• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Пять лет инженеру Цибульской, или почему Украине экономически нецелесообразно сажать Бойко за его вышки

Юрий Бойко. Фото: facebook.com/oleg.fedonyuk

У Бойко есть покровитель гораздо влиятельнее всех генпрокуроров и президентов — это российский газ, один из трех китов, на котором держатся экономика страны и привычный образ жизни более 40 млн украинцев

Этим летом внимание публики снова привлекло дело «вышек Бойко»: Шевченковский районный суд Киева вынес обвинительный приговор бывшему ведущему инженеру Государственного акционерного общества «Черноморнефтегаз» Анастасии Цибульской, которую приговорили к пяти годам условного лишения свободы.

Очень удивило полное молчание по этому поводу Генеральной прокуратуры, поскольку еще в феврале Юрий Луценко достаточно вдохновенно рассказывал на специально созванной пресс-конференции о деталях расследования аферы. И вот когда наконец можно похвастаться хоть каким-то результатом, и сам генпрокурор ни слова, и со стороны его пресс-службы ни слова ни полслова. Причина, заставляющая власть лишний раз не вспоминать об этой истории и быстрее ее замять, лежит на поверхности: «Северный поток — 2», который из воздушного замка вдруг превратился в жестокую реальность, через полтора года может оставить Украину без изрядного куска легкого хлеба. Как показала жизнь, Запад ей в этом не поможет, так что придется по-хорошему договариваться с «Газпромом», а лучшего для этого переговорщика, чем Юрий Бойко, официальному Киеву не найти.

Первый открытый приговор

 

Если верить Юрию Луценко, это уже не первый приговор по «вышкам Бойко». Ранее из двух десятков человек, проходивших по этому делу в статусе подозреваемых, в 2017 году уже были осуждены двое — бывший заместитель председателя правления «Черноморнефтегаза» Александр Кацуба и бывший заместитель директора одного из департаментов НАК «Нафтогаз Украины» Павел Шевченко. Но так как их приговоры засекречены, проверить правдивость сообщений генпрокурора легальной возможности нет. Поэтому приговор Цибульской на сегодняшний день является наиболее содержательным документом, в котором изложена официальная точка зрения на это дело.

Следует отметить, что с этим вердиктом прокуроры что-то мутили. Судите сами: уголовное производство в отношении Цибульской было открыто 17 ноября 2017 года. В тот же день она заключила с прокурором прокуратуры Николаевской области предложенное ей соглашение о признании вины. Однако суд аж 22 июня утвердил его своим приговором, который был опубликован в Едином государственном реестре судебных решений только 25 июля. Маловероятно, что такие задержки имели технические причины — скорее всего, шли какие-то политические торги, но спасибо и за то, что можем прочитать.

Из текста приговора следует, что эта сделка начала планироваться сразу же после того, как Виктор Янукович стал президентом, Юрий Бойко — министром топлива и энергетики, а Евгений Бакулин — председателем правления «Нафтогаза». Напомним, что названное министерство (впоследствии переименованное в Министерство энергетики и угольной промышленности) до 2015 года было тем органом, через который государство как единственный акционер «Нафтогаза» осуществляло руководство этой компанией, поэтому приказы министра приравнивались к решениям общего собрания акционеров. Аналогичную роль по отношению к ГАО «Черноморнефтегаз» играл Евгений Бакулин, поскольку возглавляемая им компания была единственным акционером этого общества, председателем правления которого с октября 2009-го по май 2013 года был Валерий Ясюк. С точки зрения уставно-нормативной базы Бойко не имел полномочий осуществлять оперативное руководство «Нафтогазом», так же как и Бакулин не должен был управлять текущими делами «Черноморнефтегаза», но именно в их компетенции было давать разрешение на закупки, превышающие заданный порог в 10 млн грн. После, конечно, тщательного изучения вопроса об их целесообразности.

Евгений Бакулин к делу закупки двух самоподъемных плавучих буровых установок подошел очень тщательно: лично ездил в Сингапур, где проводил переговоры с компанией-производителем «Кеппел», и, по мнению прокуратуры, точно знал, что одну из них (названную потом «Петр Годованец») можно приобрести за 210 млн долл., а вторую («Украина») — за 180 млн долл. Но эти буровые платформы были приобретены не напрямую у производителя, а через посреднические структуры и по вдвое завышенной цене. Так, 29 марта 2011 года «Черноморнефтегаз» заключил с британской фирмой «Магистральный инвестиционный процесс» (Highway Investment Proceessing LLP) договор купли-продажи первой буровой установки, за которую было заплачено 399 млн долл., а 2 ноября того же года — аналогичный контракт с латвийской компанией «Рижская судоверфь» (Rigas Kugu Buvetava), которой было заплачено за вторую платформу 395 млн долл. Таким образом, по подсчетам следователей, сумма переплаты составила 404 млн долл.

Уголовному расследованию предшествовало журналистское

Роль Анастасии Цибульской в этой истории выглядит довольно скромно: она по указанию своего руководства составляла документы, которые должны были создать видимость проведения конкурсных торгов с несколькими претендентами. Этого хватило, чтобы предъявить ей обвинения в участии в деятельности преступной организации, соучастии в завладении чужим имуществом путем злоупотребления служебным положением и подделке документов — это ст. 255, 191 и 366 Уголовного кодекса Украины. Она свою вину признала, в связи с чем, наверное, ей не избиралась мера пресечения и было назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенными видами деятельности.

Двое из названных выше организаторов аферы — Бакулин и Ясюк — сейчас находятся в розыске, а вот Юрия Бойко Генеральная прокуратура считает к ней непричастным. Однако все нормальные люди понимают, что этот персонаж не мог в данной истории быть сторонним наблюдателем. В том, что Бойко причастен к «вышкам Бойко», как это ни странно, признался сам Бойко, причем еще семь лет назад. Напомним, что 27 мая 2011 года, после приобретения первой платформы, в прессе появилась первая на эту тему обличительная публикация под названием «Вышка для Бойко», в которой журналисты, оперируя теми же цифрами и фактами, которые были приведены в приговоре Цибульской, обвиняли в растрате средств прежде всего министра энергетики. Но последний бросился давать СМИ комментарии о целесообразности такой покупки и именно за такие деньги. Если бы он действительно был непричастен, то послал бы репортеров к Бакулину или Ясюку: они ее покупали — у них, мол, и спрашивайте. Но Бойко начал подробно объяснять, что это в Сингапуре платформа стоит около 200 млн долл., а чтобы сделать ее пригодной для использования уже в Черном море, докупив все необходимое, включая запчасти, дополнительное оборудование, вспомогательные корабли и спасательные вертолеты, как раз получится 400 млн. Так что подчеркнем, что сейчас вопрос уже не в том, причастен Бойко или не причастен, ведь это и так всем понятно, а в том, почему все эти годы власть бережно оберегает его от уголовного преследования.

Буровая установка производства Keppel. Фото: keppelom.com

Для того чтобы раскрыть этот секрет, стоит вернуться в июнь 2011 года, когда резонанс от публикации о покупке первой вышки еще набирал силу. Понятно, что авторы получили информацию не из открытых источников, да и сама публикация появилась не просто так. Журналисты-расследователи, или, как их называют на Западе, разгребатели грязи, в большинстве своем имеют общую черту — они берутся за разгребание только в том случае, если им за это заплатят, а иначе круг их тем ограничивается футболом и гламуром.

В этом же случае вышло так, что один из второстепенных участников сделки, с которым не поделились деньгами, поделился информацией с прессой. Более того, он через СМИ сообщил Януковичу, что с ним тоже не поделились. Реакция последнего была молниеносной: он поручил разобраться с этим делом, причем не СБУ, которым руководил близкий к Бойко, Фирташу и Левочкину Валерий Хорошковский, а МВД, где министром был представитель донецко-макеевской группировки Анатолий Могилев. Последний и доложил, что факты подтвердились.

А теперь самая интересная деталь. Несколько дней спустя, во время президентского приема для руководителей СМИ в честь дня журналиста, одна из приглашенных, воспользовавшись возможностью пообщаться в неофициальной обстановке, спросила Януковича, что теперь будет с Бойко. На что тот ответил, что с Бойко разберемся, но позднее, потому что сейчас он нужен в трудных переговорах с Россией по газу.

В этом, собственно, и кроется ответ на все дальнейшие вопросы: и почему Бойко не трогали тогда, и почему его не трогают сейчас. Завершая экскурс в 2011 год, напомним, что разборки с Бойко закончились тем, что вскоре была куплена еще одна вышка — по аналогичной схеме, только на этот раз круг выгодоприобретателей было значительно шире. Часть отмытых денег попала в черную кассу Партии регионов, откуда их получали такие люди, о которых подобного никогда бы не подумали. Это притом, что НАБУ обнародовало только отдельные ее листы. Поэтому не будет большим преувеличением сказать, что в сделке с «вышками Бойко» в доле были все.

Таким образом, у Бойко есть покровитель гораздо влиятельнее всех генпрокуроров и президентов — это российский газ, один из трех китов, на котором держатся экономика страны и привычный образ жизни более 40 млн украинцев.

Зачем Америке Фирташ?

Дешевый российский газ — это одновременно божий дар для Украины и ее проклятие. С одной стороны, он давал и до сих пор дает возможность держать тарифы на газ для населения едва ли не на самом низком в Европе уровне, в то время как цены на другие товары сравнялись с мировыми. Но с другой — не давал стимула увеличивать собственную газодобычу, несмотря на то, что у нас есть внушительные запасы этого полезного ископаемого. А главное, не развивались технологические сектора промышленности — вес набирали только те отрасли, конкурентные преимущества которых заключались в том, что львиную долю себестоимости их продукции составлял дешевый российский газ. Особенно это касается химической промышленности, в основе которой лежит производство минеральных удобрений, поэтому к ценам на газ очень чувствителен другой кит украинской экономики — сельское хозяйство.

Россия всячески поощряла потребление Украиной газа в больших количествах. Бизнес-империя Фирташа, в основе которой лежит корпорация химических предприятий, — детище Кремля и «Газпрома». Когда Россия постепенно начала повышать для Украины цены на газ, туда он поставлялся на льготных условиях по различным схемам вроде «Росукрэнерго». Неудивительно, что финансово-промышленная группа газовиков всегда была представлена во всех составах парламента и в окружении всех президентов.

В марте 2014 года Украине выпала уникальная возможность спрыгнуть с газовой иглы: оккупация Россией Крыма давала как моральное, так и юридическое право наложить на нее санкции в виде отказа от закупок газа и оказания услуг по его транзиту в Европу. В этом вопросе у нее был мощный союзник — Соединенные Штаты Америки, которые в результате сланцевой революции могли завалить Европу своим сжиженным газом, если бы им в этом не мешал на порядок более дешевый российский. А тут такой повод устранить конкурента!

Мы не можем знать об обстоятельствах переговоров, которые велись руководством обоих государств по этому вопросу, поскольку они проходили в условиях строгой секретности. Но мы можем видеть их последствия: арест Фирташа в Вене по требованию правоохранительных органов США был не чем иным, как демонстрацией доказательств серьезности намерений, поскольку с точки зрения здравого смысла формальные претензии американской юстиции к этому олигарху выглядят просто смехотворными.

Можно думать, что могло бы быть, если бы Украина таки перекрыла России газ. Последней, конечно, пришлось бы не сладко, поскольку ее «Северный поток» с годовой пропускной способностью в 55 млрд куб. м не мог компенсировать потерю украинского транзита. Европа в таком случае однозначно отвернулась бы от токсичного поставщика и бросилась бы в объятия американского сжиженного газа. Но это не значит, что Путин дал бы задний ход в крымском вопросе.

Украине тоже пришлось бы туго, поскольку тогда она потребляла в год не 30, как сейчас, а 50 млрд куб. м, из которых только 20 были собственной добычи. Однако американцы за такую услугу не бросили бы украинцев в беде: оплатили бы увеличение внутренней газодобычи, немножко подкинули бы своего сжиженного, помогли бы перевести некоторые отрасли с газа на электроток, которого у нас сколько угодно. Напомним, что Польша, в благодарность за то, что в 1990-х годах сменила ориентацию своей экономики с российского направления на западное, получила множество кредитов, значительную часть которых ей подарили.

Но имеем то, что имеем: тогдашнее руководство Украины в лице Александра Турчинова и Арсения Яценюка было больше заинтересовано не в возвращении Крыма, а в сохранении репутации надежного транзитера. В «благодарность» за это Россия сейчас достраивает еще один «Северный поток», а Европа совершенно не выражает решимости его бойкотировать.

Недавно руководство «Нафтогаза» насмешило народ еще одним иском в Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма, которым оно собирается взыскать с «Газпрома» 12 млрд долл. в случае отказа последнего от услуг украинской ГТС после завершения в декабре 2019 года срока действия транзитного контракта. Внешне это выглядит очень наивно на фоне довольно призрачных перспектив взыскания с него даже тех 2,5 млрд долл., которые были выиграны по двум предыдущим процессам. Если Апелляционный суд округа Свеа может хоть ненадолго, но все же остановить выполнение решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма, можно представить, что будет твориться по всей Европе. Тем более что газпромовское имущество в значительной степени оформлено на сеть его дочерних предприятий, к которым европейская Фемида непременно применит принцип «сын за отца не отвечает».

Теоретически Россия может отказаться от украинского транзита, поскольку после 2019 года в дополнение к существующим белорусскому и балтийскому газопроводам будет запущен «Северный поток — 2» и «Турецкий поток». Но практически ей выгодно хоть самую малость оставить: с экономической точки зрения — для поставки топлива в Чехию, Словакию и Венгрию, а с политической — чтобы сохранить влияние на украинское руководство. Поэтому в будущей переговорной битве за объемы этой «малости» Бойко и является тем старым другом, который дороже новых двух. Ведь то, чего Коболеву с его командой удалось добиться в Стокгольмском арбитраже, яйца выеденного не стоит по сравнению с тем, о чем с «Газпромом» может договориться Бойко.

Читайте также: Стокгольмская бутафория «Нафтогаза»

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...