• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Увольнение с работы: дело о спасительном больничном

Иллюстрация: geralt / pixabay.com

Дело об увольнении мастера ЖЭКа рассматривалось в судах первой и апелляционной инстанций полтора года

Проект нового Трудового кодекса, разработанный еще в 2015 году, уже внесен в повестку дня парламента. Несмотря на то, что популисты от политики довольно жестко его критикуют, в целом, на мой взгляд, законодательство все равно останется на стороне наемного работника. (О новшествах, предлагаемых в новом законопроекте, можно прочесть в статье «Трудовой кодекс: под глазом камер и ухом диктофонов»).

Пока же в Украине продолжает действовать старое, еще советского образца трудовое право. И, честное слово, иногда жаль бывает администрацию некоторых предприятий (главным образом, государственных), которая, может, и хотела бы избавиться от «балласта», но сделать это ей крайне непросто. Ладно, если сотрудник позволяет себе прямые и грубые нарушения трудовой дисциплины — в этом случае указать ему на дверь сложно, но можно. А если нет?

Вот, например, история, которая произошла в одном из столичных коммунальных предприятий, а проще говоря — в ЖЭКе. Итак, работала в ЖЭКе одна дама, мастер технического участка. Давно работала, целых 25 лет. А потом начались проблемы: три киевских коммунальных предприятия решили слить в одно и переподчинить районной госадминистрации. Таким образом, старый штат полностью ликвидировался, готовилось новое штатное расписание. Распоряжение об этом вышло в январе, а в феврале появился приказ, согласно которому из штатного расписания исключались все должности. Тогда же сотрудников и предупредили о возможном увольнении через два месяца — срок, установленный законом. Причем предупредили как полагается — с приказом они ознакомились под подпись.

 

Разумеется, реорганизация давала возможность администрации подчистить штат. И, конечно же, как часто бывает в таких случаях, нашлись недовольные. В том числе и вышеупомянутая мастер участка. Видимо, между ней и администрацией начались конфликты (но это уже, честно говоря, из области догадок). Как бы то ни было, на ее участке провели проверку, и оказалось, что документация ведется как попало, дворники, которые находились под начальством мастера, разболтались, кое-кто из них даже откровенно прогуливал работу. С рабочим инвентарем, согласно выводам комиссии, тоже творилось черт знает что, прямо как в анекдоте о собрании дворников: «Если ...., то ….. … …….!» — «Правильно, Петрович, пока рукавицы не выдадут, работать не будем!»

В общем, написал начальник ЖЭКа по этому поводу служебную записку и вынес порицание мастеру «за безответственное отношение к своим служебным обязанностям, халатное отношение к заполнению служебных документов». Мастер отказалась ознакомиться с приказом, и администрация вынуждена была действовать по классической схеме, предусмотренной в подобных случаях, — составила об этом акт. (Подробно о том, как воевать с нарушителями трудовой дисциплины, читайте в статье «Прогульщики и пьяницы — на выход с вещами!»).

Мастер, не будь дура, обратилась в комиссию по трудовым спорам коммунального предприятия, к которому относился ЖЭК. Комиссия решила, что порицание было законным и обоснованным, и требования КЗоТ соблюдены. А через неделю после заседания комиссии приказом по коммунальному предприятию мастера уволили в связи с сокращением штатов на основании п. 1 ч. 1 ст. 40 КЗоТ. В принципе, это очень хорошая и удобная статья, дающая сокращенному сотруднику множество преференций, например, возможность практически сразу обратиться в государственный центр занятости и в течение года получать пособие, повысить квалификацию и реальную помощь в трудоустройстве. (О тонкостях увольнения в связи с сокращением штатов читайте в статье «Как правильно уволить и как добиться компенсации, если уволили незаконно»).

«Вы уволены!» Иллюстрация: geralt / pixabay.com

Скандалы между мастером и ЖЭКом начались в марте, заседание комиссии прошло в конце мая, приказ об увольнении датирован началом июня. То есть все требования касательно сроков предприятие соблюдало неукоснительно и даже с некоторым перебором.

Но вернемся к мастеру. Итак, вышел приказ об увольнении, мастера с ним ознакомили и составили акт об ознакомлении. Уволили. Однако вскоре она… обращается в суд с требованием признать свое увольнение (а заодно и служебное порицание) незаконными, восстановить в должности, выплатить зарплату за время вынужденного прогула. И в качестве основного документа представляет суду… двухнедельный больничный, действие которого как раз и приходится на время увольнения.

Суд первой инстанции, рассмотрев дело, отказал уволенной начальнице команды дворников во всех требованиях. Но та не сдалась и пошла дальше — в апелляционный суд. В решении апелляционной инстанции сказано, что свои дисциплинарные наказания истица получила за дело. Более того — администрация обошлась с ней еще сравнительно гуманно, потому что, в принципе, имела право и уволить за подобные нарушения, однако предпочла ограничиться порицанием, а уволила по «хорошей» статье, не портящей трудовую книжку.

Однако всплыл больничный — и ничего не попишешь, приказ об увольнении приходится признать незаконным.

А теперь поговорим о финансовой стороне спора — его суд разрешил с известным изяществом. По подсчетам мастера, коммунальное предприятие задолжало ей чуть больше 34 тыс. грн.

В исчислении такого долга есть свои тонкости. «В Кодексе законов о труде есть ст. 235, в которой прописаны, в частности, правила восстановления на работе, — рассказывает юрист Тарас Уманец. — Если суд вынес решение о восстановлении сотрудника на работе, то одновременно с ним принимается решение о выплате среднего заработка за время вынужденного прогула или, если предположить, что уволенный сотрудник работал на нижеоплачиваемой работе, то разницу в заработной плате, но только за один год. Но если заявление рассматривается в суде дольше не по вине уволенного сотрудника, то работнику выплачивается средняя зарплата за все время вынужденного прогула».

Дело мастера ЖЭКа рассматривалось в судах первой и апелляционной инстанций в общей сложности полтора года. Но в иске она выставила сумму меньшую, чем, по идее, могла бы требовать. И суд решил, что (в переводе с юридического языка на человеческий), мол, да, имела право потребовать больше, но раз уж сама попросила 34 тыс., то, что ж, мы согласны. А вот что касается морального ущерба, то тут мастер не постеснялась и заломила аж 125 тыс. грн. Но суд оценил моральный ущерб… в 500 грн!

Лично я из этого делаю два вывода. Первый: в таких делах лучше уж обсчитать до копейки свою зарплату, чем полагаться на то, что тебе отвалят огромную сумму за моральный ущерб. И второй: судьи апелляционного суда — люди с чувством юмора.

А в целом, да, мастер ЖЭКа дело выиграла.

Читайте также: Конституционная жалоба: как гражданину защитить свои права в Конституционном суде

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...