понедельник, 27 июня 2016

Racurs.ua

Путин: психологический портрет здорового психопата

В российском обществе существует запрос: россияне требуют продолжения банкета.

Сегодня, наверное, мало кто не пребывает в растерянности и не задается вопросом: как один не совсем молодой Рэмбо (коим, видимо, мнит себя Путин) сделал заложником своего психоэмоционального состояния весь мир? Поддаются ли какой-либо логике решения человека, потерявшего связь с реальностью? Или дело здесь все же не в отклонениях психики, а вполне здоровый человек просто решил войти в мировую историю?

«Я сочувствую жителям Крыма, потому что они попадают в страну с тотальной коррупцией и разрушенными ценностями», — заявил известный российский политолог и публицист Станислав Белковский в эфире радио «Вести». И добавил на украинском языке, что в ближайшее время собирается просить гражданство Украины. Оценивая обращение президента РФ к Федеральному собранию, Белковский отметил: «Перед нами попытка Путина войти в историю… Используя присоединение Крыма к России».

Никогда ранее, даже в своей знаменитой мюнхенской речи, Путин не решался продемонстрировать столь открыто свое пренебрежение к системе международного права. Его обращение было адресовано к обществу, но особый упор делался на наиболее невежественные, необразованные слои. Поэтому язык был выбран соответствующий. Результат: огромное количество россиян восприняли эту речь с восторгом. Ведь Путин отлично знает, на какие точки в массовом сознании надавить, чтобы вызвать безусловный рефлекс. Выражения «мы воссоединяем наш народ», «мы возвращаем наши земли» вызывают невероятно мощный положительный отклик у многих людей. К тому же, президент употреблял абсолютно народные словечки, которые в ходу в определенных слоях населения, например, «сами всех нагнули». Нагнули — так дипломаты не выражаются.

Известный российский писатель Виктор Ерофеев отметил, что обращение президента напомнило ему поездку в Африку: «Несколько лет назад я был в одной деревне на границе Нигерии и Бенина. Там местный царек вел войну с соседней деревней по поводу кукурузного поля. Он мне подробно объяснил, что кукурузное поле той деревни когда-то принадлежало его деревне, поэтому он его отнял. Он говорил, что имел право на это исторически... Тогда я спросил, как жители его деревни приняли известие о том, что большое кукурузное поле теперь принадлежит им. Он сказал, что было ликование, танцы, люди в транс впадали, души их летали над деревьями, и все были очень счастливы. Мне показалось, что и мы живем в сознании африканской деревушки, где истина определяется только сознанием тех жителей, которые находятся в ней. Остальные не считаются. Все радости и все горести сосредотачиваются в деревне таким образом, как будто все остальное нереально».

И здесь нужно отдать должное политтехнологам Путина, они хорошо оборудовали мастерскую для конструирования виртуального президента. Слава мастера дзюдо, спуски на подводной лодке, фото с обнаженным торсом и автоматом, полеты на истребителях: Путин умеет управлять всем, а значит, и государством. Несмотря на неприязнь к Германии и Западу, самое парадоксальное в том, что российский народ не только оправдал немецкое «прошлое» Путина, но даже нашел в нем плюсы (Путин служил в Дрездене оперуполномоченным КГБ).

А в своей книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» президент РФ не скрывает, что «Для победы нужны профессионалы, технологи для работы по предвыборной кампании».

Что же стало детонатором для столь жесткого поведения президента РФ по отношению к братской стране?

«Путин был выбран Ельциным (человеком с очень развитой интуицией) неслучайно, — говорит Станислав Белковский. — Нужно не забывать, что президент РФ прошел и Беслан, и Норд-Ост, ситуации, когда его власть висела на волоске. Для Путина важно понятие справедливости. Он всегда действовал в жизни «по понятиям». Достаточно вспомнить, как он относился к своим политическим «отцам» — Анатолию Собчаку и Борису Ельцину. В политическом смысле ему было гораздо выгоднее их «сдать». Но он этого не сделал. Более того, он никогда не сказал о них ничего плохого, хотя и ругал 90-е.

В последние годы ВВП стал особенно остро ощущать несправедливое отношение к себе со стороны Запада. Ведь долгие годы он хотел быть их другом. В его знаменитой мюнхенской речи 2007 года, которую многие аналитики восприняли как объявление новой холодной войны и угрозу Западу, было лишь напоминание о том, что Россия идет на Запад не с пустыми руками и рассчитывает на теплый прием. Когда Путин понял, что ответного «теплого» приема не случилось и его не будет, он дал задний ход.

Думаю, огромную роль сыграл также аналитик Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден, который дал понять, как сильно проникли американские спецслужбы во все поры современного мира. Это не могло не стать детонатором взрыва. Считаю, что сегодня мы присутствуем при первом акте драмы, последующие акты которой нам еще не ясны. Я не спешу успокаиваться и говорить, что Путин остановится на Крыме. Это зависит от многих факторов. Решение находится в голове только одного человека — его самого».

Генерал армии, глава Службы внешней разведки в 2005–2010 годах Николай Маломуж считает, что огромное влияние на Путина оказала система органов государственной безопасности СССР, в которой он долго работал: «У него действительно повышено чувство справедливости, но в своем понимании. Хотя он прошел этапы и рыночных отношений, и криминала — это темная страница в его истории. Как политик Путин выращивался очень быстро, я бы сказал — искусственно. Ведь в нормальных условиях такого политического роста высшего уровня не было бы. Это была ситуация, предполагавшая появление в стране силовика, который навел бы порядок и создал условия для стабильного развития России. Он решил проблему с Чечней, прижал олигархов, которые доминировали в России, это его заслуга и сильные стороны. Его слабая сторона — зацикленность на силовых методах всеобщего контроля. Действительно, в определенных ситуациях это надежно, но не дает перспектив ни экономического, ни инновационного роста.

Когда Путин шел на второй срок президентства, был большой шанс выйти с новой концепцией развития общества — демократических отношений. Это диалог с прогрессивными элитами. Новая концепция международных взаимоотношений о немилитаризации отношений. Крупные проекты для всего мира, но не гегемония над миром. Можно было снять синдром старшего брата над территориями бывшего Советского Союза.

При Януковиче появились предпосылки для эффективного доминирования над Украиной в энергетическом, экономическом, финансовом плане. Предполагалось еще более мощное сближение: не только Таможенный союз, но и воссоздание нового союзного государства. А когда этот вариант не удался, был использован период дестабилизации в Украине, когда новое руководство еще не владело ситуацией. В результате чего мы имеем факт контроля Россией Крыма и факты дестабилизации на Юге и Востоке Украины».

Анализируя феномен зашкаливающего рейтинга доверия российских граждан к своему президенту, С. Белковский отметил: «Причины этого очевидны: у российского народа безусловно присутствует «версальский» синдром. И даже у тех людей, которые заявляли, что распад империи — это хорошо, происходящее вызывает гордость за российскую власть. Это отражение монархического сознания нашего народа. Консолидация народа вокруг него будет тем сильнее, чем дальше он пойдет вглубь Украины. В народе есть ожидания продолжения и вполне возможно, что Путин пойдет навстречу этим ожиданиям.

На мой взгляд, единственный политик, который может его сдерживать, это Юлия Тимошенко. Как бы к ней ни относились, Владимир Владимирович считает ее под стать себе, самым сильным украинским политиком, способным выполнять обязательства. В бытность ее премьер-министром у них сложилось очень тесное и конструктивное взаимодействие. В отличие от других политиков, она выполняла свои обязательства перед ВВП неукоснительно. Например, в таком чувствительном для него вопросе, как закрытие игорных заведений в Украине.

Насколько я понимаю, условиями Путина являются: федерализация Украины, легализация русского языка, разгром радикальных формирований, уход радикальных националистов из власти. Мы видим, что частично это уже происходит: озвученная А. Яценюком идея ликвидации обладминистраций и передача их функций исполнительным комитетам областных советов — это первый шаг к федерализации. То, что происходит вокруг «Правого сектора», и практически озвученная программа вывода представителей партии «Свобода» из правительства — тоже часть этого плана. Дальнейшее будет зависеть от позиции Запада. Украина важна Путину не только сама по себе, но и как пространство для торга.

Если санкции будут усиливаться, невзирая на выполнение перечисленных обязательств, я не исключаю, что в конце концов мы получим распад страны на две части: западную, где лидером будет Тимошенко (и в этом смысле утечка телефонного разговора с Нестором Шуфричем далеко не случайна, на мой взгляд); и восточную, где может быть поставлен в качестве легитимного президента низвергнутый Янукович. Я не знаю, какой сценарий будет реализовываться, но в российском обществе существует запрос: россияне требуют продолжения банкета. И это само по себе является фактором давления на ситуацию. Эта «игра» была затеяна с тем, чтобы, как считает Путин, «заставить Запад себя уважать, положить конец беспределу Запада в отношении России и его лично». Украина — скорее пространство для маневра, чем конечная цель».

Нужно все же не забывать, что монархические настроения очень позитивно воспринимаются только на первом этапе. Когда Путин проиграет или ситуация станет сложной в экономическом и социальном плане, в российском обществе настроения, скорее всего, резко изменятся.

«Мы очень хорошо изучали ситуацию в России, Украине, других странах СНГ, настроения меняются очень быстро, — говорит Н. Маломуж. — Это эйфория».

С. Белковский считает, что событиями в Крыму Путин отвлекает российский народ от проблем внутри России: «Мне категорически не нравится происходящее. В России есть колоссальные социально-экономические проблемы, связанные с неэффективной экономикой, в первую очередь с коррупцией. Ведь 30% в бюджеты всех уровней закладывается заведомо под разворовывание. Коррупция на всех уровнях привела к подрыву авторитета власти. И то, что сейчас происходит, — это попытка преодолеть эту тенденцию. Ведь русское сознание по сути тотально, то есть, если для русского человека кто-то хорош, в нем не может быть ни одной отрицательной черты и наоборот. Грубо говоря, умный человек не может быть бесчестным и наоборот. Поэтому, когда русское сознание переключается на какую-то одну фишку, оно забывает обо всех остальных. Но это происходит на время маниакальной стадии. Потом, когда придет депрессивная, все перевернется. Вот поэтому Путину и нужно поддерживать первую стадию.

В российских элитах настроения весьма и весьма тревожные. Все понимают, насколько экономика России завязана на Запад. Насколько образ жизни российских олигархов завязан на западные страны. Эйфории относительно происходящего элиты не испытывают. На что Владимир Владимирович сказал бы свое сакраментальное: «Я вас предупреждал о том, что все деньги нужно возвращать в Россию? Вы думали, что я пошутил? Я на Западе ничего не имею. Работаю, как раб на галерах. Ради того, чтобы вы прохлаждались в Лондоне и Куршевеле? Я вам устрою горные лыжи!». Вот эти горные лыжи мы и наблюдаем сейчас».

Говоря о страхе Путина перед возможным инфицированием России Майданом, С. Белковский отметил: «Путин был «травмирован» Майданом еще в 2004 году. Ведь он искренне не верил, что Майдан победит, рассчитывал, что он разойдется с наступлением холодов. И когда он не разошелся, а президент Кучма отказался его разогнать, Путин посчитал себя униженным. С тех пор он очень трепетно относится к любым попыткам организации чего-то подобного в России. Неслучайно так называемое «болотное дело» привело к длительным срокам тюремного заключения для людей, обвиненных в нападении на полицейских. Действия, которые тянули максимум на 15 суток, привели к осуждению людей на годы тюремного заключения. Путин дает понять, что он контролирует систему оппозиционной деятельности. Поэтому «синдром Майдана» для него очень важен».

Президент РФ всегда заботился об имидже России. Доказательство тому Олимпиада в Сочи (самая дорогая Олимпиада; зима, построенная в субтропиках), чемпионат мира по футболу, G8, но он перечеркнул все свои достижения попранием международного права. Осознан ли это шаг и зачем ему Крым?

«Путин — это человек, которому Ельцин передал Россию со словами: «Берегите Россию!». Он выполняет этот завет всеми силами. Владимир Владимирович всегда заботился об имидже России и хотел, чтобы его страна воспринималась Западом как равноправный партнер, — говорит С. Белковский. — Но когда, по его мнению, многолетние усилия не привели к должному результату, тогда Путин решил снять эту задачу с повестки дня. Думаю, что это произошло сравнительно недавно. Такими детонаторами были две вещи. Первая — история со Сноуденом, открывшем Путину глаза на глубину всевозможных прослушек со стороны США, которые, возможно, затронули и личные аспекты жизни и деятельности российского президента. Вторая — события в Украине. Апофеозом стал срыв договоренностей о проведении досрочных выборов президента Украины 21 декабря 2014 года. Причем Россия не подписала этот протокол, потому что ВВП в принципе не соглашался с легитимностью происходящего. Но Запад-то подписал! Несмотря на это, Янукович ушел в отставку на следующий день. Это Путина возмутило до глубины души».

По словам Н. Маломужа, Путин выстраивает свою концепцию на том, что он политик первой величины: «Обама назвал его лидером «региональной страны», для Путина это было личным оскорблением. Он выбрал позицию жесткой конфронтации и даже холодной войны. С другой стороны, Путин ведь является представителем специальных служб и страны с имперскими амбициями. Ему очень чуждо и сложно проводить гибкую прогрессивную политику даже в отношении самой России, а со странами Запада — особенно. А ведь это была бы разумная политика. Путин мог бы переиграть по многим направлениям. В ситуации с Януковичем Путин не смог проиграть и пошел ва-банк».

Запад будет вынужден продолжать санкции, ведь он не может смириться с происходящим. Но, по мнению С. Белковского, Путин видит в этом также выход: «Ведь это заставит значительную часть представителей российских элит перевести деньги в Россию. Россия останется последним безопасным для этих денег местом, свободным от западных санкций. Мне кажется, что президент РФ видит в этом дополнительный ресурс для спасения находящейся в плохом состоянии российской экономики. Но согласны ли с этим сценарием российские элиты — большой вопрос. В России гигантский разрыв между народом и элитами. У них совершенно разные приоритеты. Путин обращается к большинству народа, для которого все равно, открыт Куршевель или нет. Но для элит это небезразлично, ведь они привыкли к определенному образу жизни, отдыха, их дети учатся за границей, у них счета в западных банках. Путин никогда ранее не переходил определенные границы в отношении российских элит, но сейчас он эту грань перешел, в том числе и потому, что не видит достаточной консолидации элит вокруг национальных задач России.

При дальнейшей экспансии на территорию Украины, Приднестровья, возможно, вмешательстве в другие замороженные конфликты россияне простят ему все. В том числе и ухудшение уровня собственной жизни. Другое дело, что изоляция приведет к дальнейшей деградации всех жизнеобразующих систем российского общества: образования, здравоохранения, промышленности, которая завязана на иностранные комплектующие. Здесь Путин делает ставку на альянс с Китаем и Индией, у которых он рассчитывает получить альтернативу западным технологиям».

«Нужно не забывать, что Китай имеет свои геополитические интересы, особенно в РФ, — говорит Н. Маломуж. — Ведь Всекитайское собрание готовит вопрос о признании территории Восточной Сибири и Амура территорией Китая. Поэтому еще вопрос, каким будет это сотрудничество и на каких условиях. Индия же имеет мощную кооперацию с Западом.

Согласен, что введение санкций на первом этапе может мобилизовать общество: мы в окружении. Но, согласно анализам российских аналитиков, экономистов международного уровня, которые были озвучены на различных международных конференциях, падение на 30–35% цены на нефть и газ — мощнейший удар по экономике, вплоть до развала. Это удар не только по бизнесу в РФ, но и по жизнедеятельности российских граждан. Те же аналитики предполагают, что если процесс пойдет таким образом и дальше, на протяжении одного-полутора лет в обществе начнутся совершенно другие процессы.

Должна быть четкая позиция по прогнозированию ситуации. Но у Путина такого глубинного видения ситуации и, тем более, приоритетов, которые дали бы новые перспективы для России, нет — это большой недостаток большого президента России».

Имеют ли российские элиты влияние на Путина? Г-н Маломуж считает, что сейчас это, скорее всего, нереально: «Определенное влияние на него имеет силовой блок. Это 5–6 человек, далеко не все известные политики. Но пока Путин авторитарно контролирует все. Это его соратники, которые говорят то, что он хочет слышать. На сегодняшний день готовности свергнуть Путина я не вижу. Должна измениться позиция общества. Возможно, под влиянием сегодняшней ситуации с Украиной, мировым сообществом, эти условия созреют быстрее».

Для того чтобы прогнозировать поведение Путина, психологи пытаются разгадать его психотип, сегодняшнее состояние его психики. Например, психолог Олег Хомяк объясняет поведение Путина запоздавшим кризисом среднего возраста.

А по мнению социального психолога Олега Покальчука, Путин, как ни печально, совершенно здоровый человек, хотя и является психопатом. Но люди часто в этот термин вкладывают совершенно другой смысл: «Психопат – это человек крайне эффективный. Он очень изобретателен, ловок, обаятелен, харизматичен, — говорит О. Покальчук. — Но моральных принципов у него нет абсолютно. Поэтому огромное количество энергии он тратит на эффективное достижение своей цели. То, что мы видим сегодня у Путина, — типичное психопатическое поведение. Он высокоэффективен с точки зрения того, что сам себе наметил. А поскольку он имеет дело с людьми, которые отягощены какими-то сомнениями или моралью, — он побеждает. Поэтому, когда мы ужасаемся его маниакальной запредельности… Посмотрите на историю. На Гитлера, на Ленина, на Каддафи. Любой тиран вначале несет народу только благо. А потом начинается пожирание младенцев».

  


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ











НОВИНИ ПАРТНЕРІВ