

На нашем континенте давно и успешно ведется борьба с офшорами, во многих европейских государствах использовавшие подобные практики сильные соседи обязали правительства маленьких и дерзких стран, «потерявших берега», сдавать отчетность и проходить аудит. Легализация в Сан-Марино, Гибралтаре и Андорре привела к тому, что в результате они попали в список белых офшоров, с минимальным налогообложением и отсутствием конфиденциальности владельцев бизнеса. Череда международных скандалов привела к смягчению законов о банковской тайне в Лихтенштейне и Швейцарии. Миллиарды покинули европейский континент и переместились в офшоры на теплых островах. Далеко не все зарабатывающие деньги люди мечтают рассказать о себе миру, да еще и платить за это.

Далеко не все зарабатывающие деньги люди мечтают рассказать о себе миру, да еще и платить за это

Жители Европы продолжают противостоять сложностям, придуманным местными чиновниками. Например, слабое государство Греция может состоять из довольно благополучного народа, жившего десятилетия на дотации Евросоюза. В некогда пресыщенном деньгами Кипре появился налог на прибыль. Сейчас третий по величине в Средиземном море остров используется уже для минимизации налогообложения, а не для попыток его избежать, а диаспора из жителей бывшей советской империи, которая появилась здесь сравнительно недавно и достигает 50 тыс. человек, все равно с удовольствием ведет бизнес в Средиземноморье. Еще одно тихое налоговое место — Эстония. Она приглашает регистрировать у себя предприятия и открывать счета «на швейцарский манер, но без швейцарских расценок» и несколько нагловато называет себя прибалтийским Сингапуром.

Идея нейтралитета и статус кошелька для других стран провели Швейцарию через лютые войны XX века абсолютно безболезненно. Это государство обладает одной из самых эффективных, во многом образцовой мобилизационной системой в мире, запускаемой в случае прямой агрессии. Военный швейцарский бюджет составляет 5 млрд долл., это при 8 млн населения. Воюющей Украине есть на кого равняться, формулируя армейский бюджет. Его лишь в последнее время можно сопоставить со швейцарским. В нашей стране планируется потратить на оборону около 160 млрд грн на следующий год. Швейцария тратит на армию 20% бюджетных денег в год, мы — 5%, но альпийская страна заплатила за это столетиями труда, а наше молодое государство вынуждено пользоваться финансовой помощью более сильных стран, а также продолжать надеяться, что эта помощь будет правильно и своевременно использована.

Швейцария появилась в центре Европы как крупнейший офшор

Представители «четвертой власти», раскапывающие «райские» схемы, акцентируют внимание общества на том, что способом укрытия денег пользуются государственные чиновники, обязанные заниматься не бизнесом, а совершенно другими вопросами. Перед представителями власти встает сложнейшая дилемма — прямо из анекдота про нерешительную макаку, мечущуюся между двумя направлениями собственной реализации.

Ярчайшим украинским примером служит, конечно, президент Украины Петр Порошенко, который никак не может ни расстаться, ни хотя бы грамотно спрятать свою связь с шоколадным бизнесом. Не нужно быть аудитором и аналитиком, чтобы увидеть развитие бренда «Рошен» за времена его президентства. Открылись десятки новых симпатичных магазинов, продающих конфеты под привычным названием. Юристы, представляющие «Рошен», не первый год безуспешно бьются над организацией продажи этого громкого и постоянно развивающегося бизнеса и рассказывают, что офшоры нужны только для продажи бренда, а не для укрытия налогов. В апреле 2016 года в СМИ было опубликовано большое расследование, главная претензия которого — в сокрытии факта организации офшора Петром Порошенко, когда он уже находился в кресле президента, и неуказание актива в налоговой декларации.

Вместе с именем президента в свежей публикации «бумаг из рая» появилось имя менее значимого чиновника — Сергея Алексеенко, члена правления «Укртрансгаза», дочерней компании НАК «Нафтогаз Украины». Вот он поступил правильно. На предъявленные ему претензии по поводу основания офшорной компании Pioneer Foundation для вывода валюты за рубеж чиновник совершенно искренне ответил, что «компания открывалась с целью долгосрочного планирования наследства». Любому украинцу понятно, что о собственном наследстве каждый должен заботиться самостоятельно, не надеясь на такие мифические понятия, как государство.

Офшоры легальны во всем мире. Эти милые, солнечные и спокойные финансовые островки, столь близкие сердцу любого заурядного миллионера, чувствуют себя очень недурно. Тем не менее, такие необузданные государства, как США, Германия, Франция и ныне отколовшаяся от Евросоюза Великобритания все время хотят перекрыть лазейку по развитию высокорентабельного и явно прогрессивного бизнеса. Особенно тенденция на деофшоризацию получила развитие после всемирного кризиса 2008 года. Науськиваемые перечисленными излишне богатыми государствами репортеры Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) в воскресенье, 5 ноября, обнародовали новый массив документов, в которых говорится о налоговых сделках и резонансных деловых контактах известных лиц. В этих документах упоминаются имена более 120 политиков из почти 50 стран мира, а также предприятия, спортсмены, бизнесмены, поп-звезды, английская королева и даже генерал НАТО.

Самая одиозная фигура из этого списка — королева Елизавета II, которая десять лет назад инвестировала 10 млн фунтов в два островных предприятия. Королева, юридически, — хозяйка всей земли Великобритании, а украинский президент, юридически, — наемный работник, принятый на должность на небольшое время для управления активами и пассивами государства, в том числе и украинской землей. Очень хотелось бы, чтобы каждый в современном обществе занимался своим делом: британская королева — несла свое символическое знамя, разные чиновники — исполняли профессиональные обязанности, многострадальный народ — реализовывал свои права, а мировые финансисты — горели в огне.

Читайте также: Украинские банкиры и недограбленный народ



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ