• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Восток: пограничная катастрофа и политический эгоизм

05.06.2014 13:54 Комментарии

На тактическом уровне все мероприятия проводятся. Для того, чтобы это все давало результат, нужно для начала кого-то посадить за преступную бездеятельность, которая привела в том числе и к гибели людей.

Ситуация на российско-украинской границе вызывает, мягко говоря, недоумение. Ведь именно через границу подкрепление боевикам в виде новых сил и оружия не просто просачивается, а прорывается целыми «КамАЗами». И. о. президента А. Турчинов вчера заявил о начале перекрытия восточной границы Украины. Решение правильное, вот только запоздалое, ведь с фактического момента вторжения РФ на нашу территорию прошло уже три месяца. Что стало причиной прозрачности украинских границ, когда и как удастся переломить ситуацию на Востоке страны?

Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра Разумкова:

Еще в начале 2000-х годов в Украине произошли изменения концепции охраны государственной границы. Пограничная служба стала правоохранительным органом по стандартам ЕС и НАТО. То есть была лишена оборонного компонента, за ней осталась только контрольная функция, а силовой компонент пограничной инфраструктуры снизился до 10%.

Будапештский меморандум дает только политические гарантии, но не юридические. Не гарантирует никаких мер, кроме консультаций. Мы знали об этом, но продолжали, скажем так, ослаблять сами себя. Россия готовилась к агрессии давно. Первой попыткой была ситуация с Тузлой. Вторым сигналом — Россия вышла из Договора об обычных вооруженных силах в Европе в 2007 году, получив возможность бесконтрольно перемещать и сосредотачивать свои силы. Результат этого — Грузия, 2008 год.

Буквально несколько дней назад группа экспертов и журналистов ездили на северную границу для ознакомления с состоянием пограничной службы. Пограничники сегодня могут контролировать и охранять границу, но не в состоянии ее защитить, ведь на километр границы приходится два пограничника. У пограничников, в отличие от военных, есть только два режима боевой готовности — обычный и усиленный. И только в последнее время они были укомплектованы до режима повышенной готовности. Обеспечивать защиту и оборону границ невозможно. В настоящее время для этого привлекаются вооруженные силы. Неподалеку от Чернигова стоял батальон вооруженных сил, готовый по первому зову помогать пограничникам в защите границы. Командир батальона говорит: «Пока я не получу приказа командования из Генерального штаба, я с места не сдвинусь». Вот и все взаимодействие. Вспомним прорыв «КамАЗов» через границу, когда пограничники сами защищались. В недавнем бою, длившемся почти 16 часов, кроме вертолета, никакой помощи оказано не было. Информация о прибывшем на помощь спецназе не подтверждается. Такое впечатление, что ни верхнее, ни среднее звено управления не срабатывают. Пограничники, военные готовы и могут защищать страну. Дайте команду! Команды нет.

Я не думаю, что нынешняя ситуация разрешится быстро. Не определен результат, которого нужно достичь. Почему? Потому что это ответственность. Появляется результат — появляется способ контроля за деятельностью. Слова Порошенко о том, что АТО продлится часы, а не месяцы, я считаю оговоркой. Ведь часами измеряется оперативность, а не деятельность. Срочные мероприятия и принятие решений должны измеряться даже не часами, а минутами. При всем положительном стечении обстоятельств, таких, как продолжение давления на РФ путем санкций, перекрытие границ, повышение эффективности самой АТО, консолидация политических сил внутри Украины, понадобятся месяцы для того, чтобы провести антитеррористическую операцию. В противном случае, до года и больше. Причем, даже при успешном окончании АТО ситуация перейдет, скорее всего, в замороженный режим: оставшиеся силы «растворятся», но будут готовы по мере необходимости действовать для дестабилизации ситуации. К этому нужно быть готовым. Нужно готовить сектор безопасности, который подлежит сегодня самым кардинальным реформам.

Анатолий Лопата, экс-начальник Генерального штаба ВСУ:

За все годы независимости Украины Россия не рассматривалась как возможный агрессор. Ни разу Генеральный штаб не отрабатывал соответствующие учения. Мы не были готовы к отражению агрессии со стороны РФ. Поэтому эта граница не рассматривалась как опасное направление.

Самым слабым звеном в урегулировании ситуации на Востоке страны и борьбы с терроризмом является если не отсутствие управления, то его чрезвычайно слабая характеристика. Роль Генерального штаба сведена к нулю (у него нет полномочий руководства всеми силовыми структурами нашего государства), а ведь ему следовало бы взять на себя организующую роль.

Какие действия стоило бы предпринять для урегулирования ситуации?

Н. Сунгуровский: На тактическом уровне все мероприятия проводятся. В наиболее опасных участках прорыва террористов стоит усиление. Для того, чтобы это все действовало, нужно для начала кого-то посадить за преступную бездеятельность, которая привела в том числе и к гибели людей. Ведь гибнут люди, молодые ребята. О первом прорыве диверсантов было известно за несколько дней. Подозреваю, что разведка узнала об этом из СМИ. Появились сообщения, что под Куйбышевом с российской стороны сосредоточены 800 боевиков, 20 «КамАзов» готовятся к прорыву. Готовится группа поддержки этого прорыва. То есть пограничники будут действовать в окружении на своей территории! Нельзя отрицать, что за последнее время пограничная служба была приведена в повышенный режим. Я видел этих людей. Это очень подготовленные ребята, которые рвутся в бой. Начальникам отдельных пограничных направлений дана индульгенция создавать собственные отряды специального назначения.

А. Лопата: Идет война, государство нерасторопное, оно готовится к очередным выборам. Элементарно просто: нужно перекрывать возможные пути перемещения террористов, ограничивать движение в городах, осуществлять контрольные функции днем и ночью, чтобы отсечь мирных граждан от людей, взявших оружие. Нужно знать каждый дом, квартиру, кто на сегодня не проживает по своему адресу и где находится. А ведь никто не обладает этой информацией. Видимо, мало говорим с людьми. Почему нельзя создать боеспособные отряды самообороны? Вооружить хотя бы тех, кто готов выступить на защиту своей родины. Вместо этого создаются непонятные структуры, которые пытаются перетянуть на себя роль Генерального штаба (для меня непонятно, зачем, например, создавался штаб, где верховным главнокомандующим выступает Тимошенко).

Не будет полномасштабной агрессии со стороны России?

Н. Сунгуровский: Я считаю низкой вероятность того, что на самом деле состоится полномасштабная агрессия со стороны РФ. Не по причине того, может дать Украина отпор или нет. Дело в том, что сейчас на Кавказе и в Средней Азии назревают опасные события, они находятся на грани войны. Близится возрастная смена элит, выборы, на которые готовятся сепаратисты, часть из которых выходят из Афганистана. Видя все это, Китай пытается своими экономическими методами, скажем так, «стабилизировать» ситуацию и войти туда. России нечего противопоставить Китаю кроме как военное присутствие, иначе Кремль попросту потеряет Среднюю Азию. Российские войска нужны там. Если они увязнут в Украине, то эта часть территории будет потеряна для Путина. Конечно, возможен молниеносный удар на Украину — за короткий срок танками пройти до Приднестровья, но эту территорию нужно удерживать. Необходимо военное присутствие. Вооруженных сил в России не так уж много, те, которые толкались у границ с Украиной, это, в принципе, и все.

Военное положение и политический эгоизм

Н. Сунгуровский: Невнятные попытки борьбы с террористами, активизация-затухание АТО — это, скорее, попытка выторговать преференции внутри политических сил. Интересные вещи: активные фазы АТО начинаются после активных фаз террористической операции. Это лишь реакция, а не активная борьба с террористами. Необходимо отделить боевиков от населения: первых уничтожать, а с другими вести диалог. О чем? Представители нашей политической элиты во время предвыборной кампании говорили о программах своих кандидатов. То есть народ был электоратом. А ведь априори это разделенное население по электоральным группам. Сейчас, когда консолидация политических сил особенно необходима, снова начались разговоры о парламентских выборах. Народ превращается в электорат. Эксперты много раз повторяли: прежде чем начинать предвыборные кампании, давайте объявим военное положение, решим (если не удастся, то хотя бы «заморозим») проблему. Человек, попавший на необитаемый остров, идет в лес в поисках пищи и натыкается на зверя. Что в первую очередь он будет искать: еду или все же палку? Государство должно обеспечить безопасность своих граждан.

Подготовила Оксана ШКЛЯРСКАЯ

Обсуждение состоялось на пресс-конференции «Пограничная катастрофа» в информационном агентстве «Главком»



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ