• Новости мира
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Ракурс

Социальный иммунодефицит, или Стали ли украинцы ближе к Европе

Состояние аномии не может длиться в обществе сколь угодно долго. В таких условиях массовое сознание ищет ценностные «подпорки» в историческом прошлом и обращается к поискам «мессии», который придет и «наведет порядок в стране»

Стали ли украинцы ближе к Европе? Знает ли большинство наших сограждан, как живут европейцы? Ведь, согласно социологическим исследованиям, три четверти украинцев никогда не покидали пределов Родины. Побывавших в других странах, кроме Египта, Турции, и того меньше — социологи насчитали 17%. При этом 36% наших сограждан никогда не покидали родной регион. Могут ли домоседы, имеющие свои, подогреваемые пропагандой, представления о мире, качественно изменить к лучшему жизнь в стране? Не вина наших сограждан, что они не относятся к заядлым путешественникам. Если еще пару лет назад большинству украинцев доходов хватало лишь на питание и товары первой необходимости, а некоторые попросту едва сводили концы с концами, то теперь и подавно не до путешествий в Европу. Этому также не способствуют визовые барьеры и консерватизм, выработавшийся еще во времена СССР с его железным занавесом.

Ученые считают, что оседлый образ жизни приводит к узкому кругозору, искаженным представлениям как о собственной стране, так и о мире. «Это лишает страну почвы для продуктивных реформ, — считает профессор Абердинского университета Клер Уоллес, специалист по исследованиям восточноевропейской миграции. — Те, кто побывал за рубежом, привозят с собой новый практический опыт, который может быть недоступен в Украине. Очень жаль, что украинцы мало путешествуют, ведь свободное перемещение приносит огромные преимущества как странам, принимающим приезжих, так и их “донорам”».

Эксперты также отмечают, что между взглядами соотечественников, побывавших за рубежом, и никогда не покидавшими пределы своей страны, лежит пропасть. Так, по данным исследования фонда Демократические инициативы и Центра Разумкова, среди тех, кто бывал в странах ЕС, США или Канаде, евроинтеграцию поддерживают 79%, а среди украинских домоседов приверженцев насчитывается в два раза меньше.

Еще в 2006 году социолог Наталья Панина, работавшая с коллегами над социальной диагностикой украинского общества, подобно рентгеновским лучам высвечивая все его патологические изменения и болевые точки, замечала, что для социального организма особенно опасно состояние аномии (процесс полной или частичной утраты ценностей). Это сравнимо с состоянием иммунодефицита в живом организме. Общество поразила эпидемия «нравственного СПИДа». Чем это грозит ему в будущем? Как вывести его из этого состояния? К сожалению, тогда ее статьи, исследования не были интересны властной верхушке. У большинства тех, кто тогда дорвался до власти, налицо были симптомы, сходные с аномией.

Куда может прийти общество, вынужденное жить в условиях утраты нравственных ориентиров и беззакония? Н. Панина ответила на этот вопрос в своей статье «Факторы национальной идентичности, толерантности, ксенофобии, антисемитизма в современной Украине» (вышедшей в 2006 году), и сегодня мы видим, как права была социолог: «Со времени провозглашения независимости население Украины вынужденно проживает в условиях социальной аномии, характеризующейся отсутствием в обществе ценностно-нормативной базы социальной консолидации (общего представления о том, «что такое хорошо, и что такое плохо», что в этом обществе поощряется и что порицается), недейственностью принимаемых законов и недоверием к собственной власти. Но состояние аномии не может длиться в обществе сколь угодно долго. В таких условиях массовое сознание ищет ценностные «подпорки» в историческом прошлом и обращается к поискам «мессии», который придет и «наведет порядок в стране». Таким мессией в аномическом обществе может стать или авторитарный лидер фашизоидного толка, или тоталитарный лидер с коммунистической риторикой, или же архаично-традиционалистский «духовный пастырь»...».

Если снова заглянуть в социологические отчеты, за последний год количество сторонников ЕС выросло не так резко, как упало число приверженцев Таможенного союза (ТС), и сегодня составляет, по разным данным, около 55%. Сторонников ТС ныне насчитывается чуть больше 10%. То есть, украинцы «ушли» из союза с РФ, но лишь на пару шагов продвинулись на пути к Европе. Значительная часть, примерно треть, считают, что наше государство должно ориентироваться на свои силы, украинцам не нужно ни на кого надеяться.

Сегодня происходит кризис доверия к власти. Ведь что такое европейскость? Для обычного украинца это улучшение жизни. Согласитесь, трудно чувствовать себя европейцем, если ты получаешь 60–70 долларов пенсии. Сомнения относительно того, что Украина — это Европа, часто связаны с неуверенностью, способно ли украинское государство приблизиться к европейским стандартам, может ли власть провести реформы, чтобы наша страна стала одним из членов ЕС.

В регионах (за исключением западных областей) люди достаточно критически оценивают действия власти, движение в Европу и действия ЕС в том, как он помогает и поддерживает Украину. У многих украинцев возникает вопрос: почему мы так медленно идем в европейскую семью?

«Многолетний опыт работы ЕС с Украиной показал нас с не очень привлекательной стороны, — говорит Дарья Гайдай, аналитик Института мировой политики. — Украина учится быть предсказуемым, надежным, а также сильным партнером, который способен имплементировать решения, под которыми поставил подпись. Поэтому ЕС трудно обвинить в том, что он относится к нам с подозрением. Европейцы хотят увидеть конкретные результаты. Романтический период ЕС — Украина завершился и переходит в прагматическое русло. Европейцы хотят увидеть нашу страну привлекательной в инвестиционном плане. Для нашей страны это также очень важно, ведь мы не хотим превратиться в государство, которое только просит о помощи и пытается за счет европейцев решать свои проблемы».

Реформы — длительный процесс. Безусловно, в Европе это понимают. Наибольший акцент европейцы делают на открытости, борьбе с коррупцией — именно они являются препятствием к безвизовому режиму Украины и ЕС. В Европе к этому вопросу относятся довольно-таки прагматично, считая, что Украина, как и Молдова, должна выполнить домашнее задание. Создание органов на бумаге не воспринимается. Они должны быть прозрачными. Галочку о выполнении пункта ЕС поставит только в том случае, если увидит результаты деятельности.

Сегодня есть перечень задач, которые Украина еще не выполнила, вопросы не решаются в силу ограниченности финансовых, технических ресурсов, знаний и просто отсутствия политической воли. Например, в Украине ввели долгожданные биометрические паспорта. Однако не все пропускные пункты на границе оборудованы приборами, которые должны считывать такие документы. Для этого нужны немалые средства.

По мнению экспертов Института мировой политики, Украина должна выполнить шесть шагов для получения безвизового режима с Евросоюзом. Первый — обеспечить безопасность документов. Усовершенствовать процедуру проверки при выдаче паспортов, оптимизировать имеющуюся базу данных и создать единую систему сбора статистической информации, наладить системный обмен информации с Интерполом относительно потерянных или украденных паспортов. Для рядового гражданина это мало что изменит в его жизни, но для работы органов, контролирующих перемещение, следящих за безопасностью паспортов, это очень важно. Европейцы нацелены на технические вещи, требующие рутинной, длительной работы, больших усилий с украинской стороны. Второй шаг — политика убежища. Верховная Рада должна внести изменения в закон о беженцах. Третий — противодействие дискриминации: для этого необходимо внести изменения в Трудовой кодекс, которые будут гарантировать равенство прав всех уязвимых групп. Четвертый шаг — борьба с наркотрафиком, организованной преступностью и терроризмом. Для этого необходимо реформировать органы внутренних дел и прокуратуры, обеспечить высокий уровень координации и взаимодействия между ними, а также создать единый центр контроля за оборотом наркотиков. Пятый — борьба с коррупцией: сформировать прозрачные органы по борьбе с коррупцией (Национальное антикоррупционное бюро и Национальное агентство по вопросам противодействия коррупции) и продемонстрировать их эффективность. И последний, шестой шаг — права человека: обеспечить защиту и реализацию прав внутренне перемещенных лиц и обеспечить защиту персональных данных.

Конечно, жизнь в странах Европейского Союза не идеальна. Там тоже существуют свои проблемы. Есть страны, в которых не искоренено взяточничество. Есть страны, сильно пострадавшие от экономического кризиса. Но жители даже наименее богатых стран в ЕС могут чувствовать себя гораздо защищеннее и жить значительно лучше, чем украинцы. Стоит ли Украине отказываться от лучшей жизни, оправдывая свои неудачи неуспехом других? Может быть, лучше воспользоваться историями успеха из Евросоюза? Ведь какую бы отрасль жизни мы ни взяли, разница между ЕС и Украиной разительна.

Политическая безнаказанность и безответственность. В Украине политик или чиновник может откровенно прибегать к публичной лжи, манипуляциям и плагиату, а затем снова быть переизбран и занимать высокие должности. Между тем за последние несколько лет только в Германии три известных политических деятеля были вынуждены уйти в отставку из-за плагиата докторских работ: министр обороны, вице-спикер Европарламента и министр образования. А в 2012-м президент Венгрии подал в отставку из-за обвинений в плагиате. Наверное, многие помнят историю одного из польских чиновников. Министр транспорта и водного хозяйства Польши Славомир Новак ушел в отставку на фоне скандала вокруг швейцарских часов (примерной стоимостью 5,5 тыс. долларов), которые он не указал в своей декларации об имуществе. Согласно уголовному кодексу Польши, за ложные сведения в декларации об имуществе чиновнику грозит до трех лет лишения свободы.

Уровень коррупции. Украина — одно из самых коррумпированных государств мира. Даже во многих африканских странах уровень восприятия коррупции ниже, чем в Украине. В соответствующем рейтинге стран наша страна занимает 144-е место в мире по уровню коррумпированности, обогнав Уганду, Того, Беларусь и Россию. Страны ЕС — наименее коррумпированные в мире. На первом месте по уровню восприятия коррупции находится Дания, на 4-м — Швеция, на 13-м — Германия (рейтинг Transparency International). Никто не говорит, что в ЕС коррупции нет совсем — она существует во всем мире. Но в Евросоюзе взятка является выбором каждого человека, который готов рисковать своей должностью и свободой, а в Украине взятка стала необходимостью во всех сферах жизни.

Как работают суды. В Украине зафиксирован самый высокий показатель коррупции в органах судебной власти в Европе, и один из самых низких показателей доверия к судебной системе. 70% населения нашей страны негативно оценивают работу судов и считают, что судебная власть является политически зависимой. Только 3,3% граждан полностью доверяли украинскому суду в 2012 году. Об уровне работы украинских судов свидетельствует и количество украинцев, вынужденных искать правосудия в Европейском суде по правам человека. Украина занимает пятое место в Европе по количеству жалоб, находящихся на рассмотрении в ЕСПЧ. В 2012 году там было 10 400 жалоб украинских граждан против Украины. 90% из них касаются чрезмерной длительности судебных разбирательств и затягивания вынесения приговоров.

Легкость ведения бизнеса. В 2013 году Украина заняла 137-е место в рейтинге Всемирного банка по легкости ведения бизнеса. Словакия, например, занимает 46-е место, Швеция — на 13-й позиции. Процесс ведения бизнеса очень часто сдерживается препятствиями, которые создают государственные органы — налоговая инспекция или санэпидемстанция. Кроме того, бизнесменов отпугивает отсутствие независимых судов, где они могут решить любой бизнес-спор. Из-за этого иностранцы опасаются, что их предприятие могут отобрать в любой момент.

Цены на продукты. Минимальная заработная плата в странах Европейского Союза в разы выше украинской. Цены в странах ЕС отличаются: в одних продукты дешевле, в других дороже. Но Украину на общеевропейском фоне отличает тот факт, что при сверхнизкой минимальной зарплате цены примерно такие же, как и в странах ЕС. К примеру, украинец на свою минимальную зарплату может купить 32 кг курятины, тогда как чех — 126, португалец — 245, британец — 355 кг.

Обеспеченная старость. Европейский Союз находится на первом месте в мире по выделению средств на социальную защиту своих граждан — 30% от ВВП (данные Евростата). В Украине — лишь 8%. Особенно разница заметна в сфере пенсионного обеспечения. В Германии минимальная пенсия составляет 350 евро при отсутствии хотя бы одного дня трудового стажа, средняя пенсия — около 800 евро в месяц, во Франции минимальная пенсия насчитывает 500 евро в месяц (средняя 1032 евро), в Великобритании — 760 евро. В Украине средняя пенсия составляет примерно 1438 гривен, то есть около 60 евро.

Как могут реализовать себя женщины? Украинским женщинам сложно попасть на высшие ступени власти. Как результат — Украина занимает одно из последних мест в Европе по количеству женщин в парламенте. В Европейском парламенте работает 34% женщин. Средний показатель в парламентах стран ЕС — 22,8%. В Швеции он достигает 45%. Женщин в Верховной Раде Украины — менее 10%. Еще более красноречива ситуация с женщинами в правительстве. Если в Финляндии они занимают 63% должностей, в Дании — 42%, в Польше — 28%, то в Украине — только 4%. Существенен разрыв в оплате труда мужчин и женщин в Украине и странах ЕС. В Украине женщины в среднем получают меньше мужчин на 30%. В среднем по ЕС этот отрыв составляет 16%. В Польше — всего 5%, а в Словении — 2%.

Продолжительность жизни. В странах Евросоюза продолжительность жизни превышает пенсионный порог. Средний показатель продолжительности жизни в странах ЕС — 77 лет (мужчины) и 83 года (женщины). В Украине средняя продолжительность жизни мужчин составляет 68 лет, женщин — 72 года. По коэффициенту смертности Украина занимает 18-е место в мире, и вместе с Россией, Беларусью и некоторыми странами Африки достигла показателей 1970-х годов.

Здоровье граждан. Расходы на здравоохранение в Украине по сравнению со странами ЕС разительно отличаются. Так, на одного человека в нашей стране в среднем тратится менее 90 евро, а в странах ЕС — до 1200 евро. Только 18% украинцев довольны качеством медицинского обслуживания — это самый низкий показатель в мире (опрос Gallup, 2012). «Поконкурировать» с Украиной в этом плане может разве что Йемен, где довольны системой здравоохранения только 19%. В среднем в странах Евросоюза этот показатель составляет около 29%, в Австрии, Великобритании, Германии, Швеции он выше 90%.

Качество дорог. Дороги в Украине и ЕС, как говорят в Одессе, — две большие разницы. 61% жителей Евросоюза полностью удовлетворены качеством своих дорог. По этому показателю Европа занимает второе место в мире. От 70 до 87% жителей Люксембурга, Нидерландов, Австрии, Германии, Франции, Швеции, Финляндии, Испании считают свои дороги очень хорошими. Речь идет не только о качестве дорог. Даже лучшие автодороги в Украине подвергаются постоянному ремонту. В ЕС дороги строят для езды, а в Украине — для ремонта.

Охрана окружающей среды. В Украине не всегда удается защитить леса от незаконной вырубки. В ЕС такой проблемы нет. В странах Евросоюза прилагают максимальные усилия для того, чтобы лесные посадки не исчезали из-за проблем, связанных с изменением климата. К слову, ресурс лесов в Украине более ограничен, чем в ЕС, — 42% территории ЕС покрыто лесами, в Украине — только 15,7%.

Украинские и европейские села. Если разница между столицами в Украине и ЕС на сегодняшний день не является очевидной, то украинское и европейское село — это два параллельных мира. Села в странах ЕС созданы для жизни, а не для выживания. В европейских деревнях есть вся необходимая инфраструктура, присутствуют сетевые мировые супермаркеты, медицинское обслуживание, качественные дороги, учебные заведения, возможность полноценно развивать фермерский бизнес. Даже в тех украинских селах, где созданы новые агрофирмы, не хватает рабочих мест и отсутствует социальная инфраструктура. В странах ЕС в сельское хозяйство инвестируется огромный капитал. В большинстве стран фермеры пользуются правительственной поддержкой. Так, в Великобритании доля государственных субсидий в стоимости продукции сельского хозяйства составляет более 25% и является одной из крупнейших в мире.

Стремление к показной роскоши. Советская уравниловка в постсоветской Украине вылилась в нездоровое желание выделиться любой ценой. Отсюда — болезненное влечение к отметке «VIP» не только в концертных залах и стадионах, но даже в службах такси, билетах в зоопарк и т. п. В европейских странах даже само это слово встретить проблематично. Другой феномен — так называемые «статусные вещи». В Украине, как и в других постсоветских странах, охотно признают бедность страны, но без особого желания признают собственную бедность, находясь в постоянной погоне за так называемыми «статусными вещами». Норковая шуба или дорогое авто часто покупаются в кредит, за счет экономии на базовых вещах. Роскошь на показ. В европейских странах люди не самоутверждаются посредством подобных «статусных вещей», предпочитая талант, профессионализм или просто собственное достоинство. Более того, скромность — это та ценность, которая особенно почитается среди граждан ЕС.

Вернемся к социологии. Большинство жителей Востока Украины считают Россию ментально близким государством, на Западе в этой графе лидирует Польша. Неудивительно, ведь западные области всегда поддерживали тесные контакты с соседними странами, у людей завязались межличностные отношения. На Востоке, как во времена СССР, европейцы воспринимаются как чужие. Сегодня одна из главных задач — изменить этот дисбаланс.

«Мы много ездим по регионам, сейчас сосредоточены в юго-восточных областях, ведем разъяснительную работу, — рассказывает Д. Гайдай. — Население очень эмоционально реагирует. В Херсонской, Одесской областях, находящихся недалеко от зоны конфликта, есть немало проблем и угроз. Жители этих регионов в повседневной жизни сталкиваются с большей опасностью, чем мы, например, в Киеве. Там происходят террористические акты. Большие проблемы с переселенцами. Часть населения возлагает ответственность за нестабильность в Украине на изменения, которые произошли в политической жизни страны. Эти регионы нуждаются в большем внимании, как со стороны власти, так и со стороны европейских стран. Пока у людей нет доверия, что власть может защитить их, что эти проблемы будут решены. Люди не чувствуют достаточного внимания со стороны Киева».

Участие украинцев в различных европейских инициативах — это и бизнес, и культурные и образовательные программы, предусмотренные соглашением с ЕС, — скорее всего сможет помочь ликвидировать недоверие украинцев к европейцам и наоборот. Каждый из нас должен вложить в этот процесс свою лепту: поменять персональные принципы и привычки. Как минимум, перестать давать взятки.

О том, что заставит украинцев поверить, что Украина — это Европа, лучше социолога Н. Паниной не скажешь: «Развернуть вектор развития украинского общества в сторону реальных демократических преобразований могло бы только первоочередное и самое пристальное внимание власти к созданию условий строгого контроля за выполнением принятых и принимаемых законов и демонстрация личных образцов поведения, соответствующих не архаическим, а современным демократическим ценностям».

При написании статьи были использованы материалы Института мировой политики

Карикатуры: Марина Туровская, Константин Казанчев, Игорь Бежук, Алексей Кустовский

Читайте также: Семен Глузман: Эта кровь — ответ на случайно полученные свободу и независимость

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



Загрузка...



    Загрузка...