• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Тарифы на свет составляли в кромешной тьме?

Действующие тарифы на электроэнергию, тепло- и водоснабжение являются экономически необоснованными и не способствуют развитию экономики — считают эксперты.

Каждый раз, заполняя квитанции на оплату коммунальных услуг, съедающие значительную часть моего семейного бюджета, благодарю Бога, что хотя бы за электричество плачу незначительные (по сравнению с остальными тарифами) деньги. И каждый раз понимаю, что такая "шара" не может продолжаться долго. По крайней мере теперь, когда большинство всевозможных «...энерго» перешли в частную собственность ограниченного числа олигархов. И вот тебе раз, началось. 21 мая прошел круглый стол на тему: «Тарифы на электрическую и тепловую энергию: когда они оставят нас без тепла и света?». Объясню, «они» — это не новые владельцы энергоснабжающих компаний (как могло бы показаться на первый взгляд), а именно тарифы, которые, как выяснилось на том же круглом столе, являются нереально низкими для нас с вами, то есть для населения, и слишком высокими для предприятий. Вообще-то разговоры об экономической необоснованности тарифов на электроснабжение уже давно велись среди специалистов и должны были когда-то выйти наружу, так сказать, в народ. Но как отобрать у людей последний оплот социализма — дешевое электричество? Это же может их огорчить, а тут то одни выборы на носу, то другие... Как-то неуместно было этот вопрос поднимать. С политической точки зрения. На экономическую же никто не обращал внимания.

Вадим Гламаздин, заместитель генерального директора Центра исследований энергетики, утверждает, что украинские домохозяйства платят за электроэнергию самую низкую цену в Европе. Чуть меньше платят только белорусы. Если сравнивать, например, с Данией, то наши тарифы для населения в десять раз меньше. В то же время тарифы для украинских предприятий такие же, как датские или французские. Выше тарифы на электроснабжение для промышленности существуют только в Германии, Великобритании и Латвии. А вот в Швеции, Польше, Болгарии, России предприятия платят за потребленный киловатт-час меньше, чем в Украине.

Интересно и другое: за рубежом тарифы на электричество для населения превышают тарифы для промышленности. В той же Дании рядовой гражданин за потребленный киловатт-час платит в 2,5 раза больше, чем, скажем, пивоваренный концерн Carlsberg или производитель насосов Grundfos.

В Германии и Швеции тариф для населения почти вдвое больше, чем для предприятий. В других странах Европы разница между тарифами не такая существенная, и все же предприятия находятся в гораздо более выгодном положении. Только в России (как следствие той же советской системы) тариф для предприятий немного больше, чем для домохозяйств, подчеркиваю — немного, а не в четыре, как у нас.

Почему европейские государства придерживаются такой, на наш взгляд, странной тарифной политики? «Они таким образом пытаются уменьшить расходы предприятий, сделать их более конкурентоспособными, способными создавать новые рабочие места. Они заботятся о развитии своей экономики и, как следствие, о благосостоянии своих граждан», — утверждает Вадим Гламаздин. И добавляет, что в Европе тем семьям, которые тратят на энергоснабжение (не только на электричество, но и на тепло) более 10 % совокупного дохода семьи, государства оказывают адресную помощь. Может, действительно, именно так, системно и нужно заботиться о благосостоянии населения?

Наше же государство, сделав тариф для населения втрое ниже оптовой цены электроэнергии, пытается как-то это компенсировать. Прежде всего за счет предприятий, субсидирующих бытовых потребителей. Объем этой субсидии сейчас составляет 31 млрд грн в год (кстати, в 2008 году эта цифра была в три раза меньше). А еще за счет госбюджета, коммунальщиков... Общий годовой объем дотаций бытовым потребителям достигает 34,7 млрд грн. И они тонким слоем размазываются по всем домохозяйствам: их получает и олигарх, и бабушка-пенсионерка, и представитель среднего класса. Есть и те, кто не может платить за электричество по экономически обоснованным тарифам, и те, кто в состоянии это делать.

Юрий Кияшко, вице-президент общественной организации «Энергетическая ассоциация Украины», советник председателя Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики Украины, подсчитал: если бы дотация предоставлялась не всем подряд бытовым потребителям, а только тем, кто действительно в ней нуждается, то понадобилось бы не 34,7 млрд грн, а всего 6-8 млрд. Парадоксально, но олигарх, владелец огромного дворца, который потребляет тысячи киловатт-часов электроэнергии, получает в десятки раз большую дотацию, чем старушка, которая живет в двухкомнатной квартире и, соответственно, потребляет 100 кВт∙час.

«Система тарифообразования в электроснабжении основывается на полномасштабном перекрестном субсидировании одних потребителей другими и одних регионов другими. Это произошло вследствие того, что при установлении тарифов превалируют не экономические основания, а социальный популизм. В результате многие предприятия просто перестают платить за электроэнергию. Не потому, что не хотят, а потому, что уже не могут», — рассказывает Юрий Кияшко.

В 2010 году была принята Программа экономических реформ на 2010-2014 годы. Согласно ей в 2012 году государство должно положить конец перекрестному субсидированию и установить адекватные тарифы как для населения, так и для предприятий. Это должны быть непопулярные, но необходимые шаги для развития не только электроэнергетической отрасли, но и всей экономики. Но этого сделано не было. Опять же, чтобы не раздражать население. Вроде все остальное нас не раздражает!

Заслуженный энергетик Иван Плачков, председатель наблюдательного совета «Киевэнерго», экс-министр топлива и энергетики Украины, рассказал, как недавно общался с французскими виноделами. Оказалось, что эти мелкие предприниматели платят за электричество по более высоким тарифам, чем огромная авиастроительная компания Airbus. Господин Плачков спросил винодела, не обижает ли его такая дискриминация, мол, это несправедливо, ведь Airbus значительно богаче его. «Да нет», — удивленно ответил винодел. И объяснил, что на поставки электричества на его хозяйства и в дома энергокомпания тратит значительно больше, чем на поставки электроэнергии на завод Airbus. Потому что на заводе стоит подстанция в 110 кВ, к которой идет высоковольтная линия прямо от электростанции. То есть никакого дополнительного обслуживания не требуется. Таким образом, тариф на поставки электричества до завода состоит из стоимости производства электрического тока и транспортировки его по высоковольтной линии. А тариф для винодела состоит из стоимости производства, транспортировки по высоковольтной линии, а также по средне-и низковольтным линиям электропередачи. Да еще нужна дополнительная подстанция, требующая обслуживания. Поэтому расходы гораздо больше.

«И это мне объяснил, заметьте, не энергетик, а рядовой потребитель, который понимает, за что он платит. Тарифы должны быть прозрачными и экономически обоснованными. И тогда никому не придет в голову возмутиться или обидеться на разницу в тарификации. Я разговаривал с итальянцами, французами, все говорят одно и то же: мы нормально воспринимаем наши тарифы, потому что знаем, за что платим, и почему кто-то платит меньше, а кто-то — больше», — говорит Иван Плачков.

Экс-министр называет действующие украинские тарифы на электричество не только алогичными, но и циничными: «Мы нагло и цинично обманываем собственный народ. Продаем населению электричество по сниженным тарифам и всячески этим гордимся: вот видите, как мы вас любим. Еще сделали бы электричество вообще бесплатным, как в Туркменистане. В то же время чрезмерный тариф для предприятий приводит к росту себестоимости всей продукции. И население покупает дорогие продукты, лекарства, больше тратит на различные услуги. То есть, демонстрируя народу демократичные цены на электричество, у него все же отбирают деньги, но другим способом. А эти дотации, идущие из госбюджета, разве это не деньги наших граждан? Логика такова: сделаем для народа низкую цену на электричество, пусть радуется, но заберем у него в пять раз больше, и он даже не поймет, в чем подвох. Что это, если не цинизм?».

А теперь — о других коммунальных тарифах. В своем выступлении на круглом столе Вадим Гламаздин мимоходом «намекнул», что с тарифами на тепловую энергию для населения у нас тоже не все в порядке, якобы и они занижены. И привел пример Германии, где за 1 Гкал тепла население платит почти в четыре раза больше, чем в Украине. Мол, себестоимость тепловой энергии больше чем ее цена для населения. Как по мне, то это не аргумент.

Во-первых, рядовой украинец зарабатывает на порядок меньше, чем немец. Моя знакомая медсестра Ирина из г. Вишневого в холодное время года, когда в счета включают стоимость отопления, тратит на оплату коммунальных услуг за свою трехкомнатную квартиру всю (!) свою зарплату. На еду и проезд семья тратит небольшую зарплату мужа, одевается в дешевом секонд-хенде. О каких-то других покупках или ремонте квартиры можно и не мечтать.

Народный депутат Геннадий Зубко, первый заместитель председателя Комитета ВР Украины по вопросам строительства, градостроительства и жилищно-коммунального хозяйства и региональной политики, отмечает, что 35 % украинцев отдают до 63 % своего заработка на оплату коммунальных услуг. А те, у кого самый низкий доход, тратят на это 97-100 % своей зарплаты. Задолженность за коммуналку составляет 17 млрд грн, из которых 3 млрд грн — безнадежный долг, люди просто не в состоянии рассчитаться за воду, тепло, электричество и т.д. Если бы медсестра Ирина жила одна, смогла бы она вообще платить за квартиру? Поэтому сравнивать нас с немцами или шведами как-то неуместно.

«Прежде чем поднять тарифы на отопление, нужно для начала поднять экономику, начать платить людям приличные деньги, чтобы они могли по этим тарифам оплачивать коммунальные услуги», — говорит Геннадий Зубко.

Следует также добавить, что столь обременительные тарифы и еще более обременительная себестоимость тепловой энергии возникают из-за ужасной государственной бесхозяйственности, к этому привели не только завышенные тарифы на энергоносители, но и плачевное состояние инфраструктуры, коммуникаций, пренебрежение энергосберегающими технологиями. Мы обычно отапливаем не столько наши дома, сколько окружающую среду. Здесь тарифы экономически не обоснованы, здесь экономически необоснованная себестоимость тепла, которая возникает из-за неэффективного хозяйствования.

Что касается водоснабжения, то, по словам Геннадия Зубко, повышение тарифа на 5-7 % позволит водоканалам стать рентабельными, начать тратить часть прибыли на развитие.

Вода, которая течет у нас из крана, сегодня не является питьевой, она техническая. На водоочистки, доведение воды до состояния питьевой каждая семья тратит немалые деньги, покупая всевозможные фильтры и системы. Многие семьи регулярно покупают бутилированную воду.

«Думаю, что люди согласились бы платить ежемесячно чуть больше за водоснабжение, но получать из-под крана качественную питьевую воду. И только при этом условии можно повышать тариф», — говорит народный депутат.

Все присутствующие на круглом столе пришли к общему мнению, что тарифы пока повышать не будут, по крайней мере до 2015 года, до следующих президентских выборов. Опять же, по политическим мотивам...

А пока нужно хотя бы понять, как выстроить новую систему тарифов, которая не погубила бы экономику, способствуя ее развитию. Для начала, как предлагает Иван Плачков, надо хотя бы составить энергетический баланс страны: сколько она потребляет первичных энергоресурсов, сколько вторичных, сколько мы добываем сами, сколько нужно покупать, по какой цене. И именно в зависимости от этого составлять правильные тарифы.

«У нас еще никто никогда этот энергетический баланс не составлял. Потому что его невозможно составить в отрыве от планирования реальной экономики, от тенденций развития ВВП, а в нашем государстве планирование происходит максимум на один бюджетный год. И все. Не может такая большая страна нормально жить без планирования экономики, без энергетического баланса. Происходит какая-то нелепая суета то в одну сторону, то в другую. То кидаемся на уголь, то на сланцевый газ... Еще десять лет назад себестоимость электроэнергии в Украине была втрое ниже, чем в Европе. Сейчас цены сравнялись. А почему? Потому что нет системности, планирования, стратегии. Нужно навести порядок в этой отрасли. Но для этого нужна политическая воля, которой пока нет. Я не вижу перспектив. Возможно, что-то изменят следующие президентские выборы», — считает господин Плачков...

Как рядовой бытовой потребитель электроэнергии, тепла и воды, я не могу и не хочу платить больше за тепловую энергию, но я соглашусь платить больше за электричество и воду. Если при этом смогу пить воду прямо из-под крана и если повышение тарифа на электроэнергию для меня приведет к удешевлению товаров широкого потребления.

А еще, опять же, как рядовой потребитель, я хочу, чтобы энергокомпания и водоканал объяснили таким, как я, за что именно мы должны платить, то есть показали бы нам, куда пойдет каждая наша сверх уплаченная копейка. И главное — что мы, потребители, от этого получим взамен.

А еще я хочу, чтобы люди, которые не способны платить за коммунальные услуги по повышенным тарифам (такие, как медсестра Ирина), получали помощь государства. Или энергокомпаний. Как в Европе, на которую мы все время равняемся.



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ