понедельник, 27 марта 2017

Racurs.ua

Старые методы реабилитации лишь ухудшают состояние бойцов

Военнослужащие возвращаются из зоны АТО не только с физическими, но и психическими травмами, зачастую более серьезными, чем ранения

В последнее время много говорится о несовершенстве украинского законодательства в области охраны здоровья военнослужащих. Эффективность и недостатки любых законов обнаруживаются только в практическом применении, поэтому неудивительно, что военные события в Украине постоянно ставят на повестку дня новые законодательные вызовы и проблемы.

Госпитализация на службе

На прошлой неделе, 17 февраля, на сайте Уполномоченного Верховной Рады по правам человека появился краткий отчет по результатам мониторингового визита в Центр психологической реабилитации и лечения для участников АТО, работающий на базе Черниговской областной психоневрологической больницы. В своих выводах представители омбудсмена заявили, что на законодательном уровне не прописаны вопросы госпитализации, лечения и выписки военнослужащих, нуждающихся в психологической помощи.

У омбудсмена напомнили, что Устав внутренней службы Вооруженных сил Украины (п. 260) обязывает военнослужащих в случае лечения вне расположения части иметь при себе направление, подписанное командиром воинской части. Блюстители прав человека сделали устрашающие выводы: «Но на практике встречаются случаи, когда военнослужащие обращаются в Центр без соответствующих направлений. Соответственно, в военной части нет информации о правовых основаниях отсутствия военнослужащего в расположении, что может вызвать обращение командира в военную прокуратуру об открытии уголовного производства по ст. 407 Уголовного кодекса Украины (самовольное оставление воинской части или места службы)».

Один из авторов отчета, региональный координатор по связям с общественностью Уполномоченного по правам человека в Черниговской области Алла Лепеха в комментарии «Ракурсу» уточнила, что о конкретных случаях, когда командир обращался бы в прокуратуру в поисках своего больного подчиненного, ей неизвестно: «Как нам объясняли пациенты и врачи в этом центре, проблемы с направлениями возникают из-за территориального несоответствия, когда руководство военного находится, например, в Белой Церкви, а больница в Чернигове». Из детального отчета по результатам мониторинга Центра психологической реабилитации и лечения для участников АТО можно узнать, что госпитализация проводилась по направлению военного госпиталя, воинских частей, врачей-психиатров районов Черниговской области, психоневрологического и наркологического диспансеров. Кроме того, информация о госпитализации военнослужащих предоставляется в военную комендатуру. Как видно, оснований для розыска своего госпитализированного подчиненного у командира части быть не должно.

Во Львовской областной психиатрической больнице нам объяснили, как происходит процесс госпитализации на практике. «Большинство пациентов к нам попадает по направлениям военных психиатров. Сами по себе обращаются единицы. Как правило, это когда в остром состоянии человека привозит скорая. В таких случаях мы все равно потом информируем военных психиатров в госпиталях, воинскую часть и военкоматы, если военнослужащий находился в отпуске», — рассказал заместитель главного врача Львовской областной клинической психбольницы Андрей Маланчук. По его словам, в военных госпиталях нет отдельных психиатрических отделений, хотя они были. «Их ликвидировали, потому что не было в них необходимости. Сейчас их собираются восстанавливать, а пока военных, имеющих психические расстройства, отправляют к нам», — говорит он.

Алкоголизация на службе

Отчет о посещении специализированного центра психологической реабилитации участников АТО в Чернигове позволяет понять, от каких недугов страдают бойцы, получившие опыт войны. Среди диагнозов, по поводу которых обращались участники АТО (всего таких пациентов было 146), преобладает посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — 86 бойцов. Неврозы и острые психотические расстройства составляют в общей массе очень маленький процент, а вот вторая по величине группа пациентов (39) — те, кто имел психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкоголя и синдром зависимости. Пациентами центра становятся не только участники АТО, но и мобилизованные (за все время существования центра их было даже больше). В случае с пациентами-мобилизованными пропорции заболеваний совсем другие: подавляющее большинство диагнозов касается расстройств из-за употребления алкоголя (153 пациента), а вот ПТСР диагностировали лишь у 10 пациентов.

Руководитель группы волонтеров-психологов Харьковского военного госпиталя (Военно-медицинского клинического центра Северного региона) Марина Кехтер с грустью говорит о том, что алкоголизация становится все более распространенным явлением среди наших военных: «Мы не можем говорить о синдроме зависимости, потому что прошло слишком мало времени. Но, по словам психиатров, если в июне среди пациентов военных госпиталей таких было 30%, то сейчас уже 70%», — говорит психотерапевт. По ее словам, проблему надо решать не только постфактум — т.е. врачам и психологам, но и предупреждать ее возникновение усиленим дисциплинарных наказаний в армии за употребление алкоголя. «Надо находить тех, кто на этом наживается, делает бизнес, а также строго наказывать тех, кто позволяет себе пить на службе, даже на блокпостах. В нашей среде распространено такое математическое уравнение: 500=200+300, то есть 500 граммов водки равны одному «двухсотому» и одному «трехсотому»», — рассказала М.Кехтер.

По мнению М.Кехтер, которая является психологом-консультантом и членом общественной организации «Украинская ассоциация специалистов по преодолению последствий психотравмирующих событий», лечить военнослужащих вместе с «гражданскими» алкоголиками не стоит: «На базе Харьковского госпиталя есть, например, Центр психиатрии и наркологии. Нам нужно не только вылечить военных, но и социализировать, а это можно сделать только тогда, когда они вместе. Конечно, создавать с нуля такие центры в наших реалиях не всегда возможно, поэтому надо перепрофилировать то, что есть. Например, даже если речь идет о психбольнице, то можно выделить для пациентов-военнослужащих отделение».

Реабилитация и лечение в психбольнице

Вопрос лечения военных с психическими расстройствами на базе психбольниц также поднимается в уже упомянутом в начале отчете представителей омбудсмена, посетивших Центр психологической реабилитации и лечения для участников АТО в Чернигове. «Размещение этого Центра в психоневрологической больнице может создавать негативные последствия для дальнейшей жизни лиц, проходивших там реабилитацию и лечение», — считают представители Уполномоченного по правам человека. Они отмечают, что процедура госпитализации в центр осуществляется на основании норм закона «О психиатрической помощи», а потому в будущем лица, прошедшие лечение в этом медицинском учреждении, могут сталкиваться с проблемами, связанными с постановкой на учет в психоневрологическом диспансере: «Например, ограничения в выборе профессии, проблемы с получением сертификата от психиатра для оформления водительского удостоверения и т.п.».

Заместитель главного врача Львовской областной психиатрической больницы Андрей Маланчук заверил, что такие опасения во многом безосновательны: «После лечения у нас военнослужащие проходят осмотр военной врачебной комиссией. Все зависит от степени выраженности болезненных проявлений, не каждый психиатрический диагноз влияет на жизнь и трудоустройство, есть определенный перечень болезней. Среди наших пациентов-военнослужащих были такие, которые возвращались к военной службе». Об ограничении в выборе профессии может идти речь в том случае, если человека комиссуют из армии, то есть по решению специальной комиссии освобождают по состоянию здоровья от военной службы или признают недееспособным.

Однако, по мнению психолога-волонтера Марины Кехтер, которая вместе с другими волонтерами помогает пациентам Харьковского военного госпиталя, получение психологической помощи на базе психбольницы в дальнейшем может иметь негативные последствия в жизни военных. «Надо делать ставку не на психиатрическую помощь, а на психологическую реабилитацию военнослужащих. Более того, проблема гораздо шире юридической. Если мы будем со старыми методами, таблетками, подходить к посттравматическому синдрому бойцов, которые возвращаются из зоны АТО, то все только усугубим. Нужны центры социально-психологической реабилитации, и желательно не на базе психбольниц, а, например, на базе военных госпиталей или санаторно-курортных комплексов, чтобы наши ребята чувствовали себя там людьми. Для их социализации нежелательно помещать их в среду пациентов психушки», — считает она.

Однако, как выяснилось, не таблетками едиными. Например, в черниговском Центре психологической реабилитации и лечения для участников АТО, созданном в сентябре на базе психбольницы, оказывают не только психиатрическую и медикаментозную, но также психологическую и психотерапевтическую помощь. А в конце января этого года в Черниговской областной психбольнице открыли Службу психологически-социального восстановления — лечебно-производственные (трудовые) мастерские. Восстановление будет проводиться по таким направлениям, как телесно-ориентированная терапия, арттерапия, когнитивно-поведенческая и психодинамическая терапия. Кроме того, семьи воинов АТО будут консультировать о необходимости психологической поддержки и особенностей состояния ПТСР.

Во Львовской областной психбольнице, которая тоже принимает на лечение военнослужащих, работают психотерапевтические группы. Как во львовской, так и в черниговской психбольницах, военные лежат в разных отделениях, но имеют отдельные палаты и отдельное питание.

Проблемы психологов-волонтеров

Масштабная психологическая помощь военным изначально стала возможной благодаря армии психологов частной практики, которые оказывают ее в свободное от основной работы время. Но медицинский персонал госпиталей и больниц признал их своими не сразу, а кое-где хочет, но не может этого сделать. «В больницах сначала не понимали важность психологической реабилитации бойцов. Помню времена, когда нас даже нянечки выгоняли из палат. Но сейчас мы работаем фактически легально, после того, как Институт психологии заключил с больницей договор, теперь мы даже эпикризы вправе писать», — рассказывает кандидат психологических наук и психотерапевт Гелена Лазос, сотрудница Института психологии имени Г.Костюка Национальной академии педагогических наук. Речь идет о клинике профессиональных заболеваний на базе Института медицины труда в Киеве, где проходят лечение около 60 бойцов. По инициативе психологов-волонтеров из кризисного центра при Институте психологии, возникшего во время Майдана, в этой клинике появилась программа медико-психологической реабилитации для военнослужащих, участников боевых действий под названием «Дорога исцеления».

На базе Львовской психбольницы еще в июле 2014 года были созданы психолого-психотерапевтические психолого-психиатрические мобильные бригады для помощи пострадавшим в зоне АТО и их семьям. Сейчас во Львовской области работает 28 бригад, к работе которых принимают участие 89 специалистов с психотерапевтическом образованием. Более того, волонтеры Украинского союза психотерапевтов (УСП) помогали львовским психиатрам еще со времен военных событий на Майдане. Такая быстрая интеграция психотерапевтов в процесс психологической реабилитации пациентов, очевидно, произошла потому, что председатель УСП Александр Фильц является одновременно главным врачом Львовской областной психбольницы.

Однако на востоке Украины, в Харькове, проблемы сотрудничества психологов-волонтеров и психиатров актуальны по сей день. «У нас до сих пор очень болезненная юридическая проблема: психбольницы не имеют права сотрудничать с психологами, то есть наши психологи-волонтеры работают не только на энтузиазме и общественных началах, но и вне законодательного поля, — рассказывает руководитель группы волонтеров-психологов Харьковского военного госпиталя Марина Кехтер. — Надо на законодательном уровне разрешить психологам сотрудничать с психбольницами. Государство нас продолжает не замечать, и наибольший вред от этого нашим бойцам, потому что мы не можем сотрудничать с психиатрами, это надо менять».

Законодательные пробелы

В середине февраля в Верховной Раде Украины прошел круглый стол «Охрана здоровья участников АТО», по результатам которого были приняты немало рекомендаций. В частности, в Раде решили разработать законопроекты «О реабилитации» и «О внесении изменений в Закон Украины «О курортах» (санатории и профилактории собираются использовать для реабилитации военных). Зампредседателя комитета ВР по вопросам здравоохранения Ирина Сысоенко сообщила «Ракурсу», что планируется совещание двух профильных комитетов, посвященное совершенствованию нормативно-правовой базы по предоставлению своевременной и качественной медицинской помощи как в условиях боевых действий, так и после. «В рамках совместного заседания комитетов среди вопросов, требующих немедленного решения, будет и необходимость законодательного урегулирования психологической реабилитации военнослужащих», — заверила депутат.

Между тем, разрабатывается проект Государственной военно-медицинской доктрины Украины, в которой должны быть определены главные направления урегулирования деятельности по психологической реабилитации пострадавших во время вооруженного конфликта. На очереди — государственная программа медико-психологической реабилитации и комплексная госпрограмма по трудоустройству пострадавших участников боевых действий и переселенцев.

Напомним, Министерству социальной политики выделили из бюджета 50 млн грн на мероприятия по реабилитации и ресоциализации участников АТО. Интересно будет посмотреть, на что будут использованы эти деньги и уменьшится ли благодаря им потребность в волонтерах.

Читайте также: «Такие, как я, должны решить эту проблему» — доброволец о войне, которую назвали АТО

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ