• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Право гражданина обращаться в Конституционный суд вычеркнули как неуместное

Не всегда понимая сущность права, наши судьи применяют только закон, часто нарушая при этом естественное право человека. Чтобы исправить это, необходимо предусмотреть возможность обращения гражданина в КС с индивидуальной конституционной жалобой.

Речь идет о праве человека обращаться непосредственно в Конституционный суд.

Актуально это или нет, но конституционный процесс идет. Специалисты-конституционалисты продолжают поиск оптимальной модели Основного Закона, которая удовлетворила бы самые разные слои населения. Не секрет, что во многих случаях сама по себе Конституция лишь декларирует основные права и свободы граждан, но конкретных механизмов и гарантий от нарушения не содержит. Яркий пример тому мы видели осенью-зимой прошлого года: с одной стороны, есть право граждан на мирные собрания, а с другой — судебные решения о запрете митингов, которые нарушали это право.

Конституция, действующая сегодня в Украине, тоже довольно неплоха, но, по мнению доктора юридических наук, академика НАН Украины, директора Института государства и права НАНУ Юрия Шемшученко, она «потеряла свое высокое назначение» из-за того, что ее положения ввиду чрезмерной декларативности трудно выполнить. К ним нужны нормы законов, чтобы, нарушая конституционные права и свободы отдельного гражданина или даже всех граждан в целом, государственные институты и отдельные представители власти могли нести ответственность.

Ю. Шемшученко считает, что следует усилить гарантии законности и правопорядка в стране, предусмотреть ответственность за нарушение основных прав и свобод граждан на конституционном уровне. Для этого нужно дополнить Конституцию принципом конституционной законности, закрепить принципы судоустройства и судопроизводства, включить в Основной Закон раздел «Охрана Конституции», усовершенствовать структуру и полномочия КСУ, в частности необходимо ввести институт индивидуальной жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод.

Довольно часто украинские суды при защите гражданского права своими решениями могут нарушать конституционные права, однако процедур для их восстановления не существует.

Закон о Конституционном суде предусматривает только две формы обращения в КСУ: конституционное представление относительно проверки конституционности законов/решений и конституционное обращение по разъяснению конституционных положений.

Предметом конституционного обращения в защиту нарушенного гарантированного Конституцией права, по мнению украинских конституционалистов, могут быть:

— личные права (права на жизнь, уважение достоинства, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, тайну переписки и телефонных разговоров, право на невмешательство в личную и семейную жизнь, свободный выбор места жительства, свободу мысли и слова, свободу мировоззрения и вероисповедания);

— политические права (на свободу объединения в политические партии и общественные организации, на участие в управлении государственными делами, на участие в референдумах, избирательное право, права на мирные собрания, митинги, походы и демонстрации, право на индивидуальные или коллективные письменные обращения);

— экономические, социальные и культурные права (право обладать, пользоваться и распоряжаться своей собственностью, право на предпринимательскую деятельность, не запрещенную законом, право на труд, отдых и забастовку для защиты своих экономических и социальных интересов, право на социальную защиту, на жилье, на достаточный жизненный уровень для себя и своей семьи, на здравоохранение, медицинскую помощь и медицинское страхование, на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду и на возмещение причиненного нарушением этого права ущерба, на образование, на свободу литературного, художественного, научного и технического творчества, на результаты своей интеллектуальной, творческой деятельности).

А основанием — решения должностных лиц/органов управления/местного самоуправления и судебные решения, которыми не защищено, а, следовательно, нарушено такое право.

Кто-то может усомниться в необходимости внедрения института индивидуальной конституционной жалобы, поскольку считает, что попранные права можно восстановить другим путем. Есть же у нас, например, административные суды, которые должны защищать граждан от действий власти. Но даже при самых лучших условиях (если админсуды будут профессионально, тщательно и честно выполнять свою работу) защищены будут не все права граждан, а лишь имеющие подкрепление в конкретных нормах законов. А если вышеперечисленные конституционные права гражданина нарушаются самими законами? Здесь уже административные суды бессильны, они не компетентны принимать решения касательно законов.

Как же отличить юрисдикцию административного суда и конституционного в интересующем нас контексте?

Федеральный конституционный суд Германии, например, определяет два условия для принятия индивидуальной конституционной жалобы. Во-первых, жалобщиком является человек, лично пострадавший от нарушения своих основных конституционных прав органами государственной власти. Во-вторых, конкретная конституционная жалоба имеет принципиальное значение для толкования или применения норм Конституции или решения вопроса по жалобе, необходимого для реализации гражданином (или иностранцем) одного из его основных прав.

Венецианская комиссия (Европейская комиссия за демократию через право), популяризируя институт конституционной жалобы, отмечает: конституционная жалоба является дополнительным средством правовой защиты и может быть подана после исчерпания основных средств защиты, а предметом обжалования может быть закон, акт органа управления, судебное решение, бездействие органов власти. Жалоба может быть подана любым лицом, считающим себя потерпевшим вследствие нарушения его основных прав и свобод.

Институт индивидуальной конституционной жалобы существует в разных странах: в Австрии, Швейцарии, Венгрии, Бельгии, Германии, Испании, Словении, Бразилии, Тайване и т. д. Его ввели также и некоторые страны бывшего СССР, в частности Грузия, РФ, Казахстан.

В разных странах КС рассматривают достаточно разные по своему содержанию жалобы граждан. В большинстве стран по обращению гражданина могут быть рассмотрены и обжалованы законы или отдельные их нормы, нарушающие, по мнению гражданина, его конституционные права. В некоторых странах с индивидуальной жалобой можно обращаться, обжалуя не только законы, но и другие нормативные акты или даже индивидуальные административные акты и судебные решения. Какого-то четкого стандарта в отношении института индивидуальной конституционной жалобы не существует — каждая страна решает этот вопрос по-своему.

Судья Конституционного суда Сергей Вдовиченко отмечает о Законе Украины «О Конституционном суде»: «Наш закон на самом деле ничем не отличается от подобных европейских законов. Его писали на основе аналогичного немецкого закона. Однако норму о конституционной жалобе депутаты из него убрали, к сожалению. Они недоумевали, как это так: простой гражданин может обращаться в КС, и они это положение просто вычеркнули как неуместное».

Так что Конституционный суд Украины не рассматривал и не рассматривает жалобы обычных граждан о нарушении их прав и свобод, однако время от времени рассматривает их обращения, в которых граждане просят объяснить, как правильно понимать ту или иную норму права. С 1997 по 2008 год КС рассмотрел 93 обращения украинских граждан, предметом которых было толкование Конституции и законов Украины.

Показательно конституционное обращение Сергея Ярового и группы граждан об официальном толковании положений Закона Украины «О приватизации государственного жилищного фонда» (дело о правах совладельцев на вспомогательные помещения многоквартирных домов). Это обращение попало в КС благодаря 60 народным депутатам, которые к нему присоединились. Теперь всем жителям Украины известно наверняка, что чердаки, подвалы, колясочные и другие вспомогательные помещения многоквартирных домов принадлежат не ЖЭКам или государству, а являются их совместной собственностью. Правда, к тому времени, как КС вынес свое решение в 2004 году, все привлекательные помещения уже были кем-то выкуплены у государства. Да и механизм владения и пользования совместной собственностью на самом деле не такой уж простой...

Очевидно, что решения КС по всем этим считанным делам имеют большое значение для судебной системы, поскольку расставляют точки над «i», толкуя нормы законов и ликвидируя неодинаковое применение норм права различными судами.

Ярым сторонником внедрения института индивидуальной конституционной жалобы выступает доктор юридических наук, член-корреспондент Национальной академии правовых наук Украины (НАПрНУ) Станислав Шевчук — судья КСУ, экс-судья Европейского суда по правам человека. Он считает, что Конституционный суд за все время своего существования слишком много концентрировался на треугольнике власти, на распределении полномочий. Постепенно этот треугольник власти превратился в Бермудский треугольник, где пропадают и энергия, и человек. По мнению С. Шевчука, из этого есть выход: нужно обратить внимание на огромный потенциал Конституции. Ведь разделы 1 и 2 Конституции практически не вовлечены в судебный процесс. У нас фундаментальные права и свободы не защищены судебной властью. Так уж исторически сложилось: мы родом из Советского Союза, где не было никакой защиты конституционных прав и свобод, а несогласные становились так называемыми узниками совести в лагерях и психбольницах. Ссылаться на исторические корни этой проблемы стало уже привычным делом, так можно снять с тебя часть ответственности за нынешний правовой беспорядок с защитой фундаментальных прав человека.

С. Шевчук убежден, что такая печальная ситуация сложилась не столько в силу исторических причин, сколько из-за того, что у нас идеи Кельзена (Ганс Кельзен — австрийский ученый-конституционалист. — Ред.), как говорится, живут и побеждают. В отличие от современной естественно-правовой модели права, немного устаревшая кельзенская модель предполагает: есть свобода, но она не имеет самостоятельного юридического значения, надо принять закон, который урегулирует все аспекты свободы. Только тогда можно будет обратиться в суд, который будет руководствоваться этим законом для конституционной защиты. После чего Конституционный суд признает неконституционными нормы и положения законов. До Второй мировой войны европейские конституционные суды именно это и делали. Но уже во второй половине XX века произошли качественные изменения в судебной системе в части защиты прав человека.

«То, что делает сейчас наш КС, — это начало XX века. Сейчас же совсем другой подход к правам и свободам человека, он отражен в ст. 8 нашей Конституции. Это и есть верховенство права», — говорит С. Шевчук.

Впрочем, нельзя сказать, что наш КС совсем не защищает права человека. Он их защищает, но по мере своего назначения. Например, он признал неконституционной ч. 1 ст. 69 УК Украины, в которой говорится о невозможности назначения лицам, совершившим преступления небольшой тяжести, более мягкого наказания, чем предусмотрено законом.

Этот подход нужно развивать, но не только путем формального нормоконтроля, но и через институт индивидуальной конституционной жалобы. Конституция нам нужна в качестве гарантии прав и свобод, защищаемых судами, в том числе и КС. В ст. 8 Основного Закона, огромный потенциал которой до сих пор не раскрыт, записано, что Конституция — это норма прямого действия, а непосредственное обращение в суд гарантируется с целью защиты прав и свобод.

В Украине идет медленный отход от кельзенской нормативистской модели, трансформация ее в естественно-правовую. Это естественно-правовое направление Украина открыла для себя, приняв Конституцию 1996 года.

Чтобы наглядно объяснить, что такое естественное право, Станислав Владимирович ссылается на дело «Букта и другие против Венгрии» из практики Европейского суда по правам человека.

Справка

Дело «Букта и другие против Венгрии» из практики ЕСПЧ. В Венгрии есть закон о свободе мирных собраний. Венгерские митингующие вышли выразить свой протест премьер-министру Румынии под гостиницу «Кемпински», где он остановился. А там надо было сообщить о мероприятии за три дня. Но люди заранее не знали, где остановится этот чиновник, в то же время им нужно было срочно выразить свое возмущение, поэтому они вышли, нарушая закон. Полиция их оттеснила, а суд вынес решение о нарушении закона.

Тем не менее, Европейский суд по правам человека признал, что венгерским судом было нарушено органическое право людей, имеющих право заявить о своей позиции, если, конечно, их возмущение не выливается в обстрел и погромы. В этом и состоит сущность современного права и правоприменения. Правоохранительные органы действовали по закону, но было нарушено органическое право людей.

И наши суды зачастую применяют только закон, нарушая при этом естественное право человека. Чтобы исправить это, необходимо предусмотреть возможность лица обратиться в КС с индивидуальной конституционной жалобой.

Известный английский юрист-международник, один из авторов концепции прав человека, который, кстати, родился на Львовщине, Герш Лаутерпахт, писал, что человек из объекта международного сочувствия превратился в субъект международного права, имея в виду факт создания Европейского суда по правам человека. «Почему бы человеку, который является объектом нашего государственного сочувствия, не предоставить возможность обращения в КС с личной конституционной жалобой? Мы достигли бы колоссального эффекта. Кроме того, что зафиксировали бы природу органического права, мы бы приблизили КС к общественности», — говорит С. Шевчук.

В Украине есть как сторонники, так и противники идеи индивидуальной конституционной жалобы. Интересно, что вторые предъявляют первым тот факт, что за внедрение института индивидуальной конституционной жалобы неоднократно выступал одиозный юрист режима Януковича — Андрей Портнов. Но тот же Портнов был также одним из авторов нового Уголовного процессуального кодекса. К этому кодексу, конечно, есть масса вопросов, но никто не призывает отменить его только исходя из того, кто приложил к нему руку.

Однозначно можно утверждать: чем больше у нас появится возможностей для обжалования действий власти (от законотворчества до судебных решений), чем больше мы будем иметь рычагов влияния на власть, тем скорее построим действительно демократическое гражданское общество.


 

Эта публикация была подготовлена при поддержке американского народа, предоставленной черезАгентство США по международному развитию (USAID)в рамках проекта «Справедливое правосудие». Взгляды авторов и отдельные мнения, высказанные в материале, не обязательно отражают взгляды Агентства США по международному развитию или правительства Соединенных Штатов Америки.

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...