среда, 29 марта 2017

Racurs.ua

Многие назначенные «бесплатные» защитники требуют денег с подозреваемых

По старому УПК в СИЗО ежемесячно попадали в среднем 4 тыс. арестованных, в первые месяцы после введения нового — не более 900 человек. Однако сегодня эта цифра увеличилась на треть.

В связи со вступлением в силу нового Уголовного процессуального кодекса Украины (УПК), действующего с ноября 2012 года, появились новеллы, которые должны значительно приблизить Украину к европейским стандартам в защите прав человека.

Как же заработал новый УПК? На самом ли деле право подозреваемых (обвиняемых) на защиту стало более действенными?

С 1 января 2013 года международная общественная организация «Дом Свободы Украина» при поддержке Европейской комиссии запустила проект, направленный на внедрение европейских стандартов в рамках системы уголовного правосудия в Украине на этапе задержания и проведения досудебного следствия. В ходе реализации проекта было проведено анонимное анкетирование осужденных уже во время действия нового УПК.

Анкетированные жаловались на низкий уровень услуг адвокатов, предоставленных досудебным следствием, и ограничение права выбора защитника. Граждане, имевшие ранее проблемы с законом и отбывавшие наказание, отмечали, что по старому УПК они могли прибегнуть к услугам близких родственников, которые уделяли изучению дела больше времени и осуществляли защиту более качественно. В новом УПК эта норма отсутствует.

Опрошенные отмечали, что многие предоставленные адвокаты требовали денег у них или их родственников, мотивируя это сложностью дела, затраченным на него временем и соответствующими финансовыми расходами. Типичными в анкетах были жалобы на непрофессионализм адвокатов, а также на то, что своего защитника анкетируемые видели лишь дважды: при предъявлении обвинения и непосредственно в суде.

Из числа тех, кто получил адвоката, половина встретились с ним сразу после задержания, 40 % — перед первым допросом, остальные — уже в суде при избрании меры пресечения.

Анализируя ситуацию с защитой, следует отметить, что у обвинения есть возможность устранять из процесса «неудобных» защитников. Например, если адвокат даже в силу объективных причин не может принять участие в следственных действиях и просит перенести назначенное следователем время, ему, как правило, отказывают.

Большое количество решений судов об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей ранее традиционно подвергалось критике в контексте соблюдения прав человека в Украине. Но и теперь 35 % задержанных самостоятельно или через своих адвокатов обращались с заявлением об избрании им меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, однако суд отказал в удовлетворении всех этих ходатайств.

Чем руководствуются сегодня суды, определяя виды мер пресечения, предусмотренных новым УПК?

Ответить сложно и в то же время просто. Первые месяцы после введения нового УПК, очевидно, действовало «указание» следственным судьям о применении более мягких мер — залога, домашнего ареста. Снизился риск быть подвергнутым недозволенным методам ведения следствия, появилась возможность избежать влияния криминальной среды в СИЗО, найти на свободе адвоката по своему усмотрению и спокойно готовиться к судебной защите.

В то же время, по старому УПК в следственные изоляторы ежемесячно попадали в среднем 4 тыс. арестованных, то в первые месяцы после введения нового — не больше 900 человек. По состоянию на сегодняшний день эта цифра увеличилась на треть. Общее количество содержащихся в СИЗО на 1 сентября составило 12 268.

Такой вид меры пресечения как домашний арест с использованием электронных средств контроля все еще редко применяется в Украине.

Многие страны закупают электронные браслеты в Израиле. Они надежны и позволяют контролировать перемещение арестованного. Но, как выяснилось на примере беглеца экс-ректора Петра Мельника, ставшего первым высокопоставленным лицом, в отношении которого применили такое спецсредство, правоохранители не были готовы к обеспечению надлежащего контроля и не отреагировали на информацию о нарушении сигнала с браслета.

Тем не менее, электронные браслеты следует использовать чаще, особенно в случаях, когда нет никакой необходимости в содержании человека под стражей. Для более широкого распространения этой практики необходимо отработать соответствующий механизм подготовки работников милиции, осуществляющих контроль за работой электронного оборудования.

Важным моментом является также изучение опыта других стран, в которых практика использования электронных средств существует уже давно.

Пока что рано говорить о всех нововведениях УПК. Уменьшение количества заключенных в период досудебного и судебного следствия — уже хороший знак. В свою очередь снижение наполненности следственных изоляторов позволит пенитенциарной службе направить бюджетные средства на улучшение условий содержания взятых под стражу, а также на модернизацию объектов инженерной инфраструктуры и инженерно-технических средств охраны и надзора. Наиболее критическим является состояние помещений в СИЗО. Большинство этих учреждений были построены более 100–150 лет назад, а потому малопригодны для перестройки или реконструкции. Например, некоторые из действующих корпусов Львовского СИЗО насчитывают почти 400 лет, Херсонского и еще четырех — больше 200 лет. Так что условия содержания в СИЗО никоим образом не соответствуют действующим международным стандартам.

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ