• Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Свободные от детей. Почему люди сознательно отказываются от родительства

Говоря о движении чайлдфри, нужно понимать, что люди, решившие не иметь детей, и чайлдфри — это не одно и то же. Разумеется, это перекрывающиеся области, но никоим образом не совпадающие

Возможно, вам скоро тридцать, а желания иметь ребенка как не было, так и нет. Подруги, укачивая на руках сонного младенца, упрекают вас в эгоизме. Скорее всего, родители вынесли вам мозг мольбами, чередующимися с угрозами и попытками вас разжалобить, лишь бы убедить подарить им внуков. Каждый раз, когда диалог о потенциальном материнстве возникает снова и вы стремитесь доказать, что это не для вас, где-то в глубине души, наверное, закрадываются сомнения и опасения о таком выборе: вдруг когда-нибудь захочется стать мамой, но будет поздно?

Добровольно бездетные

Чайлдфри (от англ. childfree — свободный от детей) — субкультура и идеология, характеризующаяся сознательным нежеланием иметь детей. В 1980-м вышла в свет книга «Бездетные по собственному выбору» канадского социолога Дж. Виверс, одной из первых детально исследовавшей этот феномен. Она изучала семьи, законные браки, в которых люди сознательно отказывались от рождения детей. Социолог опрашивала мужей и жен, пытаясь понять, почему они приняли такое кардинальное решение.

Дж. Виверс разделила чайлдфри на два типа с точки зрения основных мотиваций бездетности — реджекторы и афексьонады.

Реджекторы испытывают отвращение к процессу рождения детей и к детям как таковым. Им неприятны дети и все, что связано с процессом беременности, грудного вскармливания, роды вызывают у них ужасные ассоциации... Таких людей немного, но они были всегда. До эпохи сексуальной революции 60-х годов и последующего развития феминизма и других идеологий, раскрепощающих человека, реджекторы изыскивали различные способы избежать появления детей. Иногда даже вплоть до детоубийства. Но чаще все же находили другие пути: из-за отсутствия надежных контрацептивов им приходилось отказываться от секса или уходить в монастырь, либо оставаться вне брака.

Афексьонады — это люди, которых привлекают прелести беззаботного бездетного образа жизни — путешествия, артистическая, богемная жизнь, развлечения и т. д. То есть они не испытывают никакого отвращения к детям, им просто нравится бездетный образ жизни. Число афексьонадов увеличилось начиная с 60-х годов прошлого века, когда ослабело общественное давление, требующее, чтобы все были одинаковыми, и стало возможным выбирать образ и стиль жизни, путешествовать, заниматься творчеством и другим любимым делом. Кстати, в семьях творческих людей дети часто не появлялись и в более ранние эпохи. Это не значит, что они их не любили, просто не хотели тратить время и растить свои цветы жизни.

В исследовании Дж. Виверс попадались даже домохозяйки, которые сознательно решались на бездетность, чтобы дети не портили им дом. То есть, это люди, которые хотят красиво и беззаботно жить. Афексьонады говорят: да, нам нравятся дети, но мы можем взять их взаймы, например, у брата, сестры или соседей на пару часов, и нам этого достаточно.

Не так давно исследователи выделили еще две категории тех, кто в конце концов оказывается бездетным по своей воле. Первая — «постоянные откладыватели» (с юности или с начала брака/партнерства применяют контрацепцию, но изначально не отказываются от идеи иметь ребенка). Они стремятся сначала сделать карьеру, хорошо пожить, а уже потом рожать детей. Со временем постоянное откладывание перерастает в никогда. Такие люди либо становятся бесплодными, либо уже так врастают в свою жизнь, что дети сюда не вписываются. Вторая категория — «волнообразные отказники». У них бывают периоды, когда хотят детей, иногда очень хотят, но другие соображения и стремления все же «перевешивают» и детей они в результате не имеют по собственному решению.

Исследование Дж. Виверс также показало, что в паре, где один из ее членов — убежденный чайлдфри, а второй колеблется, побеждает чайлдфри и дети не рождаются. Этот факт говорит о возможности распространения «свободными от детей» своего влияния на других.

«Свобода от детей» постепенно охватывает различные социальные слои и группы так же, как их обычно завоевывает любая мода. Сменится ли эта мода на противоположную, и в какой степени это можно назвать модой или долгосрочной тенденцией, которая будет развиваться (до какого предела?) — вопрос дискуссионный. Ведь сегодня пока нет достаточной статистики о чайлдфри в мире.

Существует также биологическая гипотеза чайлдфри: когда люди живут в больших городах, они не хотят заводить потомство. Дело в том, что для нашего психологического комфорта в течение дня мы не должны видеть столь огромного количества незнакомых лиц. Наши далекие предки жили в небольших сообществах. Сегодня человек, выходя в большой город, попадает не в ту среду, для которой был сформирован. Конечно, говорят психологи, у людей адаптивная психика, она подстраивается, но не у всех. Подсознательно каждый раз идет задача на вычисление: он друг или враг? Это достаточно большое напряжение. Там же, на подсознании, возникает вопрос: хватит ли всем еды? И формируется ответ, что лучше пока с детьми подождать, лучше пока сделать запас — заработать достаточно денег. Большой город отбивает у некоторых желание иметь детей. Это подтверждается четкой закономерностью: как только в стране начинает расти урбанизация, резко падает рождаемость. Если посмотреть, например, на Индию — страну с высокой рождаемостью, в городах дети в семьях появляются значительно реже.

Давно замечено, что рождаемость обратно пропорциональна уровню жизни. Наиболее высокая рождаемость там, где наименее безопасно жить. Когда можешь погибнуть в любой момент, и этот стресс хронический, защищаясь от него, люди пытаются «продолжаться» в детях. Там, где жизнь стабильнее, человек начинает лучше слышать другие свои желания. В том числе и желание быть хорошей матерью. А ведь чем больше у вас детей, тем менее хорошей матерью вы можете стать каждому из них. Кроме того, современная женщина, как правило, все меньше хочет быть просто домохозяйкой, а все больше желает успеть самореализоваться не только в роли матери.

Когда движение чайлдфри только начиналось, первопроходцами чаще были люди с более высоким уровнем образования (особенно женщины), атеисты. Как правило, либо единственные дети в семье, либо старшие дети в многодетных семьях. Через десять лет это стало распространяться на разные группы: и на не очень образованных, и даже на религиозных, хотя, казалось бы, Господь велел размножаться...

Движение чайлдфри определенным образом связано с феминизмом. Ведь быть матерью для женщины означает гораздо больше вложений, инвестиций, времени, сил — и биологических, и финансовых, чем для мужчины. Современный мир, когда женщине приходится и зарабатывать деньги, и растить ребенка, а государство мало чем поддерживает, способствует выбору бездетности среди немалого количества женщин.

Что касается мужчин-чайлдфри, то, как правило, они менее образованы, имеют меньший доход, чем мужчины с детьми. Среди более богатых мужчин чаще распространена ситуация, когда у них много детей от разных женщин. С женщинами все наоборот: более образованные, с большим доходом оказываются бездетными, выбирая карьеру.

Движение чайлдфри

Многие специалисты отмечают, что, говоря о движении чайлдфри, нужно понимать, что люди, решившие не иметь детей, и чайлдфри — это не одно и то же. Разумеется, это перекрывающиеся области, но никоим образом не совпадающие.

Люди, которые довольно агрессивно навязывают вам рождение детей как долг или обязанность перед обществом, вряд ли действительно довольны своей родительской функцией, ведь счастливый человек скорее будет делиться положительными эмоциями, но не станет что-либо навязывать. То же самое можно сказать и о людях, довольных своей бездетной жизнью для себя.

«Человек, принявший решение не иметь детей, если он находится в ладу с самим собой по поводу принятого решения, не испытывает непрерывной острой потребности обсуждать это решение с другими такими же людьми, тем более — заниматься агитацией собственной позиции, — считает психолог Полина Гавердовская. — Явление чайлдфри — нечто совершенно иное, чем просто сообщество бездетных людей. Это прослойка людей, занятых активным прорабатыванием темы собственной бездетности. Основное их занятие — взаимная бесплатная психотерапия по поводу их ранености миром, который исповедует ценности детей, детности и деторождения. Наиболее активная составляющая движения чайлдфри — люди с очень тяжелым детством: жертвы родительского насилия (психологического и физического), инцеста, жестокости, воспитанники детских домов и домов ребенка. Понятно, что все, что касается детства, вызывает у них крайне тяжелые переживания, полностью подавить которые невозможно. Но работать с этими переживаниями психотерапевтически долго, дорого и больно, да и не всем это приходит в голову. Вместо этого такой человек как бы пытается уничтожить вовне те триггеры, которые запускают невыносимо болезненные воспоминания, связанные с детским опытом. Вообще, мечта человека о мире без детей — вероятно, символически выраженное бессознательное желание, чтобы такого детства, как его собственное, — не было.

Отдельная, не слишком многочисленная прослойка, составляющая популяцию чайлдфри, — люди, которые таким образом переживают факт собственного бесплодия. Защитный механизм в данном случае приобретает вот такую, довольно уродливую форму.

Чайлдфри озабочены не столько принятием решения о бездетности, сколько своей несвободой от детской темы в целом. На самом деле они «воюют» не столько за собственное право не иметь детей (ведь этого права у них никто не отнимал), сколько за право жить в мире без детей. И поскольку это невозможно, то фрустрация вечна и поводы для гнева тоже, а, стало быть, темы для разговоров не иссякают никогда».

Это навсегда?

Случается, что в 35–40 лет люди, которые причисляли себя к «бездетным по собственному желанию», внезапно меняли свои устои и с радостью становились отцом или матерью. Резонный вопрос: это действительно навсегда, если человек говорит, что не хочет иметь детей? На эту тему есть австралийское исследование. Опрашивали одних и тех же респондентов два раза: в 20-летнем возрасте и через 9 лет. Оказалось, что из меньшинства, которые не собирались иметь детей, некоторые уже стали родителями. Самое интересное, что из тех, кто говорил «мы хотим иметь детей», некоторые не просто не стали родителями, а приобщились к движению чайлдфри. В то же время, только один из семи желающих иметь потомство изменил свои взгляды на противоположные, в то время как половина не желающих их иметь стали родителями или хотят ими быть.

Нередки случаи, когда женщины и мужчины, переступив 40–50-летний рубеж, считавшие бездетность правильным выбором, вдруг начинали об этом сожалеть. С другой стороны, родители ведь тоже могут пожалеть о своем решении: они растили детей, и это не всегда был их осознанный выбор, иногда они шли за социальной нормой и в общем-то не стали счастливыми от своего родительства. Пожалеть можно обо всем: как о сделанном, так и о не сделанном. Выбор — нелегкая задача.

Главным признаком того, что ты хочешь ребенка, должно быть, как это ни банально прозвучит, попросту само желание его иметь, потому что все истории про «стакан воды в старости», «борьбу с одиночеством», «я не сделала то-то, а вот мой ребенок сделает» или «ребенок, чтоб самореализоваться» — это борьба с вашими психологическими проблемами, невротические попытки хоть как-то состояться, которые на выходе, скорее всего, ничего позитивного не дадут. С другой стороны, как мы уже говорили выше, все меняется, и наши желания тоже.

Читайте также: Семья — это не тыл, а фронт



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Новости Украины


Новости Украины





    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ