• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Могильная реформа: кладбище или колумбарий?

Крематорий в Киеве. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Правительство предлагает Верховной Раде осовременить правила погребения, одновременно акцентируя внимание на том, что кремация ментально ближе украинцам, поэтому набирает популярности

Законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования сферы погребения», зарегистрированный в Верховной Раде под №8248 5 апреля этого года, — из «свежих» реформ. Однако именно он в последние дни — едва ли не самая популярная среди рядовых украинцев тема, которую обсуждают практически всюду.

Цель, которую преследует правительственный законопроект, — осовременить сферу погребения, поскольку в Украине, особенно в городах, как уверяют чиновники, не хватает земли под кладбища. Поэтому главное предложение для решения проблемы — строить крематории и колумбарии, отдав этот бизнес фактически на откуп частным структурам. А чтобы все мы свыклись с мыслью, что сжигание умерших родственников в крематории — это современная практика, нас уже сегодня убеждают, что именно такой вид погребения украинцам ближе ментально.

Честно говоря, наблюдая за трансформацией основных посылов в средствах массовой информации о целях, которые преследует правительство как разработчик законопроекта об усовершенствовании сферы погребения, была крайне удивлена. Появился этот законопроект в Верховной Раде всего три недели назад. Но если в первые дни после его регистрации СМИ больше писали о том, что украинцев хотят заставить сжигать умерших родственников, то через каких-то пару недель начали говорить, что, оказывается, наши граждане... ментально склонны к кремации. Правда, пока только в городах, а в деревнях придерживаются традиционного способа погребения, то есть кладут в гроб и закапывают на кладбище в могилу.

 

К такому выводу, опираясь на статистику погребений в столице за прошлый год, пришла начальник отдела коммунального обслуживания Минрегиона Ольга Божок. По ее словам, в Киеве в прошлом году был кремирован 61% умерших, причем в соответствии с их последней волей. Кроме того, как утверждает чиновник, тему погребений исследовали в правительстве, и результатом этих исследований стал тезис о том, что «украинцы ментально склоняются к кремации», причем «эта тенденция ежегодно растет». Как по мне, вызывает большое сомнение, что прошлогодняя статистика погребения киевских мертвецов может служить подтверждением того, к чему ментально склонны украинцы. А вот ознакомиться с результатом социологических исследований об отношении населения нашей страны к обряду погребения было бы интересно. Однако пока в открытых источниках таких данных нет.

Крематорий в Киеве. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Аргументы «за» обновление погребальной сферы

Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, Министерство регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины разработало его «с целью дерегуляции предпринимательской деятельности в сфере ритуальных услуг, создания здоровой конкурентной среды среди субъектов хозяйственной деятельности, которые оказывают ритуальные услуги, развития такого вида погребения, как кремация, согласно европейскому опыту, обеспечения возможности получить качественные ритуальные услуги по экономически обоснованным ценам».

Авторы документа отмечают, что он направлен на «решение проблемных вопросов в сфере погребения». Среди этих проблемных вопросов — прежде всего «нехватка мест для погребения в связи с ограниченностью земельных ресурсов», поэтому и предлагается развивать в Украине бизнес на кремации умерших. Если законопроект будет принят, то люди смогут выбрать исполнителя услуг по погребению умершего: или собственно ритуальную службу, или тех субъектов хозяйственной деятельности, которые заключили с ней соответствующий договор. Мол, все это — для создания конкурентной среды среди хозяйствующих субъектов различных форм собственности. Потому что сегодня ритуальная служба, ограничивая права других хозяйствующих субъектов, монополизирует рынок ритуальных услуг.

Предлагают в законопроекте и четкий перечень ритуальных услуг и требований регламента их предоставления и качества, урегулирование отношений, связанных с доставкой тел умерших в места их хранения и оплатой этой услуги, механизм борьбы с противоправными схемами, которые заключаются в разглашении информации об умерших сотрудниками полиции или, скажем, больниц поставщикам ритуальных услуг. Кроме того, авторы обращают внимание на то, что сейчас родные умершего не имеют информации о полном перечне поставщиков ритуальных услуг и ценах на них, что зачастую приводит к коррупции в сфере погребения. А о том, что коррупция и теневые схемы в этой сфере давно процветают, вам скажут все, кому уже приходилось иметь дело с похоронами.

Земельный вопрос

Еще в пору своей юности довелось побывать на кладбище одного из сел, в Васильковском районе Киевской области. Если не всматриваться слишком пристально, то казалось, что оно разделено пополам: одна часть — старое кладбище, где могильные холмики почти сравнялись с землей, их затянуло барвинком и роскошными кустами сирени. Вторая — действующая часть, где хоронили покойников жители села. С двух сторон вплотную к кладбищу подходила левада, а с двух других — поле. Когда попала туда через десяток лет, первое, что бросилось в глаза, — действующее кладбище захватило немалый кусок поля, и, как говорили местные, его аппетиты не уменьшаются, ежегодно добавляя минимум по два ряда могил. «Есть куда расширять кладбище?» — поинтересовалась тогда у председателя сельсовета, на что мужчина ответил: «Нет, но найдем».

Кстати, всего в Украине 32 тыс. кладбищ. Из них в городах — лишь 3 тыс., причем треть из них — закрыты для захоронений. По данным Минрегиона, в Украине, население которой сокращается очень быстрыми темпами, в настоящее время необходимо выделение более 500 земельных участков под обустройство новых кладбищ. А наиболее показательна ситуация с нехваткой земли под кладбища — действительно в крупных городах. Скажем, в Киеве, по данным Департамента жилищно-коммунальной инфраструктуры КГГА, из 29 кладбищ для погребения открыто только Северное. На остальных же можно разве что подзахоронить покойника к похороненным там ранее родственникам, то есть остались только так называемые семейные места. И хотя, согласно инструкции о порядке погребения и содержания кладбищ, через 20 лет после закрытия кладбища, согласовав этот вопрос с местной общиной, его можно ликвидировать, у нас это правило не работает: на кладбищах похоронены по два-три, а то и больше поколений одной семьи.

Кладбище в Валенсии, Испания. Гробы не закапывают в землю, а помещают в специальное сооружение в несколько этажей. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Многоэтажное кладбище на Тенерифе, Канарские острова, Испания. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

В небольших городках, а также поселках и селах ситуация немного лучше. Хотя и там есть свои нюансы. С тех пор как начались серьезные проблемы с погребением в городах (причем речь идет не только о нехватке земли для кладбищ, но и о высоких ценах), отдельные села, прежде всего отдаленные от цивилизации, столкнулись с ситуацией, когда на их кладбищах начали происходить самопроизвольные захоронения. Схема этого незаконного деяния выглядела примерно так. Обычно ночью на кладбище быстро копали могилу и хоронили в ней покойника, а сами садились в автомобиль и уезжали прочь. Конечно, ни о каком облагораживании могилы, установлении памятника (кресты, что интересно, в таких случаях ставили), а также проведывании умершего речи не идет.

Таким образом, авторы законопроекта решили: поскольку свободной земли, которую можно было бы использовать под кладбища, в Украине почти нет, более того — сейчас под топор идут даже леса (как ни обидно, но такие случаи в Украине есть, один из примеров — неподалеку от Киева в сторону Ирпеня и Бучи) — нужно обеспечить возможность погребать умерших путем кремации. А урны с прахом размещать в колумбариях.

Традиционный обряд как внутренняя потребность

Главный аргумент «против» — соблюдение привычных для большинства украинцев традиций при погребении. С одной стороны, кремацию, которая как способ обращения с телом умершего человека за рубежом действительно уже давно популярна, можно считать экономичным способом погребения. С другой, привычные для украинцев обряды, возможность прийти на могилу к родным давно стали внутренней потребностью. Что интересно, православная церковь, хоть и не относится к кремации благосклонно (известны ожесточенные дискуссии по этому вопросу), на самом деле не имеет серьезных оснований запрещать ее своим прихожанам. Константинопольский патриарх еще в 1961 году отметил, что формального православного правила, которое бы отрицало кремацию, нет, однако «есть большой массив традиций и чувств, которые говорят в пользу христианского погребения».

«В писании ясно говорится о том, что когда человек умирает, то душа уходит к Богу, который дал ее, а тело возвращается в землю, из которой оно взято, — отметил в комментарии для «Ракурса» пресс-секретарь УПЦ КП архиепископ Черниговский и Нежинский Евстратий (в миру Иван Зоря). — На этом основывается и позиция церкви о необходимости погребения тела именно в земле, соблюдая традиционный погребальный обряд. Но если у нас больше возможностей хоронить в открытом грунте, то в восточных странах, где местность каменистая, как мы знаем из самого Евангелия, погребение было в пещере — искусственной или природной. Если речь идет о наших реалиях, то это напоминает склеп. То есть не одиночное, а погребение в одном месте многих тел умерших. Такая традиция распространена в Западной Украине, где есть фамильные склепы, в которых погребено даже несколько поколений семьи. Но в любом случае речь идет о погребении в земле».

Семейные склепы на кладбище в Тулузе, Франция. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

То есть определенное неприятие кремации христианами все-таки есть. «Помню, как в начале 90-х прошлого века хирург-фронтовик профессор Александра Киселева, заведующая кафедрой патологической анатомии в Киевском медицинском институте им. Александра Богомольца, так начинала лекцию о смерти: «Смерть — это продолжение жизни». Мы — студенты — смотрели на нее, разинув рты, а она говорила: «Именно так и запишите», — рассказал «Ракурсу» врач-психотерапевт, ныне диакон УПЦ Руслан Новакович. — Именно так и учат авраамистические (от библейского Авраама) религии мира: иудаизм, христианство и ислам. Надо сказать, что в иудаизме и исламе никаких дискуссий о способах погребения нет — тело должно быть возвращено в землю. И абсолютно отрицается кремация! Потому что в Библии сам Господь Бог говорит в раю Адаму, что ты — земля, и в землю вернешься. Кстати, слово «адама» в некоторых восточных языках так и переводится: глина, земля, и до сих пор используется в таком смысле. А кремация всегда считалась языческим способом погребения».

Еврейское кладбище в Кракове, Польша. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Мусульманское кладбище возле мечети в Варкале, Индия. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Однако жизнь вносит свои коррективы даже в позицию тех, кто склоняется к традиционному способу погребения. «Я очень уважаю традиции, но своей дочери сказала, чтобы, когда придет время, кремировала мое тело, — поделилась с «Ракурсом» 64-летняя киевлянка Инна Михайлова. — У меня родители лежат на Берковецком кладбище, и места там нет. Будет проще сжечь тело и подзахоронить к отцу или матери».

И такая позиция не единичная. Так, Алексей Петренко из Винницы вполне четко высказался по этому поводу в интернете. По его мнению, сегодня кремация — это уже необходимость. «Реформирование системы погребения очень актуально, — пишет он. — Кладбища не могут разрастаться до бесконечности. Мне импонирует модель захоронений в Греции. Там кладбища постоянного размера, а гроб занимает место всего несколько лет. При желании родственники могут оплачивать место и дольше. А спустя определенный срок на место старого погребения кладут новый гроб, а старый сжигают».

Что важно, в последнее время православная церковь относится к кремации тела покойного более толерантно, чем еще 10–15 лет назад. «В разных местах разные священнослужители имеют разный взгляд на саму кремацию, — объясняет отец Евстратий. — Но если этот опыт обобщить, то очевидно, что лучшим способом погребения считается погребение тела человека в землю, а не кремация. Однако если по тем или иным причинам кремация является единственно возможным выходом, это не отрицается при должном отношении к праху, который остается после кремации».

По словам священника, церковь отвергает такие способы, как развеивать прах или прессовать его в камень, который можно оправить и носить в качестве украшения. «Если тело и было кремировано, лучший способ для дальнейшего обращения с ним — это погребение в могиле кого-то из близких, то есть подзахоронение», — считает пресс-секретарь УПЦ КП.

Цена вопроса

Кстати, финансовая сторона погребения для многих семей — тоже серьезная проблема. С одной стороны, похоронная сфера в нашей стране регулируется специальным законом («О похоронах и похоронном деле»), где сказано, что есть минимальный перечень услуг по организации похорон, а стоимость этих услуг определяет орган местного самоуправления, то есть городские, поселковые или сельские советы. С другой, сфера настолько коррумпирована, что похоронить человека, особенно в городе, — зачастую для людей просто неподъемная сумма.

Современный рынок ритуальных услуг, по оценкам Министерства регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, достигает 1,3 млрд грн в год, хотя большая часть бизнеса находится в тени. По данным ведомства, дороже всего похоронить человека в Киеве, на Житомирщине и Львовщине, дешевле всего — в Днепропетровской области. В среднем это обходится более чем в 7,5 тыс. грн. Самый дешевый гроб стоит от 800 грн. Выкопать могилу — от 400 грн.

А в 2015 году в Минрегионе заявили о том, о чем украинцы и так давно знают, — о коррумпированности ритуального бизнеса, спровоцированной в том числе и нехваткой земли под кладбища. Именно тогда чиновники предложили построить в украинских городах 45 крематориев, которых сейчас всего три — в Киеве, Харькове и Одессе. Мотивируя в том числе и тем, что кремация обходится дешевле: та же стоимость гроба, сожжение — еще 450 грн, и место на колумбарии, где размещают урны с прахом, — 3000 грн. По словам вице-президента Международной ассоциации профессионалов похоронного дела Татьяны Годоцкой, урбанизированные территории требуют экологического усовершенствования в области погребения. Мол, это абсолютно нормальная практика, которая в Европе действует уже давно. Причем кремация там намного дешевле классического погребения. Например, в Германии — дешевле в 7 раз и стоит 100 евро.

Колумбарий в городе Халл, Великобритания. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Колумбарий в Киеве. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

Что предлагает законодатель

Именно европейская практика в сфере погребения и стала основой для разработанного Минрегионом законопроекта №8248. Как сказано в пояснительной записке к нему, принятие этого закона будет способствовать «обеспечению экономии земли за счет развития кремации путем предоставления возможности органам местного самоуправления привлекать инвестиции на строительство новых крематориев и введения европейского принципа обращения с бесхозными могилами». То есть речь идет о строительстве частных крематориев — иначе как понять то, что в Минрегионе считают, что реализация этого законопроекта не потребует никаких дополнительных материальных затрат?

Кроме того, планируется, что оформление погребения и оказание услуг будет происходить по модному сегодня принципу «единого окна». Что интересно, общественную антикоррупционную экспертизу этого документа не проводили — в министерстве убеждены, что в нем отсутствуют правила и процедуры, которые могут содержать коррупционные риски. Однако учитывая менталитет украинцев, в это трудно поверить. Что касается крематориев, то законопроектом предусмотрено, что крематории, причем разных форм собственности, «с предоставлением инвесторам права их дальнейшей эксплуатации», станут частью генеральных планов застройки соответствующих населенных пунктов.

Родственникам, которые будут заниматься погребением покойника, планируют оказывать материальную помощь — в размере, установленном на день смерти. Для этого в течение шести месяцев после смерти человека надо подать письменное обращение в органы местного самоуправления. А расходы «на погребение умерших участников боевых действий и лиц с инвалидностью вследствие войны» будут возмещаться «за счет средств местных бюджетов в день обращения». Для этого нужно будет предоставить заявление, копию паспорта человека, который обязался похоронить умершего, и свидетельства о смерти, а также документы, подтверждающие статус участника боевых действий или инвалида вследствие войны. Кроме того, придется подавать еще один документ, который до сих пор законодательством предусмотрен не был. Речь идет о договоре, заключенном «между заказчиком и поставщиком ритуальных услуг, о погребении умершего с обязательным указанием фамилии, имени и отчества умершего, видов и стоимости ритуальных услуг во время его погребения». Причем «стоимость ритуальных услуг, определенных для обеспечения погребения умерших участников боевых действий и лиц с инвалидностью вследствие войны, не должна превышать среднюю цену на соответствующие ритуальные услуги, сложившуюся в соответствующем регионе».

«Места отдыха не должны превратиться в места вечного упокоения...»

В законопроекте также отдельной строкой сказано, что «разделение кладбищ и колумбариев по имущественному положению не допускается», а «места погребения не подлежат сносу и могут быть перенесены только по решению сельских, поселковых, городских советов в случае постоянного подтопления, оползня, землетрясения или другого стихийного бедствия. В таком случае исполнительный орган сельского, поселкового, городского совета принимает решение о закрытии места погребения». Конечно, запрещается погребение вне установленных пределов кладбищ. Если же несанкционированную могилу найдут, перезахоронение должен осуществить тот, кто похоронил покойника, условно говоря, там, где этого делать нельзя. Понятно, что за свой счет. Правда, если того, кто это сделал, не найдут, перезахоронение умерших должно осуществляться за счет соответствующего местного бюджета.

Но если все эти моменты особого сопротивления или неприятия не вызывают (напротив, люди поддерживают наведение порядка в сфере погребения, особенно если удастся избавиться от ее коррупционной составляющей), разве что документов как-то уж слишком много вырисовывается, то норма о биозахоронении вызвала оживленное обсуждение. Речь идет о разрешении «отводить в населенных пунктах на территории кладбищ и объектов благоустройства общего пользования — парках (лесопарках, парках культуры и отдыха) места биозахоронения умерших».

Киевлянка Инна Михайлова, с которой пообщался «Ракурс», удивлена: «Это что же такое будет? Людей будут хоронить там, где играют дети, или там, где выгуливают животных? Но ведь нельзя места отдыха превращать в места вечного упокоения».

«Можно найти сайты, предлагающие за деньги развеять ваш прах над любимым садом или полем для гольфа, сбросить с самолета или даже посеять в космосе, — добавляет Руслан Новакович. — Известно, что уже и на Луне есть капсула с прахом богатого покойника. Но такое отношение к праху покойного не совсем приемлемо с точки зрения церкви». По христианской традиции, которая утвердилась с давнего времени, напоминает отец Евстратий, место погребения является выделенным.

«И погребение не происходит в произвольном порядке в любом месте, а в местах, где похоронены другие люди — на кладбище, — говорит он. — И поэтому просто погребение в парках или еще где-нибудь явно не соответствует пониманию места погребения человека как могилы, на которую могут приходить родные и близкие, причем на несколько поколений вперед. Поэтому хочу подчеркнуть: у нас обеспечено право на свободу мировоззрения и совести, каждый человек имеет право определять, а если он сам специально не давал распоряжений, то, вероятно, родные и близкие имеют право определять в том числе и способ погребения. И если человек по своим мировоззренческим убеждениям или по своей какой-то отличной религиозной традиции считает, что его тело должно быть похоронено именно таким образом, это так и должно быть. Например, если человек придерживается индуистских взглядов или буддизма, где кремация — традиционно привычная форма погребения, так как там отношение к телу человека совсем другое, потому что есть учение о перерождении души. Но это ни в коем случае не может быть принудительным. Недопустимо, чтобы всех надо было кремировать из-за того, что у нас не хватает земли для погребения. Или чтобы все были похоронены путем так называемого биозахоронения и т. д.».

Священнослужитель также отмечает, что погребения не должны быть произвольными. Скажем, человеку понравилось какое-то место в парке — например, в Мариинском в Киеве — и он говорит: хочу, чтобы биозахоронение было именно там. Потому что нужно учитывать также желания и чувства других. «Если будет выделена какая-то территория, даже для тех же биозахоронений, — объясняет отец Евстратий, — это может быть, например, мемориальный парк, и люди будут знать, что именно в этом месте осуществляются погребения именно таким образом, и если такое кому-то нравится — это право людей. А церковь и дальше будет придерживаться озвученных выше убеждений».

Если же говорить о законопроекте в целом, то в соцсетях довольно часто встречается мнение, что документ в случае его принятия зарегулирует действия простых людей, которым придется хоронить родственников (речь идет о массе новых документов, которые надо будет оформлять во время похорон). «Я проверял юридических лиц, оказывающих ритуальные услуги, и сам недавно хоронил близкого человека, — пишет на интернет-странице Ингвар Васьковский. — Могу описать всю процедуру от начала и до конца, но боюсь, что люди ужаснутся. А этот проект лоббистский, и его нормы еще больше зарегулируют именно действия физических, а не юридических лиц. А это значит, что взятки, и немаленькие, будут течь рекой...»

Не потому ли в Комитете по вопросам строительства, градостроительства и жилищно-коммунального хозяйства уже говорят, что документ в ближайшее время будет меняться? По мнению первого заместителя председателя этого комитета Дмитрия Андриевского, несмотря на то, что законопроект в целом прогрессивен, «очень важно, чтобы такие реформы соответствовали традициям и укладу жизни украинцев». Народный депутат убежден, что такие законопроекты можно рассматривать только после серьезной дискуссии в обществе. Мнение действительно справедливое...

Кладбище в Будапеште, Венгрия. Фото: Людмила Крылова / Ракурс

История кремации

Само слово происходит от латинского cremo — гореть. Речь идет о сжигании в огне гроба с покойником, которое длится от трех до пяти часов. Остатки — гранулированная масса от 1,8 до 3,6 кг — помещают в специальную урну.

По мнению археологов, сжигать покойников начали еще во времена каменного века, причем или на территории современной Европы, или на Ближнем Востоке. В VIII веке до н. э. кремация распространяется в Греции, а с VI века до н. э. — в Риме.

Однако есть немало стран, где пользовались другими способами погребения умерших. В Китае их закапывали в землю, в древнем Египте подвергали бальзамированию, не были склонны сжигать покойников и в древнем Израиле.

Что касается христианской церкви, то в начале она не воспринимала кремацию, связывая этот способ с языческой обрядностью. Поэтому ранние христиане хоронили умерших в могилах на кладбищах. Еще один вариант — оставлять их в склепах под землей.

Первую камеру для кремации сконструировал итальянец Брунетти в 1870 году. А шесть лет спустя в Милане появился первый крематорий. Именно это, как свидетельствуют исторические факты, стало отправной точкой для распространения кремации на территории Европы и Северной Америки.

Первый крематорий в Советском Союзе был открыт в Москве в 1927 году. А сама кремация была узаконена декретом Совнаркома еще с декабря 1918 года.

Читайте также: Договор пожизненного содержания: личный дом престарелых

 

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...