• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины

Мгновенная доставка свежих новостей



Racurs.ua

Украина: путь из кризиса на внутренний рынок

Развитие внутреннего рынка — большой ресурс украинской экономики. Украина может производить товары такого же качества, как их импортные аналоги. Предотвратить ввоз товаров необходимо в тех областях, на которых наша страна традиционно специализируется.

Мировая экономическая практика демонстрирует неизбежность кризисов. Чем успешнее развивается экономика, тем вернее наступает обвал. Оптимистические ожидания людей основываются на общем динамичном развитии, росте занятости, возрастающих личных доходах. Но так не может быть всегда. Рано или поздно экономика оказывается не в состоянии полностью соответствовать этим ожиданиям. Как только они перестают оправдываться, наступает кризис.

Наблюдения показывают, что нынешний спад выполняет функции двух или даже двух с половиной кризисов. А последнего не было более полутора десятилетий. Поскольку послевоенные циклические кризисы происходили в мире примерно каждые 6–8 лет, получается, что фактически был пропущен один полноценный цикл. Это произошло вследствие целого ряда внешних обстоятельств, связанных как с распадом системы просоветских соцстран, так и с появлением новых рынков сбыта и определением территорий, необходимых для осваивания, в том числе в Восточной Европе.

Современный кризис стал результатом гипертрофированного развития финансового сектора с резким увлечением его доли в ВВП, с неуемным ростом доходности и прибыльности банков в последнее десятилетие. Еще один губительный аспект — финансовый сектор перестал выполнять свою главную задачу, а именно: превращения сбережений в инвестиции, выполняя вместо этого исключительно спекулятивные функции, и в этом смысле работал сам на себя, а не на развитие экономики. Мы помним, что бикфордовым шнуром мирового падения стал финансовый кризис в США, начавшийся с мошеннических операций по ипотечным кредитам. Кредиторы безрассудно включились в спекулятивные финансовые операции и незамедлительно обрушили и реальный сектор экономики. Падение спекулятивной финансовой системы привело к обвалу фондовых рынков, вымыванию активов из банков, снижению цен на нефть, остановке производств, сокращению рабочих и служащих. Ответственность за происшедшее лежит на деловых элитах США и всего остального мира, в том числе это касается украинских бизнес-элит и деятелей финансового рынка. Легкий заработок на спекуляции остается в радужном прошлом, сегодня всем не помешает понять, что из сложностей нужно выходить, прилагая дополнительные неординарные усилия.

Советское разделение труда оставило Украине развитую крупную промышленность, которая обслуживала шестую часть Земли. Этот инструмент оказался в частных руках и не претерпел никаких изменений за годы независимости. Владельцы шахт, заводов и комбинатов делают ровно то же, что и в 80-е годы прошлого века: добывают руду, переплавляют ее в тех же домнах, а полученные изделия отправляют за пределы Украины, поскольку стране такое количество металла не нужно. То же можно сказать о зерне и минеральных удобрениях. Владельцы крупных бизнес-структур пытаются получить прибыль, не прилагая дополнительных усилий для изготовления конечного продукта с высоким уровнем добавленной стоимости. Зачем думать о производстве конечных изделий, если можно успешно продать фактически сырье, только в больших количествах и, соответственно, за большие суммы? На полученные за границей деньги можно там же купить готовые изделия, привезти их в Украину и продать, получив дополнительные средства. Обычная спекулятивная схема. Мы помним, что увлечение спекуляцией заканчивается кризисом, только в данном случае это будет кризис государства как института.

Наша страна — очень скромный экспортер, а вот по итогам 2012 года находится в тридцатке крупнейших импортеров мира, значит, теряем внутренний рынок. Украина по этому показателю заняла 25-е место, объем импорта составил 85 млрд долл., что на 2 % больше, чем в 2011 году. В период мирового кризиса мы продолжаем наращивать импорт. Лидеров украинского бизнеса не нужно переубеждать и агитировать, достаточно обратить внимание на среднее и малое предпринимательство, причем от государства даже не требуется помогать, главное — не мешать ведению бизнеса.

Возможности поддержки отечественного производителя ограничены, но у нашей страны остается огромное поле для деятельности в виде совершенствования разрешительной системы, администрирования налогов, снижения контроля разрешительных органов. В мировых рейтингах, анализирующих легкость ведения бизнеса, Украина стабильно находится в середине второй сотни стран. Нам есть куда расти без дополнительных затрат, стоит лишь избавиться от помех. На поверхности также лежит переориентация отечественного производителя на внутренний рынок и стратегия импортозамещения.

Импортозамещение на государственном уровне является синонимом программы энергосбережения. На энергоносители приходится львиная доля в совокупном импорте, и понятно, что правительство в состоянии стимулировать энергосбережение для всех категорий потребителей. Такое импортозамещение не только уменьшит уязвимость украинской экономики от внешних неприятностей, но и способно продвинуть страну инновационно. На бытовом уровне есть над чем поработать. Несмотря на то, что отечественная продукция пищевой и легкой промышленности более или менее конкурентоспособна, обезопасить это направление экономики от грабительского отношения государства не помешает. Фармация, химическая промышленность, электротехника тоже обладают значительным потенциалом (намеренно не касаюсь современных направлений бизнеса, например, IT-технологий). Защита и развитие внутреннего рынка — это большой ресурс украинской экономики, который до конца не используется.

«Украина может сократить импорт на 10–15 %, если реализует программу импортозамещения в химической отрасли. Только по химии потенциал импортозамещения составляет 10–13 млрд долл. в год. Наши подсчеты показывают, что если в Украине будет выпускаться та продукция, которая сегодня завозится, в химической и смежной отраслях будет создано около 150–200 тыс. новых рабочих мест», — отметил украинский олигарх и глава Федерации работодателей Украины Дмитрий Фирташ во время празднования 26 мая Дня химика. И это говорит самый главный украинский химик, ему нельзя не верить.

Показательным примером эффективности импортозамещения является фармацевтический рынок. Кризис подтолкнул украинцев покупать отечественные аналоги разрекламированных западных лекарств, которые в конце 2008-го — начале 2009 года подорожали из-за падения курса национальной валюты. Доля импортных лекарств, составляющая почти две трети рынка, постоянно корректируется в сторону уменьшения.

Украина может и должна производить товары такого же качества, как их импортные аналоги. Предотвратить ввоз товаров необходимо в тех областях, на которых наша страна традиционно специализируется. Пищевая, металлургическая и машиностроительная отрасли наиболее доступны к импортозамещению, и далеко не все структуры, относящиеся к этим сферам, принадлежат украинским монополистам. Существует возможность параллельно с замещением импорта повысить конкурентоспособность производимых товаров. На рынке логично выживать продукту, наиболее приемлемому для потребителя. Требовать заменить Mercedes каким-либо творением ЗАЗа некорректно, а вот аналог скоростного корейского экспресса вполне может изготовить Крюковский вагоностроительный завод. Завозить некоторые продукты, которых нет в стране, целесообразно (красная рыба и икра), но вот ввезенные сало, картошка и кукуруза вызывают недоумение, да и выстраивать стратегию по замещению импорта в сельском хозяйстве нам сам Бог велел.

В начале года вице-премьеру Сергею Арбузову и министру экономического развития Игорю Прасолову было поручено воплотить программу импортозамещения, рассчитанную до 2015 года. Интересно, насколько эта программа реализована? Через девять месяцев вполне можно будет попытаться подвести первые итоги.

Поговорим о переориентации Украины на внутренний рынок. Кризис в мире начался с банковской системы кредитования, и нам можно поразмышлять о справедливых мерах, которые способно предпринять государство в этом направлении. Рассмотрим опыт стран, попытавшихся изменить сложившиеся правила на финансовом рынке. Давать деньги в рост противоречит практически всем монотеистическим доктринам, которыми пользуется современное человечество. Придумано множество уловок, которые не называют вещи своими именами, но на самом деле являются обычными ссудными операциями. В этом плане гораздо интереснее дальневосточный опыт и интерпретация банковского продукта.

В Японии разработан способ инвестирования без выплат каких-либо процентов. Суть его в том, что выбранное (в японском случае экспортно-ориентированное) предприятие получает через сеть банковских структур прямые инвестиции за счет эмиссии (выпуска) национальных денег в свой уставный фонд под просчитанный и обоснованный бизнес-план. Все риски страхуются, и акции этих предприятий становятся ликвидными, поскольку обеспечены национальными деньгами. По таким схемам осуществляется эмиссия иены, которая стопроцентно обеспечена национальными активами и находится в экономике страны. Количество денег постоянно возрастает без всякой инфляции. У нас в стране вполне возможна такая же схема эмиссии, с учетом любого потребителя — и внешнего, и внутреннего. Деньги с процентами возвращать не нужно, главное, что может угробить идею, — это коррупционная составляющая украинской действительности.

Государство в лице Минфина пытается размещать облигации внутреннего госзайма не на внешних рынках капитала, а внутри страны. Но это может быть также связано с потерей интереса к украинским бумагам в мире, ведь валютные поступления с внутреннего рынка более чем на треть (1 млрд долл.) превысили поступления из внешних источников. Хотя золотовалютные резервы страны продолжают истощаться: на начало 2013 года этот показатель составлял 24,55 млрд долл., в течение 2011–2012 годов резервы сократились на 10 млрд долл. (причем только в 2012 году — на 7,2 млрд), а в июле этого года они уменьшились на 0,526 млрд — до 22,719 млрд долл.

Золотовалютные резервы (они же международные валютные резервы) НБУ представлены в виде монетарного золота, иностранной валюты и государственных ценных бумаг, деноминированных в этих валютах; туда могут также включаться остатки на счетах в международных организациях. Резервы могут использоваться для осуществления международных расчетов и платежей, покрытия дефицита платежного баланса, стабилизации курса национальной валюты на международных рынках и т. п.

Структура золотовалютных резервов НБУ по данным МВФ на 1 августа 2013 года

Сейчас эти резервы катастрофически сокращаются: за последние два года — на треть. Ими государство платит по долгам, а заемные средства проедаются.

Потенциал самого очевидного ресурса — земли — сегодня используется далеко не полностью. Согласно исследованию Всемирной торговой организации World Trade Report-2013, Украина оказалась на 10-м месте в списке наиболее привлекательных стран для покупки земли с потенциальным объемом продаж 1,2 млн га. На первом месте в этом списке Конго, на шестом — Россия. Инвесторы отмечают, что готовы вкладывать средства в развитие сельскохозяйственных угодий даже в условиях неблагоприятной инвестиционной среды. Но полная неопределенность в вопросе защиты частной собственности на землю создает существенные барьеры для реализации намерений. Есть над чем работать людям, управляющим нашим государством.

Следующее направление — вложение сил в развитие инфраструктуры. Причем именно сил, а не средств. Нормальная стратегия развития железнодорожного, морского и речного транспорта способна указать пути высокой отдачи от нашего географического положения. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: у нас в руках самый короткий путь из Черного моря в Балтийское, и речь идет не только о расстоянии. Ширина железнодорожной колеи в странах Балтии, входящих в Евросоюз, совпадает с шириной колеи во всех странах бывшего СССР, включая Украину. Таким образом, при транспортировке не теряются время и деньги на перестановку вагонов при прохождении границы.

Что касается металлургии, то недоразвитость внутреннего рынка металлопроката не позволяет экспортно-ориентированным производителям поменять направление вектора. В пересчете на душу населения внутреннее потребление металлопроката в Украине составляет 140 кг, но это мизер по сравнению с лидерами. Для Южной Кореи аналогичный показатель равен 1150 кг, для Японии — почти 507 кг, Чехии — 596 кг, Германии — около 480 кг, Китая — порядка 460 кг. Безусловно, если бы Украина доросла до уровня Южной Кореи, проблемы отечественной металлургической отрасли были бы решены. Установленные годовые мощности по производству проката в нашей стране составляют как раз 45–48 млн тонн, то есть те самые 1000–1050 кг на душу населения. Но даже уровень Китая или Чехии, не говоря о Южной Корее, достижим лишь при полной структурной перестройке экономики на протяжении минимум 15–20 лет. Столь перспективные планы способен осмыслить только человек, считающий себя хозяином на этой земле. Что касается руководства государства и владельцев металлургических производств, то, вероятно, это не про них. К тому же продолжается кризис в строительстве и отсутствуют крупные инфраструктурные проекты (Евро-2012 закончилось год назад). Все это привело к тому, что внутренний рынок металлопродукции потерял пятую часть от аналогичного показателя прошлого года.

Существуют два разных подхода к разрешению сложившейся ситуации. Первый путь — это когда пострадавшие от кризиса компании и банки ликвидируются; выявляются и отсеиваются неэффективные сектора и предприятия. То, что стало нежизнеспособным в период кризиса, должно умереть, а на этом месте должно вырасти что-то новое. Это путь болезненный, но эффективный. По этому пути пошла Исландия. Результатом становится быстрый выход из кризиса и оздоровление экономики, но это происходит ценой серьезных испытаний для страны и ее населения. В случае с Украиной возникает полное ощущение растягивания этого процесса, что можно связать с политическими амбициями правящей верхушки, стремящейся как можно дольше находиться у рычагов управления страной.

Путь второй — максимальное смягчение последствий кризиса, попытка всех спасти. Это путь, по которому пошла Россия в 2008 году, имея дорогостоящие углеводороды, и Япония в 90-е годы прошлого столетия, спасая свою банковскую систему. Опыт показывает, что в этом случае последствия кризиса растягиваются надолго. Страна плавно выходит из кризиса, но возвращается в ту же точку, с которой начался кризис. Япония с 90-х годов десять лет топталась на одном месте, этот период называют «потерянным десятилетием». В Украине власть имущим близок такой способ реакции на сложности. Но у нас нет нефти и газа, мы не страна с развитой экономикой. Жить сегодняшним днем — вполне понятная идеология, но когда ты отвечаешь только за себя. Ответственность за страну не позволяет долго жить одними надеждами. Ответственность власти неизбежно требует ее компетенции, позволяющей просчитывать ситуацию и принимать адекватные решения.

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Погода в Украине

Погода в Украине






    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ