• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

«Безнадзорная» законность

Без надзора бывают не только дети. Верховная Рада Украины 14 октября этого года приняла во втором чтении и в целом новую редакцию Закона Украины «О прокуратуре», которым отменяется надзор за законностью как таковой

Этот «революционный» шаг был сделан в угоду конъюнктуре, под улюлюканье толпы, благодаря героическим усилиям всеукраинских люстраторов — Егора Соболева и Ко.

Собственно говоря, не совсем понятно, зачем оно этим революционным хунвейбинам, ведь они понимают в вопросе реформирования прокуратуры не больше, чем заяц в геометрии. Я не удивлюсь, если выяснится, что Егор Соболев даже не был осведомлен о том, чей законопроект он героически протолкнул через Верховную Раду вопреки здравому смыслу и замечаниям Главного юридического управления. Но страна должна знать имя своего героя.

В учетной карточке на сайте Верховной Рады автором законопроекта №3541 от 5 ноября 2013 года указан не кто иной, как В. Ф. Янукович. Для тех, кто подзабыл, рядом примечание — президент Украины.

То есть Виктор Янукович, названный в документах президентом Украины, внес в парламент законопроект, который протолкнул тот самый Егор Соболев, требующий люстрации каждого, кто занимал самую ничтожную должность во времена правления четвертого президента Украины.

После этого «праздника» законотворчества в приличном обществе надо или отправлять автору законопроекта в Ростов-на-Дону искренние поздравления, или объяснять обществу, каким образом творение Януковича (конечно, автор не он, а его главный юридический советник Андрей Портнов) было представлено общественности как еще одна «победа». Потому что вопросов к законопроекту №3541 слишком много.

Начнем с того, что люстраторы назвали среди «достижений»: якобы согласно этой прокурорской реформе отменен так называемый общий надзор. В этом тезисе сразу несколько ошибок.

Во-первых, никакого общего надзора в Украине уже давным-давно не существует. Такое явление было во время действия Конституции УССР и называлось «высшим надзором» за точным и единообразным исполнением законов на территории Украинской ССР (ст. 162 Конституции УССР 1978 года).

Согласно практике того времени, надзор также осуществлялся над судами и судебными решениями. С принятием 28 июня 1996 года Конституции Украины в п. 9 Переходных положений было записано, что прокуратура продолжает выполнять в соответствии с действующими законами функцию надзора за соблюдением и применением законов — «...до введения в действие законов, регулирующих деятельность государственных органов по контролю за соблюдением законов». То есть временно.

Именно поэтому положения ст. 121 Конституции Украины в редакции 1996 года (регулирующие функции прокуратуры) предусматривали только четыре сферы деятельности:

1) поддержание государственного обвинения в суде;

2) представительство интересов гражданина или государства в суде в случаях, определенных законом;

3) надзор за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие;

4) надзор за соблюдением законов при исполнении судебных решений по уголовным делам, а также при применении других мер принудительного характера, связанных с ограничением личной свободы граждан.

Как видим, ни намека на какой-то там общий надзор.

Конституционная реформа 2004 года добавила к этому пятый пункт — надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами.

Еще раз — речь не идет об общем надзоре. На прокуратуру возложена обязанность надзора за соблюдением прав и свобод граждан.

Кстати, в результате не совсем понятных метаморфоз с действием первой и последующей редакции Основного Закона в конечном итоге этот надзор восстановил «революционный» парламент своим законом №742-VII от 21 февраля 2014 года.

Вторая ошибка заключается в том, что, конечно, никто положения об указанном надзоре не отменял, потому что оно прямо предусмотрено действующей Конституцией.

Просто законопроект №3541 создал опасную и непонятную коллизию: с одной стороны, ст. 2 этого проекта предусматривает только четыре функции прокуратуры — ровно так, как это прописано в ст. 121 Основного Закона в редакции 1996 года. В этом и нет ничего странного, поскольку автор этого проекта Виктор Янукович подстроил законопроект под Конституцию, действовавшую в последние годы его правления. Но после 21 февраля этого года, после побега автора, кто-то должен был объяснить господам в Администрации президента, что этот устаревший на тот момент проект уже не соответствует Конституции и его нужно переписывать.

О прямой неконституционности законопроекта №3541 ярко свидетельствует заключение Главного юридического управления Верховной Рады от 10 октября 2014 года. Хотя кого это волнует...

Впрочем, данный проект создал более изящную коллизию, потому что, с одной стороны, положения ст. 2 не предусматривают осуществления надзорных функций, закрепленных в п. 5 ч. 1 ст. 121 Конституции, но, с другой, и не запрещают. Согласно ч. 3 ст. 2 этого проекта, на прокуратуру не могут возлагаться функции, не предусмотренные Конституцией Украины.

Прекрасно! Никто же не возражает, ведь надзор как раз предусмотрен этим пятым пунктом части первой статьи 121 Конституции.

Поэтому благодаря этой «реформе» возникла непонятная ситуация, когда прокуратура должна следить за соблюдением прав и свобод человека и гражданина и соответствующих законов со стороны всех органов власти и их должностных и служебных лиц (как предписывает Основной Закон), но, с другой стороны, новым законом «О прокуратуре» это не предусмотрено. И как в таком случае должен поступить прокурор? Ответа не знает никто.

Юридическая общественность не вполне понимает цель этого искусственного хаоса, создаваемого неуместным реформированием предмета ведения прокуратуры. Например, Януковичу это требовалось ради «галочки», чтобы засвидетельствовать его так называемые «европейские» устремления.

Олигархам и крупным корпорациям надзор за законностью в государстве не нужен по очевидным причинам: все свои приобретения они защищают с помощью многотысячных частных охранных структур-армий и благодаря командам лучших юристов, а также деньгам, идущим на подкуп судей, прокуроров, налоговиков... Происходящее за воротами завода, комбината или банка — какой-то там народ, общество, старики, женщины и дети — их совсем не беспокоит. Как говорят в этих кругах: «Это не наши вопросы — это ваши вопросы».

Именно так, под предлогом «похода в Европу», в Украине в последние годы осуществлялась, прежде всего благодаря главному юридическому советнику Януковича — Андрею Портнову, политика построения никчемного, недееспособного государства, в котором нет места простому человеку.

Против чего выступают и за что борются некоторые активисты «Большой люстрации»? Разве они против соблюдения прав и свобод человека? Почему тогда они возражают против надзора за соблюдением прав и свобод человека прокуратурой? Предположим, что им не нравится прокуратура как явление, кадровый состав, текущая практика злоупотреблений и т. д. Такая позиция абсолютно ошибочна, потому что тогда из-за контрабанды можно требовать уничтожения таможенных органов. Можно дойти до абсурда и требовать ликвидации всех государственных учреждений, потому что везде коррупция и плохая работа...

Если не прокуратура, то кто тогда будет присматривать за соблюдением прав человека? Может, Amnesty International из-за рубежа? Или какая-то неправительственная общественная организация? Или сознательные активисты скинутся и за свой счет и наймут искусного адвоката и будут защищать интересы общества в суде в порядке искового производства?

Наша уникальная по степени неконкретности и непонятности Конституция в положениях ст. 3 определяет следующее: права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства.

После принятия законопроекта №3541 содержание ст. 3 Основного Закона будет выглядеть как издевательство, потому что государство прямо отказывается от надзора за законностью в стране, от соблюдения и предотвращения нарушений прав и свобод граждан, которые якобы являются его наивысшим приоритетом и направлением.

Государство отвечает? Подскажите, кто конкретно? Суд — нет. Суд — не надзорная инстанция. Прокуратура — уже нет. Милиция? СБУ? Армия? Да никто.

Есть большая категория дел, где без участия прокурора даже суд не может процессуальным образом защитить права широкого неопределенного круга лиц. Например, местный совет отдал за бесценок гектары земли. Гражданин не имеет права подать иск в интересах общины, у нас так составлен процессуальный закон, что каждый защищает свое личное право. Нарушенное право сообщества, общины, народа в целом либо de facto защищает прокурор «в интересах государства» (которое зачастую толкуется шире, как интересы общества), либо никто.

Нарушенные трудовые, пенсионные, избирательные права граждан, законодательство об образовании, медицине, пожарной безопасности, строительстве, экологии и т. д. — все это было предметом надзора прокуратуры. В случае, если законопроект №3541 вступит в силу, это больше никого не будет беспокоить.

Что делать рядовому гражданину? Раньше временами срабатывало слегка припугнуть обидчиков перспективой вмешательства прокуратуры. Теперь нет: все обращения и жалобы граждан, в которых нет коррупционной «пользы» для прокуратуры, будут сразу направляться в мусорник.

Все доводы о предотвращении таким образом неправомерного влияния органов на хозяйствующие субъекты не стоят бумаги, на которой печатали законопроект №3541, потому что для этого лазейки как раз оставили. В частности, работает положение ст. 23 нового закона, где прокурор, при осуществлении представительства в суде, получил право на совершение процессуальных и других (то есть, не процессуальных — ?) действий с целью защиты прав и интересов государства или гражданина.

О чем идет речь? Согласно ч. 4 ст. 23 нового закона, с целью установления наличия (или отсутствия?) оснований представительства интересов государства в суде прокурор имеет право получать копии документов, информацию, материалы и даже объяснения от органов государственной власти, местного самоуправления, государственных и коммунальных предприятий, учреждений и организаций и т. п. по поводу реального или возможного (!) нарушения прав и интересов государства или гражданина.

Следующая, пятая, часть этой же ст. 23 уже позволяет в порядке досудебного урегулирования реальных или возможных (!) нарушений направлять с разрешения суда обращение с требованиями ко всем органам государственной власти, органам местного самоуправления, воинским частям, субъектам государственного и коммунального секторов экономики (!), органам Пенсионного фонда и фондов общеобязательного государственного социального страхования.

Согласно ст. 25, письменные указания прокурора являются обязательными для всех органов оперативно-розыскной деятельности, дознания и досудебного следствия и подлежат немедленному исполнению.

Ч. 2 ст. 25 наделяет прокуратуру непредусмотренными в Конституции руководящими полномочиями, а именно: прокуратура координирует деятельность правоохранительных органов соответствующего уровня в сфере противодействия преступности. Координационные полномочия прокуроры осуществляют путем проведения совместных совещаний, создания межведомственных рабочих групп, а также проведения согласованных мероприятий, осуществления аналитической деятельности.

Итак, прокуратура, в случае необходимости, может, по сути, управлять косвенно всеми остальными контролирующими и правоохранительными органами, их руками устраивать расправу над кем угодно (конечно, расследуя возможные нарушения прав человека или государства) и не нести никакой ответственности.

Кстати, новым законом «О прокуратуре» вообще не предусмотрено рассмотрение жалоб и обращений граждан (что является прямым нарушением требований ст. 40 Конституции) и личный прием граждан. То есть, прокуратура становится вещью в себе, куда ни прийти, ни обратиться.

Откуда прокурор будет узнавать о тех вероятных нарушениях прав и свобод, которые он должен предотвращать, — вопрос риторический.

Вырисовывается не слишком привлекательная картина: народ и власть идут врозь. У нас воюют добровольческие батальоны, которые кормятся и обеспечиваются волонтерами, надзор за законностью становится частным делом. Где и зачем тогда в этой схеме государство?

Если труженику, селянину, рабочему, воину некуда обратиться с жалобой за защитой своего права, когда права человека и законность не интересуют государство, тогда каждый оказывается перед выбором: смириться со злом или, по обычаю предков, стать на защиту своих интересов непосредственно, без лишней бумажной волокиты. Во что это превратится — даже трудно представить.


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ