• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Беженцы бывают разные

Лучшего прикрытия для явных и законсервированных агентов влияния, чем образ «несчастного беженца», не найти. Поэтому перемещенные лица не должны растворяться в обществе, а должны быть под надзором, доброжелательным, деликатным, аккуратным, но бдительным.

На днях меня крайне ошеломила новость о том, что так называемые «беженцы» с Востока Украины на Шацких озерах жестоко избили известного украинского писателя Владимира Лиса. Немолодого уже мужчину били кастетом на его родной Волыни за того, что он сделал замечание группе русскоязычных мужчин 30–35 лет. Писатель не выдержал, когда услышал, что гости Волыни, высмеивая участников патриотического мероприятия «Згоранська ватра», проходившего в Шацком национальном парке 26–27 июля, заявили, что тех, видимо, кормили человеческим мясом, потому что ничего другого, мол, они не едят. Кстати, с места преступления мужчины уехали на авто с донецкими номерами.

Этот жуткий факт обнародовала 31 июля на сессии Волынского облсовета депутат Валентина Блинова. Она сказала, что случаи откровенно антиукраинского, агрессивного поведения «беженцев» с Востока Украины, которых приютили на Шацких озерах, увы, не редкость. В. Блинова привела слова одного из них: «Надо будет Путину сказать, как здесь красиво, пусть и сюда приедет».

За неделю до этого общественный активист Александр Проценко из Черкасс сообщил о столкновении, происшедшем между агрессивными нетрезвыми «беженцами» и... группой местных детей на центральном пляже города, где проходили детские тренировки по гребле: «Мужчины разложили свои вещи на нашей лодке и мешали проводить тренировки. После проведения обрядовой части — поздравления, молитвы и песни, мужчины налетели на нашу группу с криками: «Что вы учите молиться! Секту развели какую-то с вашим богом!» На что наш воспитанник Иван заметил: «Зато вашим богом от вас несет издалека!» Мужчины были в шоке от замечания ребенка, но не сдавались: «Ну ничего, Россия уже близко! Она вам чубы повыстригает!»»

Александр пишет на своей странице в Facebook: «Следует отметить, что мнения насчет переселенцев разделились. Часть жителей города считает, что соотечественникам нужно всячески помогать и обеспечить им достойный уровень жизни. Другая часть придерживается мнения, что переселенцы — «тикающая бомба», несущая в себе нестабильность в регионе и представляющая опасность. Ведь именно местные жители региона, где проходит АТО, блокировали солдат ВСУ на начальных этапах операции, в то время, когда террористы готовили захват зданий и атаки. Следовательно, и кровь наших солдат на руках переселенцев».

Еще в начале АТО читала в FB сообщение девушки из Львова, разместившей в своей квартире компанию донецких «беженцев». Хотя люди, судя по их одежде и гаджетам, были явно не бедные, они охотно воспользовались возможностью жить и столоваться «на шару». Однажды хозяйка квартиры пришла с очередными сумками еды, а гостей дома не было. На столе стоял открытый ноутбук, а там — переписка гостя с каким-то приятелем из Донецка. Предчувствую, что сейчас кто-то очень интеллигентный скажет, что читать чужие сообщения невежливо, однако, я считаю, бывают исключительные обстоятельства. Девушка была у себя дома, и, думаю, имела полное право узнать кое-что о своих гостях. Один из мужчин, которому она предоставила жилье и еду, которого водила по своему родному городу, показывая памятники культуры, называл ее в разговоре со своим приятелем сучкой и лохушкой. Он расписывал, какой красивый Львов, какая классная и уютная квартира, в которой он сейчас живет. Писал, что было бы хорошо, если бы «сюда пришли наши и поубивали бы эту мразь бандеровскую», он бы тогда забрал себе квартиру, которая ему так понравилась. Вечером девушка с группой поддержки пришла к своим бесплатным квартирантов, высказала им все, что думает, и выселила. Вполне вероятно, что на этом эпизоде ее рейтинг в их глазах поднялся. Правда, когда они начали ныть, что денег у них нет и им некуда идти, она позаботилась о том, чтобы они не остались без крова, нашла им приют в каком-то санатории, купила билеты на маршрутку и отправила с глаз долой. Пожалуй, этот последний благородный жест дал им право вновь презирать ее как «слабачку и лохушку».

Киевлянин Игорь Козиянчук рассказал о своем знакомом, который приютил у себя в двухкомнатной квартире каких-то очень дальних родственников из зоны АТО, всего две семьи — 15 человек. Муж работает охранником, получает очень скромную зарплату — 2500 грн. Родственники приехали, поселились в его квартире и сразу начали материть и ругать Украину и «киевскую хунту». Терпел и кормил их два дня. На третий они сами пошли за продуктами: принесли ящик водки и 20 двухлитровых упаковок пива. Сказали: «А закуска — с тебя». «Не выдержал — выгнал. Теперь живут у кого-то другого», — пишет Игорь.

На днях днепропетровчанин Влад Старовойтов оставил в FB такой пост, который привожу полностью:

Пожилая женщина разрыдалась под кабинетом врача. «Она из Донецка», — шепотом проникновенно сообщила знающая тетка. Повернулись все. Зависла неловкая тишина. Женщина, рыдающая под пристальными сочувствующими взглядами, — зрелище не для слабонервных. Кто-то всхлипнул.

Медсестра предложила воды, кто-то поинтересовался самочувствием, некий дедуля подсел со словами утешения: «Все будет хорошо, наши обязательно прогонят бандитов!» И тут происходит нечто. Плач прекращается, голова поднимается, глаза сверкнули. И несчастная переселенка выдает: «Что?! Да что вы тут вообще понимаете?! Мне только что позвонили! Вам врут! Ночью танки с белыми полосками ездили и всех расстреливали! Белые полоски — это Нацгвардия! Фашисты! Я точно знаю! А наши поставили «Грады» и будут защищать!»

На этой фразе Днепр меня удивил еще больше: если кто-то думает, что разгорелся спор — спешу разочаровать. Интерес к женщине у окружающих просто куда-то мгновенно пропал. И из слушателей с этого момента остался только я: интересно же — чем забита голова настоящей переселенки.

«Вот посмотрите сами в интернете! Не верьте вашему телевизору! Нормальный российский отключили! Бандеровцы по интернету сказали, рыжий такой фашист, что у них задание — расстрелять 1,5 млн дончан! А потом вылезла Тимошенко и сказала, что Донбасс нужно поставить на колени и оградить колючей проволокой! А по Громадскому сказали, что Ярош уже в Донецкой области! Фашисты! Бендеровцы!»

Ее взгляд падает на мою футболку (на футболке — трезуб. — Авт.).

«Так, за мной приехал внук, мне пора. Мне все ясно. Вас дурят! А наши поставили «Грады»! Не верьте хунте!»

Немая сцена из «Ревизора» была просто ничтожна, скажу я вам. Спасибо, Днепр.

Не понимаю — как можно приехать сюда жить, видеть не по телевизору спокойствие и нормальную жизнь под флагами «хунты», весь этот патриотичный всплеск некогда ватного города, и считать, что все с ума сошли, а тебя одну преследуют Ярош, фашисты и две белые полоски Нацгвардии? Вообще — как можно жить с таким количеством бреда в голове?.. И сколько нужно психологов для реабилитации такого количества тяжелодушевнобольных жертв Киселевской пропаганды и деятельности КПУ&ПР?

* * *

В одном из видеосюжетов телекомпании Zik говорилось о семье из Северодонецка. Их поселили в селе Солонка Львовской области. Предоставили комнату, правда на втором этаже автомастерской (может, и не фешенебельный отель, но в такой ситуации будешь рад чему угодно); и мужчину, и женщину устроили на работу, а ребенку без очереди дали место в детском саду. Женщина, Марина Р., осталась недовольна жилищными условиями и пошла к председателю сельсовета требовать заселения в один из пустых домов. Ей было отказано. Вот тут и началось. Она орала на все село, завалила все возможные инстанции жалобами, в которых ультиматумами требовала немедленно предоставить ей приличное жилье или отказать в письменной форме, чтобы она с этим отказом обратилась... к российским СМИ.

Волонтер из Запорожья Денис Бондарь оставил комментарий под этим видеосюжетом о переселенцах с Востока. Он рассказал о беженцах, которых заселили в пансионаты на Хортице и Большом Луге. По словам Дениса, они недовольны волонтерской помощью — выбрасывают вещи, которые волонтеры собирают для них. Женщины отказываются помогать персоналу пансионатов, хоть что-то сделать для себя же, даже почистить картошку на кухне. «Все их вечно не устраивает. Мужики отказываются идти работать за 2000 грн — им мало! Лучше поваляться в пансионате на кровати и поскулить, что кормят плохо», — пишет Денис.

Нытье, откровенное безделье и желание жить за чужой счет — это полбеды. Беда — это неприкрытая агрессия со стороны переселенцев, криминальное поведение — драки, кражи, грабежи. Для многих добрых людей, которые в свое время помогали переселенцам из оккупированного Крыма, такое откровенно наглое поведение новой волны «беженцев» — что-то новое и невероятное.

Удивительно, почему люди, ненавидящие Украину и убегающие от «злобных и безжалостных укропов, которые трехлетних мальчиков распинают и жрут человеческое мясо», бегут не в свою любимую священную Россию, которой просто бредят, а в самое средоточие зла — Львов. Наверное, потому, что в России их никто не ждет, а тут им все помогают — и люди, и государство. Впрочем, оценить такую щедрость, увы, способны далеко не все. Доброта и щедрость — это, по мнению некоторых, глупость и «лоховство», за которое нужно «наказывать», это проявление слабости, которую на Востоке не приветствуют.

23 июля в Днепропетровске был задержан 38-летний житель Донецкой области, который поджег крест на просп. Кирова, 1, установленный на месте будущего монумента Небесной Сотне. Вандализм с привкусом ненависти к украинским героям, совершенный слабоумным люмпеном, квалифицировали как хулиганство. А как квалифицировать взрывы в Одессе или обстрел Харьковского военкомата и Харьковского бронетанкового завода? Мы ежедневно слышим о таких вещах. Агрессия приобретает конкретные черты, и это уже не просто хулиганство, а акты диверсии и терроризм, как бы нам ни было горько и страшно это осознавать.

Но, истины ради, нельзя обойти и другие примеры. В том же видеосюжете Zik показали семью, которая так же, как и семья Марины Р., поселилась на Львовщине — седой, немолодой уже мужчина Тарас Носарь, его молоденькая жена Марина Дидух и двое их маленьких детишек, один из которых новорожденный. На Донбассе господина Носаря за проукраинскую позицию преследовали ДНРовцы, дважды похищали, держали в плену. До сих пор на телефон присылают смски с угрозами. До Львовщины семья добиралась пять дней. Тарас Всеволодович устроился на работу в соседнем селе — ездит туда на велосипеде. Квартируют у бабушки Анели, которая их пустила, увидев, что они «приличные люди». Когда бежали с Востока, глава семьи взял с собой палатку. Решил, что в случае чего, поселятся в палатке. Лишь бы подальше от Донбасса, где есть угроза жизни.

Кстати, я нашла сведения о Тарасе Носаре в интернете — он художник и преподаватель, член Национального союза художников Украины.

Моя знакомая Вера — пожилая женщина из Богуслава приютила семью из Луганска. Когда мы услышали о ее намерении, скажу честно, начали отговаривать, слишком уж много было негативных примеров. Вера была непоколебима, раз уже пообещала, то все. Нас немного успокаивал тот факт, что это семья верующих-протестантов, по крайней мере, они не будут пить. По телефону договаривались о двух переселенцах, впоследствии оказалось, что надо принять троих. В конце концов приехало пятеро, в том числе и мужчина. Это неприятно удивило, но впоследствии оказалось, что это был единственный неприятный сюрприз. Сначала переселенцы были очень напуганы, потом немного оправились. Говорят, что им очень понравилась Богуславщина: «У вас так хорошо, тихо, спокойно. Люди приветливые, вежливые. Не то, что у нас — сплошные маты и пьянка. Мы уже забыли, что бывают вежливые слова: спасибо, пожалуйста. Даже не знали, что так хорошо может быть». Глава семьи сразу же начал искать работу, и нашел. А в выходные взялся помогать хозяйке с ремонтом дома, мол, надо же хоть как-то отблагодарить. Говорят, что на Луганщину не вернутся, даже если там закончится война. Будут устраиваться на новом месте, мечтают купить себе какой-то домик...

Психолог Олег Покальчук рекомендует:

Не надо выделять этих людей в какую-то особую категорию. Как только вы с придыханием начинаете говорить: «беженцы», все — вы попадаете в положение человека, который всю жизнь им что-то должен. Относитесь к ним, как к обычным людям, которые переехали. Согласно международному праву, они не беженцы, они внутренне перемещенные лица. Это принципиально. Как только вы начинаете над ними причитать, вы попали: многие из них моментально улавливают сценарий драматизма, при котором их самооценка повышается, а вы становитесь теми, кто эту самооценку повышает, заметьте, за свой счет. А потом удивляетесь, почему они начинают странно себя вести.

Поддержка, оказываемая людьми, не должна превышать государственную, потому что это создает для переселенцев возможность сказать: «Действительно, вы люди неплохие, но государство ваше все равно — дерьмо». Государственный уровень поддержки должен быть унифицирован. Волонтерские активности должны быть синхронизированы между собой и находиться в балансе с государственной активностью.

В ситуации с перемещенными лицами ключевая драматическая для нашей ментальности связка — женщины и дети. Им действительно сложно устроиться. А почему здоровые молодые мужчины  должны сидеть на шее у общества? Не хочешь устраиваться на работу — иди в армию.

Вспомним конец Второй мировой войны. Гитлер, когда понял, что проигрывает, организовал сеть военной агентуры под кодовым названием «Паук», чьим заданием была дестабилизация ситуации, теракты, диверсии. То же происходит и сейчас. А лучшего прикрытия для явных и законсервированных агентов влияния, чем образ «несчастного беженца», не найти. Это идеальный вариант. Поэтому эти перемещенные лица не должны растворяться в обществе, они должны быть под пристальным наблюдением. Я не имею в виду, что их надо посадить за решетку. Надзор может быть вполне дружелюбным, деликатным, аккуратным, но бдительным. Они должны осознавать, что к ним приковано внимание — и общественности, и государства. Причем государства — в первую очередь. Это государственное внимание должно носить демонстративный характер. Эти люди в своем большинстве понимают и уважают силу. В этом случае сила не является эквивалентом насилия, сила — это демонстрация потенциальных возможностей.

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Статьи по теме: беженцы, Луганск, Донецк, АТО
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...