• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Бюджет-2018: к чему готовиться в следующем году

Оборонный бюджет — это восемь строк, в которых написано: 89 миллиардов мы как-то поделим. По словам министра обороны, потребности армии учтены лишь на 46%

Если бюджет текущего года называли человекоцентричным, то едва ли не главное достижение сметы-2018 — это то, что ее приняли не под елку. О том, кто выиграет от распределения бюджетных средств, а кто остался за бортом, «Ракурс» расспросил депутатов, которые понимают в экономике.

Виктор Пинзеник, член депутатской фракции партии «Блок Петра Порошенко»:

— Прежде всего скажу, что я не голосовал за бюджет-2018. Хотя в нем добавили средств и на образование, и на медицину. Но вопрос не только и не столько в том, сколько и кому дадут денег. Вопрос в другом — за что мы платим, финансируя образование или медицину. Ведь оплачиваться должно не содержание учреждений, как это у нас делается со времен СССР, а конечный результат. Как в магазине: мы же не покупаем отдельно тару, этикетку, воду и т. д. — мы платим за конечный продукт. По такому принципу должны финансироваться и медицина, и образование. Этого не произошло, хотя определенные попытки были.

Виктор Пинзеник, БПП

Меня волнует та основа, на которой бюджет строился и возникла его несбалансированность. Уже сейчас проявляются некоторые моменты, на которые должна реагировать главная смета, но этого не происходит. Речь идет об экономическом росте. Проблемы есть и в темпах: в прошлом году Украина продемонстрировала 2,3% роста. Примерно столько же будет и в этом году. Напомню, что до этого было два года спада — 7% и 10%. То есть эти два года роста не покрывают один год спада.

Второй аспект — структура этого экономического роста. В прошлом году у нас был рост промышленности почти на 3%, сельского хозяйства — более 6%, торговли — 4,5%. В результате в общей сложности почти 2% роста. В этом году имеем примерно такой же экономический рост, притом что промышленность и сельское хозяйство в минусе. Так вот, рост идет за счет торговли — 8,2%. Но чем торгуют, если промышленность и сельское хозяйство в минусе? Ответ очевиден — рост происходит за счет торговли импортными товарами. Эти перекосы заложены в бюджет этого года и, к сожалению, они консервируются и переходят на следующий год.

Фундаментальная основа роста — инвестиции. Но когда определенные социальные элементы накладываются на экономику, растущую другими темпами, то вся гривна уходит в доллар, за счет которого завозятся импортные товары. Это возвращение к схемам, которые действовали в прошлом и которые впоследствии будут давить на обменный курс национальной валюты. Это мы видим уже сейчас. В 2017 году у нас впервые за многие годы сальдо торговли будет в минусе. А все потому, что экспорт не обеспечивает потребности импорта. Импорт потребляет больше. Судя по бюджету-2018, в следующем году эта тенденция усилится.

Что касается государственного долга. Долг в 2 трлн грн — это только так называемый прямой госдолг. Если посчитать корректно и добавить гарантированный государством долг, эта цифра составит 2 трлн 746 млрд грн.

Уже конец декабря, поэтому можно оценить доходы бюджета 2017 года. Я их сопоставляю с тем, что заложено в бюджет. Если раньше я говорил о нереалистичности расходов бюджета, потому что в основном они базируются на долгах, то теперь, к сожалению, я утверждаю: нереальны и доходы. Ведь бюджет, за который проголосовали, по сравнению с представленным ранее проектом вырос как на дрожжах: доходы увеличились почти на 40 млрд грн, в том числе по общему фонду — на 26 млрд грн.

По моим подсчетам, бюджет следующего года должен получить на 20% больше доходов, чем в этом году. Что может дать эти доходы? Возможно, рост экономики (кстати, я не спорю с тем, что экономика вырастет на 3%). Второе — рост потребительских цен. Этот показатель правительство закладывает на уровне 10%, примерно столько же — рост промышленности. Тогда вопрос: что даст рост 20%? Приватизация является источником финансирования расходов, так что этот показатель не учитываем. Тогда или экономика даст рост не 3%, а значительно больше (правда, я не вижу принятых для этого решений), или что-то с ценами не так. Предполагаю, второй вариант правильнее — мы это видим и в текущем году. Бюджет-2017 не был бы выполнен по доходам, если бы не помог фактор инфляции. Простая арифметика: если цены растут на 10%, а экономика — на 3%, то откуда берется рост 20%? Так что в этом году бюджет выполнялся за счет инфляции, которая была выше декларируемой в бюджете. Сначала это был показатель немножко выше 8%, потом его пересмотрели до 11,5%. Фактически мы уже имеем 12,5%, а за год эта цифра составит 13,5‒14%. А 1% инфляции — это примерно 10 млрд грн дополнительно в бюджет.

Беспокоят меня и социальные параметры, заложенные в бюджете. Согласно главной смете, средняя заработная плата должна вырасти на 22%. Но у меня возникает вопрос: экономика растет только на 3%, значит, она предложит нашим гражданам повышение на эти самые 3%. А вот цены растут на 10%. Какими доходами собираются наполнять карманы наших граждан? Или инфляция будет больше, как это происходит в нынешнем году, или обменный курс будет шатать. Потому что импорт готов нам поставить сколько угодно товаров, но нужно тратить доллары.

Мы еще не преодолели некоторые проблемы, связанные с обменным курсом, а теперь возрождается проблема, которой у нас уже давно не было, — давление на обменный курс через торговлю. У нас даже внешний долг уменьшался, а в этом году он впервые за последние годы начал расти. Не следует путать государственный и внешний долг — это разные вещи.

Очень хочу, чтобы люди, получив больше денег, могли купить больше товаров. Не надо быть экономистом, чтобы понять: увеличение тех же зарплат зависит от роста экономики.

Татьяна Острикова, член депутатской фракции политической партии «Объединение «Самопомощь»:

— В главной смете страны на следующий год многомиллиардные расходы направлены преимущественно на содержание чиновничьего бюрократического аппарата и дальнейшее построение полицейского государства. В частности, по сравнению с первым чтением сумма субсидий в бюджете выросла на 16 млрд грн. Без верификации, то есть без какого-либо контроля со стороны парламента и общества будет происходить прямая перекачка средств из государственного бюджета в карманы облгазов, которые, как известно, принадлежат олигархам.

Татьяна Острикова, «Самопомощь»

А вот что мы видим в бюджете в части финансирования правоохранителей. Если в 2017 году на финансирование Генеральной прокуратуры было выделено 4,6 млрд грн, то в 2018-м правительство предлагает увеличить эту цифру на 45%. Финансирование СБУ увеличивается на 25%, Министерства внутренних дел — на 41%, то есть почти на 19 млрд грн.

Объясняя, на что конкретно будут направлены эти средства, министр финансов во время встречи с нашей фракцией сказал следующее: эта цифра была ему доведена решением СНБО. И это притом, что, как сообщил министр обороны, потребности армии учтены в бюджете только на 46%. То есть армия остается недофинансированной.

Что касается позитивных моментов, то это бюджетная децентрализация — в принятом бюджете нет рисков ее сокращения. Правительство оставило реверсную дотацию и льготы по ЖКУ на уровне 2017 года. Это большой прогресс, что не произошло реверсной дотации, не перекинулись полномочия, не обеспеченные финансами.

Нужно хотя бы на 2‒3 года оставить финансирование местных бюджетов на таком же уровне. Очень хорошо было бы, чтобы вернули распределение розничного тарифа на горюче-смазочные материалы, как это было в 2016 году. Потому что в этом году деньги за второе полугодие пришли людям в конце ноября — начале декабря, и они их использовать уже не смогут. Да, эти деньги остались у них в бюджете на следующий год, но сегодня только предварительно учтенная инфляция составляет 12%, поэтому 12% своих средств люди уже потеряли.

Не могу не вспомнить о средствах, выделенных на оборону. Оборонный бюджет — это восемь строк, в которых написано: 89 млрд грн мы как-то поделим. То есть 69 млрд пойдет на одну статью, 14 млрд — на другую, и еще немножко куда-то отдадим. Приведу пример: оборонный бюджет США — это 120 страниц, а не строчек, где все подробно расписано — сколько закупят танков, каких именно, по какой цене, куда они пойдут потом. Поэтому очень легко проследить, что и для чего покупается. Таким образом происходит постоянный контроль со стороны налогоплательщиков.

Большим минусом бюджета-2018 является то, что он был составлен Министерством финансов на основании недостоверных макроэкономических показателей. Министр финансов фактически признал это на заседании нашей фракции. Ведь они считали показатели, утвержденные в мае, а бюджет подавался в сентябре. В результате вместо того, чтобы тщательно проверить все показатели и подать правильно посчитанную смету, была допущена такая служебная халатность.

Также в бюджете между первым и вторым чтением появилось 35 млрд грн дополнительных доходов и более 45 млрд грн дополнительных расходов. Это в то время, когда нам говорят, что нельзя отменить налог на прибыль и ввести налог на выведенный капитал в качестве стимула оживления экономики, поскольку у нас, оказывается, нет компенсаторов.

Юрий Бойко, сопредседатель депутатской фракции политической партии «Оппозиционный блок»:

— Этот бюджет дает возможность увеличить финансирование силовых структур и уменьшить расходы на социальные выплаты. Невозможно выплачивать сумасшедшие суммы силовым структурам и одновременно недоплачивать пенсионерам, обездоленным, инвалидам, одиноким матерям, то есть всем тем, кто в первую очередь нуждается в поддержке государства.

Юрий Бойко, «Оппозиционный блок»

Что произошло между первым и вторым чтениями бюджета? Кабинет министров дополнительно заложил в него доходы в сумме 34 млрд грн. Казалось бы, они должны пойти на поддержку социальной сферы. В то же время 14 млрд из этих 34 млрд грн — это так называемая прибыль «Нафтогаза». Фактически это деньги, которые отнимают у людей за счет повышения тарифов, и их же в виде 15 млрд грн перекачали снова в бюджет в виде субсидий, когда готовили часть расходов бюджета перед вторым чтением. Это глупость: снизьте тарифы и не мучайте людей этими субсидиями.

Второе. Казалось бы, надо поддержать социальный блок, поскольку возмущение людей уже достигло предела. Но нет, они еще на 4,5 млрд грн увеличивают выплаты на силовые структуры. Дополнительные деньги получили Администрация президента и другие центральные органы власти. Баснословные суммы дали правоохранительным органам. Я не говорю об армии.

Очень скромно профинансировали социальные выплаты: 4% роста выплат на социальные нужды по сравнению с прошлым годом. В то же время даже официальная инфляция составляет 7%.

Также государственный бюджет 2018 года вместе с так называемой пенсионной реформой ухудшают жизнь пенсионеров. Вообще каждый из бюджетов, которые принимали последние четыре года, ухудшал жизнь пенсионеров. Деньги давали практически всем, кроме тех, кто проработал всю жизнь и остро нуждается в поддержке государства. Среди наиболее пострадавших оказались военные пенсионеры и пенсионеры правоохранительных органов, поскольку индексация их пенсий вообще не была проведена. Последний раз у них индексация была в 2012 году. И в бюджете не предусмотрено денег, чтобы поднять им пенсии. Нельзя за счет пенсионеров и обездоленных создавать полицейское государство. Ни одна полиция не защитит от голодного народа.

Читайте также: Госбюджет-2018: ни хорошо ни плохо

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати






    Загрузка...