• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Как нас видят другие: об украинских реалиях и перспективах

Шведский экономист Андерс Ослунд, написавший три книги об Украине, рассказывает о том, какой он видит украинскую экономику.

Посольства Швеции и Швейцарии в рамках Киевской международной серии лекций организовали выступление признанного специалиста по вопросам переходной экономики — доктора экономики Андерса Ослунда.

Д-р Андерс Ослунд (Dr. Аnders Ǻslund) — старший научный сотрудник Института Петерсона, адъюнкт-профессор Джорджтаунского университета. Докторскую степень получил в Оксфорде. Был профессором Стокгольмской школы экономики и директором-основателем Стокгольмского института экономики стран Восточной Европы. Работал дипломатом в Кувейте, Польше, России, Швейцарии.

Господин Ослунд исследует экономику России, Украины и Восточной Европы, изучает последствия их перехода к рыночной экономике. Работал экономическим советником правительств России, Украины и Кыргызстана.

Андерс Ослунд является автором (или соавтором) 13 книг и редактором еще 16 книг по экономике Восточной Европы, Украины и России. Три книги Ослунда посвящены Украине. Кроме родного шведского, владеет еще четырьмя языками — немецким, польским, английским и русским.

Мы не ставили перед собой цель полностью пересказать лекцию профессора Ослунда, названную им «Современные вызовы для украинской экономики и возможность заимствования новой нордической модели». Однако хотим привести некоторые из его рассуждений, прозвучавших как в лекции, так и в ответах на вопросы украинских экономистов.

Итак, Андерс Ослунд говорит:

О состоянии современной украинской экономики

В 1990 году, если посмотреть советскую статистику, Украина имела ВВП на душу населения на 10 % больший, чем Россия. Но на сегодняшний день в Украине ВВП на душу населения втрое ниже, чем в России или Польше. Потому что этот показатель за последние 20 лет в Украине упал на 25 %, а в Польше и России, наоборот, вырос вдвое за тот же период. Именно такие цифры следуют из анализа покупательной способности, цен, обменного курса и статистики Всемирного банка.

Думаю, подобная ситуация сложилась прежде всего потому, что на раннем этапе независимости Украины, с 1991-го по 1994 год, экономикой молодого государства никто не занимался, не была проведена ни одна международная конференция, не внедрялась какая-либо экономическая политика. Первая программа стабилизации украинской экономики была разработана при поддержке МВФ только в сентябре 1994 года. Эта стабилизационная программа помогла обуздать инфляцию. Я тогда (с 1994-го по 1997-й) работал экономическим советником президента Кучмы. К сожалению, не все мои советы были приняты и внедрены...

Если проследить в динамике, то с 2000-го по 2008-й реальный ВВП Украины рос на 7,5 % в год, в 2009 году произошел спад на 15 %, в 2010—2011 годах наблюдался рост на 5 %, а в прошлом году роста вообще не было. Это не катастрофа, но это стагнация. Украинцев может утешить только то, что у Молдовы дела обстоят еще хуже.

О газовой проблеме

Украина сейчас платит по 57 долл. за тысячу кубометров природного газа собственной добычи, но 420 долл. — за тысячу кубометров импортируемого из России газа, это более чем в семь раз больше. Это означает, что Украина субсидирует импортный газ за счет собственного. В этом нет никакого экономического смысла. Если бы цены были сопоставимы, то произошла бы модернизация местных газодобывающих мощностей, украинского газа стали бы добывать больше, отказываясь от части российского газа. Обидно, что на такой разнице в ценах одного и того же товара (природного газа) наживаются некоторые дельцы, которые покупают украинский газ по низкой цене и перепродают его как импортный.

О Таможенном союзе и ЕС

Россия настаивает на вступлении Украины в Таможенный союз. Украине это вообще не нужно, она ничего не выиграет. Таможенные тарифы, существующие в Таможенном союзе, выше по сравнению с теми, которые в Украине есть сейчас. Это ударит по благосостоянию украинцев. И во-вторых, наверное, все со мной согласятся, что Таможенный союз базируется отнюдь не на таможенной основе.

У Украины есть лучшее предложение, которое пока находится в плоскости переговоров, — вступление в Европейский Союз. Я это говорю не потому, что являюсь гражданином ЕС, для Украины это действительно уникальный шанс. Это и новые доступные рынки для экспорта украинских товаров, это и возможность модернизировать законодательство Украины и ее государственные институты, приблизить их к европейским нормам, это и всесторонняя помощь, которая может поступить для улучшения управления в государстве. Это и научный обмен, и обмен в образовательной сфере. В Украине есть прекрасные учебные заведения. Киевский государственный университет им. Шевченко, на мой взгляд, — лучший вуз в Украине, он вполне может конкурировать со многими европейскими университетами.

Однако для международного сообщества совершенно очевидно, что президент Янукович пока не готов сделать те шаги, которые бы способствовали подписанию соглашения о свободной торговле с ЕС. Европа настаивает на том, чтобы Украина выпустила из тюрьмы Юлию Тимошенко, но президент ничего не делает в этом направлении. Поэтому МВФ не подписывает новое соглашение с Украиной. От России тоже ждать нечего, потому что Украина отказывается вступать в Таможенный союз. Украина топчется на месте. В такой сложной ситуации вполне возможна девальвация гривни.

О том, кто «правит бал» в украинской экономике

Президент Янукович летом 2010 года объявил мощную реформаторскую программу. В июле того же года появилась совместная программа с МВФ. Однако реформы не реализуются так, как должны. Мы увидели концентрацию политической и экономической власти в нескольких руках. В руках семьи Януковича — министерства и финансы, в руках Ахметова — металлургия, добывающая промышленность и энергетический сектор, в руках Фирташа — газ и химическая промышленность.

Бывшая олигархическая модель экономики постепенно исчезает. Мы видим, что богатство сосредоточилось в одних руках. Еще мы видим, что меньше налогов платят те, у кого лучшие отношения с властью. Мы видим, что приватизация носила очень селективный характер. Большинство экономически привлекательных объектов приватизировали по минимальным ценам. Мы видим много коррупции. Она превалирует во многих секторах экономики.

Наиболее привлекательные секторы экономики вообще закрыты для иностранного капитала: металл, энергетика, химическая промышленность, газ. Из банковского сектора ушла почти половина иностранных финансовых структур, и эта тенденция продолжается. А вот открытыми для иностранных инвестиций остаются сельское хозяйство, пищевая промышленность и смежные секторы. Сельское хозяйство могло бы привлечь больше инвестиций, если бы отменили мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Поскольку сейчас этот мораторий ничего не дает государству, кроме того, что предоставляет огромные преимущества определенным группам.

О перспективах украинской экономики

В урожайный год Украина экспортирует 25 млн тонн зерна, это втрое больше, чем вся Российская империя сто лет назад (1913 год). Украина могла бы еще минимум вдвое увеличить производство зерна и его экспорт в случае надлежащего эффективного землепользования и применения инновационных технологий выращивания. Агросектор — перспективная отрасль украинской экономики. За последние десять лет производство кукурузы увеличилось в 4,5 раза, по производству подсолнечника Украина лидирует в мире.

57 % плодородной украинской земли обрабатывают компании, 36 % — семейные хозяйства. Считаю, что это и является гарантией социальной стабильности в Украине, ведь именно собственный земельный участок в сложной ситуации поможет людям выжить, на нем можно что-то выращивать для себя и на продажу. Очень мощный экономический фактор — семейные фермы. Крупными агрохозяйствами сложно эффективно управлять, думаю, в будущем их доля уменьшится в пользу небольших фермерских хозяйств.

Очень перспективный сектор — машиностроение. К сожалению, Украина не использует весь свой потенциал в этом направлении. Если бы отрасль заработала в полную силу, Украине не пришлось бы искать рынки сбыта металла, продавать его за бесценок. Его бы использовали для внутренних потребностей экономики. А уже продукцию машиностроения можно было бы экспортировать, зарабатывая при этом гораздо больше валюты.

О возможности выхода из ситуации

Единственный выход из этой сложной ситуации — провести экономические реформы. Обычно толчком к серьезным реформам становится экономический кризис. В Скандинавских странах серьезные экономические реформы были проведены в начале 90-х годов прошлого века, когда в стране царил финансовый кризис и когда люди поняли, что государство слишком обременено расходами на социальные программы из-за существующей социально-ориентированной политики. Мне сегодня студенты, которым я читал лекцию в КНУ им. Шевченко, возражали: «Да нет, вы что-то не то говорите. Вот у нас же есть кризис, а никаких экономических реформ не проводят». Их нет, потому что кризис — это необходимое условие, но не единственное. Нужно еще внедрять кардинально другое мышление. А с этим очень большая проблема. Для начала в Украине нужно преодолеть коррупцию и установить верховенство права. Украина могла бы в этом воспользоваться опытом стран Европы. Евросоюз хорошо знает, как это делать. После объединения ГДР и ФРГ в единое государство Западная Германия экспортировала свои подходы в Восточную Германию, и таким образом они вместе преодолели различия в плане законности и порядка.

В Украине излишне зарегулированная экономика, от этой зарегулированности Украина должна освободиться и открыть свои рынки (не только аграрный сектор) для иностранного капитала. После этого уже можно осуществлять конкретные реформы в конкретных секторах, снижать государственные расходы, реформировать налоговую систему. В Украине не самая плохая налоговая система, если смотреть на ставки налогов, но их администрирование является проблемой.

О том, как преодолеть коррупцию

Что такое коррупция? Это обычная кража. Вспомним все эти «откаты». Что это, как не разворовывание ресурсов? Конечно, коррупцию придумали не в Украине, она существует и за ее пределами. Но в Украине она охватывает все ступени власти и воспринимается как правила игры. К сожалению, в Украине такая правящая элита, которая заинтересована только в собственном обогащении и совсем не заинтересована в развитии страны. У нее хищнические подходы к стране. Чиновники делают то, что хотят. Серьезной проблемой является то, что их за это не наказывают. И в этом виновата слабая судебная система.

По моему мнению, сближение с Европейским Союзом помогло бы Украине преодолеть коррупцию. Новые члены ЕС — Польша, Болгария, Румыния — хотя и были менее коррумпированными, чем Украина, уже добились определенных успехов в преодолении коррупции именно благодаря членству в ЕС. Нужно менять подходы к этому вопросу. Прежде всего необходимы политические изменения, которые нужно проводить через урны для голосования. И тогда это будут эффективные изменения. Мы видим положительные примеры преодоления коррупции в Восточной Европе, в Латинской Америке и даже в Африке, когда демократически избирается правительство, которое хочет изменить ситуацию в стране. И после такой смены правительства наступает время реформ.

Я считаю, что к участию в проведении реформ нужно привлечь образованную молодежь, которая стремится что-то изменить к лучшему в родной стране. Может, это будет та молодежь, которая училась за границей и видела успешный опыт развитых стран. Если верить украинскому Минобразования, ежегодно 20 тыс. украинских студентов ездят в западные университеты в рамках различных программ обмена.

Как пример — очень низкий уровень коррупции в Эстонии, которая была частью СССР. Почему эстонцам это удалось? В 90-е годы премьер-министром Эстонии был Марти Лаар, которому в то время исполнилось всего 30 лет. Он уволил всю административную верхушку и нанял на работу молодых людей, которые создали новую государственную службу. И в других Балтийских странах произошло то же: с нуля создали и военное ведомство, и суды, и полицию. Так же с нуля создал новую полицию в Грузии Михаил Саакашвили, что позволило ему искоренить коррупцию в правоохранительной системе. Если с нуля создается некая организация, есть возможность изменить систему. Но, как говорится, рыба гниет с головы. Для начала нужно сменить все руководство государства. Однако я не могу понять, почему при таком спросе на новых лидеров в стране нет достаточного количества предложений от таких лидеров.

Думаю, что наилучшим образом можно бороться с коррупцией через прозрачность. В XVIII столетии в моей родной Швеции, которая тогда была аристократической страной, одна из олигархических партий, выигравших выборы, приняла закон, в котором говорилось, что вся информация, кроме, конечно же, какой-то частной, например, о состоянии здоровья человека, должна быть публичной. Этот закон был принят в 1776 году, он действует и сегодня. В результате все декларации о доходах, все налоговые декларации людей доступны каждому. В каком-нибудь городке местная газета публикует списки самых богатых людей с перечнем их доходов. И каждый может посмотреть, живет ли человек согласно своему официальному состоянию.

В Эстонии в соответствии с законом вся переписка любого министерства, каждый документ выкладываются на интернет-сайте, чтобы каждый интересующийся мог этот документ увидеть. В такой прозрачности коррупция не выживает. И именно через прозрачность можно построить доверие народа к власти. Но надо понимать, что прозрачность — это еще не все, это только начало.

О Востоке и Западе

Помню, почти десять лет назад я разговаривал с руководителем одной из украинских олигархических групп. Он говорил, что в Украине существует плюрализм мнений, и здесь никогда не будет диктатуры, потому что Восток и Запад будут вечно враждовать и контролировать друг друга. К тому же, мол, есть олигархические группы, которые значительно сильнее государства. Если посмотреть на нынешнюю ситуацию, становится ясно, что все кардинально изменилось. Проблема Востока и Запада все еще существует, а вот в остальном... Оказалось, что олигархические группы не такие уж и сильные с политической точки зрения.

Проблема в том, что до сих пор политические процессы в Украине не опирались на четкий национальный интерес. У граждан стран Балтии было очень сильное национальное самосознание, там страна не была разделена, и ее интересы доминировали у народа. Это разделение на Восток и Запад имеет определенные положительные последствия, но одновременно и очень много негативных. Запад, например, удерживает Украину от уверенного движения в сторону России. Но и Восток удерживает страну от вступления в ЕС. Украина из-за этого не развивается должным образом, она ослаблена.

Существует мнение, что украинцы заботятся лишь о собственном благосостоянии и не думают об общем благе. С этим надо что-то делать, нужно объединить людей в едином порыве, сделать из них единую нацию, которая имела бы общие цели. Я понимаю, что это очень и очень сложно, но это важнейший вопрос создания нации, ее развития.



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ