• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

ЛИНЧевание по-минздравовски

Александр Линчевский. Фото: uacrisis.org

Пассивная эвтаназия — нелечение больных как экономия бюджета

«Это рак. Они все умрут. Они все умрут, без вариантов. И эффективность этой программы — ноль процентов», — именно эти слова заместителя министра здравоохранения Александра Линчевского на коллегии Счетной палаты, которая провела аудит программы «Лечение граждан Украины за рубежом», всерьез всколыхнули общество.

О магнитуде землетрясения можно судить по тому факту, что пиарщикам Минздрава пришлось трудиться в выходные, пытаясь погасить скандал и найти оправдание чиновнику, который должен стоять на страже здоровья украинцев: «...Заместитель министра Александр Линчевский приносит извинения за эмоциональные высказывания, недопустимо неудачно использованные во время его доклада для описания проблемы, затрагивающей слишком чувствительные вопросы для пациентов, их близких и неравнодушных граждан...» Во как завернули! Впору извиняться не чиновнику, а всем тем, кто не распознал «эмпатии» второго человека в Минздраве и не разобрался в контексте плодотворного диалога.

Утром в понедельник, 5 июня, Линчевскому оперативно организовали пресс-конференцию, ради которой ему пришлось отказаться от участия в другой, куда его пригласили представители национального движения «За трансплантацию» и те самые «пациенты, которые все равно умрут».

 

«Доктор Линч» вопреки ожиданиям пришел не прощения просить, а донести глупой общественности, что его слова были выдернуты из контекста. На вопросы журналистов, каков же был контекст, ответил: «Один из упреков к министерству со стороны Счетной палаты заключался в том, что 25% пациентов, которые отправятся за границу, потом вскоре умирают. Министерству вменялось неэкономное использование средств. Наша позиция такова, что независимо от тяжести заболевания, если предложенное лечение может облегчить заболевание или продлить жизнь, надо использовать все шансы» (с полной стенограммой выступления можно ознакомиться ниже).

Согласно пресс-релизу Минздрава, 75% пациентов, отправляемых на лечение за границу, переходят в ремиссию. В таком контексте фраза замминистра (даже если опустить очень режущее слух «все умрут») о нулевой эффективности этой программы вряд ли вписывается в профессиональные и этичные рамки чиновника столь высокого ранга. Особенно если учесть, что первый заместитель Ульяны Супрун также является председателем комиссии, которая решает, кого поставить в очередь за жизнью, кому выделить деньги на лечение в зарубежных клиниках, а кому — нет. Тем более недопустимо и аморально звучат «смертные приговоры» из уст человека с дипломом врача.

Еще один аудит и обращение в правоохранительные органы

Наверное, Линчевский невнимательно читал отчет аудита, проведенного Счетной палатой, а может быть, оперируя его же словами, выдернул слова из контекста. Аудиторы говорят не о неэффективности самой программы, а о неэффективной работе чиновников, которые не смогли создать действующую и прозрачную систему регулирования процессов, а также избежать коррупционных рисков. Цитирую: «Минздрав не обеспечил надлежащего внутреннего контроля за использованием средств государственного бюджета, выделенных для лечения граждан за рубежом. В частности, двусторонние соглашения с медицинскими учреждениями зарубежных стран не заключались, стоимость услуг по лечению соответствующими калькуляциями не подтверждена, ценовой анализ стоимости лечения при выборе медицинских учреждений не осуществлялся. Не осуществлялась оценка качества и результативности проведенного лечения. <...> Учитывая характер выявленных нарушений, содержащих признаки коррупции, о результатах аудита сообщено НАБУ и Национальной полиции Украины».

Причина провала программы не в постановлении №1079 «Об обеспечении организации направления граждан Украины для лечения за границу», принятом в конце прошлого года, на которое жалуется Линчевский. Может быть, прописанные на бумаге правильные вещи нужно просто выполнять?

Минздрав-аутист и очередь за жизнью

На данный момент в очереди на лечение за пределами Украины стоят около 30 пациентов. Столько же находятся в стадии ожидания. Эти люди собрали и подали необходимые документы в Минздрав, а в ответ — тишина, каждый день которой может стоить жизни. Оксана Полищук, присутствовавшая на пресс-конференции, живет на гемодиализе уже семь лет и ждет трансплантации почки. Пациентка подала документы 2 октября 2017 года. На сегодняшний день ответа от министерства так и не получила. Восемь месяцев ожидания вместо положенных (согласно постановлению) 20 рабочих дней, которые есть у комиссии, чтобы поставить тяжелобольного пациента в очередь.

В прошлом году 17 пациентов ушли из жизни, так и не дождавшись ответа из Минздрава. Вопиющий случай произошел в декабре 2017 года. «В государственной очереди числились 72 человека, в Минздраве был еще остаток средств — 20 млн грн. Вместо того чтобы оплатить лечение, они вернули эти средства в бюджет. Комиссия под руководством господина Линчевского еще и получила премии за экономию средств», — рассказывает глава правления национального движения «За трансплантацию» Юрий Андреев.

В этой очереди был и 39-летний Виталий Семенюк, водитель скорой помощи с Волыни, которому требовалась срочная пересадка сердца. Клиника в Беларуси выставила счет в 100 тыс. долл. К сожалению, отец двоих детей так и не дождался помощи от государства. Уход из жизни еще одного человека из очереди, к сожалению, не повлиял на расторопность комиссии.

Как заявил глава Счетной палаты Валерий Пацкан, за два года (2016‒2017) из-за неэффективных решений Минздрава не использованы почти 200 млн грн. А ведь это неспасенные человеческие жизни... Эдакая пассивная эвтаназия — нелечение больных как экономия бюджета.

На заявление Линчевского о нецелесообразности тратить деньги на лечение онкобольных за рубежом, поскольку «они все умрут», не могли не отреагировать сверху: премьер-министр распорядился открыть дисциплинарное производство в отношении заместителя министра здравоохранения.

Безусловно, Украине пора бы перестать подкармливать чужую экономику, отправляя своих граждан на лечение в другие страны. Об этом время от времени вспоминают, но пока безрезультатно. Немногие знают, что закон о трансплантации был принят еще в 1999 году. Но дал ли он толчок развитию трансплантологии в Украине? Скорее, наоборот. Станет ли таким пусковым механизмом новый закон о трансплантации? Хорошо информированные оптимисты сомневаются хотя бы потому, что пока не слышно результатов «революционного», как окрестили в Минздраве, пилотного проекта по трансплантации, на который в этом году выделили 112 млн грн. Дело не двигается с мертвой точки, которая стала кормушкой для нечистых на руку дельцов. И до тех пор, пока государство не способно помочь гражданам на своей территории, его обязанность — платить за их спасение в иностранных клиниках.

Возвращаясь к теме онкологии, отметим, что это заболевание не является приговором, особенно если диагностируется на ранних стадиях и адекватно лечится. Но в Украине, похоже, в ближайшем будущем на государственном уровне подвижек в этом вопросе не предвидится. Общегосударственная программа борьбы с онкологическими заболеваниями на 2017‒2022 годы не была поддержана профильным министерством.

К сожалению, все чаще видна огромная пропасть между ценностями и реформаторскими обещаниями Минздрава и их воплощением.

Пока наверху решают, как разрулить этот скандал и что делать с «доктором Линчем», выступление высокопоставленного чиновника заставило многих задаться вопросом: была ли это эмоционально брошенная фраза или оговорка, как говорится, по Фрейду?

«Мы 3000 пациентов с инфарктом спасаем за значительно меньшую сумму средств, тратя со стороны государства. Но с другой стороны, эти 100 пациентов здесь, в Украине, гарантированно умрут. Эти 800 млн грн дают людям шанс на жизнь. Каким образом государство может поставить вот эти 100 пациентов, которые в Украине точно умрут, и мы даем им шанс лечиться, или же эти 3000 пациентов, которых в Украине можно спасти. Как выбрать между и между?» — цитирую слова Линчевского из стенограммы. Как заметил замминистра, какой бы вариант ни выбрали, красивого ответа не получится по-любому.

Кто-то процитировал гениального Достоевского — «Тварь я дрожащая или право имею?». Другие увидели в этой неприятной истории опасную тенденцию, когда в гражданский сектор здравоохранения проникает мораль военной медицины, где есть разделение раненых по сортам и нуждаемости в помощи. Однако медицинская сортировка, являющаяся основой военной медицины, на гражданке неприемлема и чревата очень плачевными последствиями для всего общества.

Программа «Лечение граждан Украины за рубежом» была создана для тех, кому украинские медики не могут помочь на родине. Украинцы вынуждены ехать за границу, чтобы сделать, например, пересадку костного мозга от неродственного донора, сердца, почки, печени, легких, пройти курсы химиотерапии препаратами, которые у нас не зарегистрированы. Согласно действующему законодательству, государство гарантирует оплату такого лечения в зарубежных клиниках, если оно невозможно в Украине.

Читайте также: Госзакупки лекарств: «пациенты», «партнеры» и манипуляции — как хвост виляет собакой

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати






    Загрузка...