пятница, 20 января 2017


Racurs.ua

Министр здравоохранения: между коррупцией и реформами

В Беларуси детки с искусственной вентиляцией легких плавают в бассейне, гуляют в парке. Для нашей страны — это фантастика

Украина — не Грузия. Это быстро осознали грузины-варяги, пытающиеся с профессиональным азартом и скоростью повторить в Украине реформы своей страны. Тот факт, что он был слишком оптимистичен в вопросе реформирования украинской медицины, признает и министр здравоохранения Александр Квиташвили. Столкнувшись с украинской реальностью, ностальгически сетует, что в Грузии от идеи до решения вопроса проходили всего лишь сутки.

К сожалению, импортированный реформаторский опыт пока буксует, крадется очень осторожно, как автомобиль западного автопрома с низким клиренсом, объезжая ямы на украинских дорогах. Пока что деятельность Министерства здравоохранения бурной не назовешь. Обычным украинцам она вообще вряд ли заметна. Министр задержку реформы объясняет бюрократической мафией в госучреждениях, а также тем, что пакет реформ сначала должны одобрить депутаты, с которыми непросто найти общий язык.

Единственное, в чем А. Квиташвили, вот уже полгода занимающему пост главы Минздрава, точно удалось преуспеть — это умение качественно делать презентации, хорошо проводить брифинги, давать интервью и выступать на телевидении.

При А.Квиташвили была разработана Стратегия развития отрасли на 2015-2025 год, включающая много правильных требований, которым должна соответствовать украинская медицина. Вопрос, который интересует всех и каждого: когда сказка станет явью? Главное опасение со стороны пациентов — это переход на платную медицину. Если сейчас еще можно худо-бедно, но получить какие-то бесплатные услуги, попасть, например, на прием к врачам в поликлинику, то многие опасаются, что отберут и это. Врачи не понимают, каким образом будет произведена реорганизация медицинской помощи. Стратегия не дает ответов на многие вопросы. Ее авторы говорят, что это стратегия, а не тактика. А вот с тактикой есть проблемы. Например, юристы еще полгода назад предупреждали, что реформа системы здравоохранения не может начаться без изменения статьи 49 Конституции, гарантирующей украинцам право на бесплатную медицину. За все это время народные избранники не удосужились этого сделать.

Пока особых реформаторских успехов в медицинской отрасли замечено не было. Одним из главных позитивных достижений министра можно назвать то, что Всемирный банк решил вложиться в украинское здравоохранение: Украина получит кредит в 214,73 млн долларов на повышение качества медицинских услуг. Правда, переговоры с банком велись давно, еще с 2013 года, а начальная сумма была несколько выше и составляла 340 млн. долл.

К сожалению, закон о передаче госзакупок лекарств международным организациям (в числе которых ВОЗ и ЮНИСЕФ), принятый под огромным давлением общественности, остается таковым лишь на бумаге. Оказалось, что мы не удосужились спросить эти международные организации, готовы ли они проводить для Украины такие закупки. У них свои планы, и в них нужно вписаться. К тому же у этих организаций есть свои принципы работы (причем, у каждой из шести предложенных в законе, собственные), далеко не всегда совпадающие с украинскими нормативными актами. Поэтому министерство вот уже три месяца переписывает несколько подзаконных актов. Специалисты посчитали, что такая передача закупок лекарственных препаратов за бюджетные деньги помогла бы сэкономить 40% средств. Например, международные организации закупают препарат, применяемый в онкологии, по 7 долл. за упаковку. Украина умудрилась в прошлом году купить это же лекарство по 208 долл. Разница только на одной упаковке составляет 201 доллар!

К сожалению, существуют веские опасения, что Минздрав не успеет подготовить всю документацию, и в этом году не удастся провести закупки с помощью международных организаций. Еще один, запасной вариант предложил Глобальный фонд: рекомендовал воспользоваться услугами Сети ЛЖВ (людей, живущих с ВИЧ/СПИД) — организации, умеющей делать подобные закупки и авторитет которой не вызывает сомнений. Минздрав пока молчит.

О какой реформе идет речь, если мошеннические условия о стопроцентной оплате государством лекарств прокладкам-посредникам с отсрочкой получения препаратов до полугода (постановление №117), приведшие к лекарственному коллапсу, действуют до сих пор? Как у Ильфа и Петрова. Только у нас деньги утром, а стулья в лучшем случае через шесть месяцев.

Глава благотворительного фонда «Пациенты Украины» Дмитрий Шерембей категоричен: «Я бы в принципе запретил Минздраву заниматься реформами. За этим слоганом они не выполняют свои прямые функциональные обязанности. Впервые заблокированы все региональные и национальные закупки, не начаты международные. Цель простая: дотянуть до июля 2015 г., чтобы сказать, что теперь международные организации не успеют закупить медикаменты, и мы будем покупать по старым схемам. Этого и ждут коррупционеры. К сожалению, сегодня страдают люди. По 18-ти государственным программам процесс закупки не начат. Цикл закупки никоим образом не изменен: участвовать будут те же дистрибьюторы. Если в июне торги не будут объявлены, больше 900 тыс. людей могут остаться без лечения. Мы подняли этот вопрос на Антикоррупционном комитете, поставили четыре задачи: отменить 117-е постановление, постановление №240 (о референтном ценообразовании. — Ред.), начать международные и национальные закупки. У них есть один месяц».

Как рапортуют в Минздраве, сейчас проходит прозрачный конкурс на должность главы ключевой в отрасли Госслужбы по лекарственным средствам. Вот только для общества почему-то остается тайной даже определенная Минздравом кандидатура.

На днях правозащитные организации презентовали доклад «Права человека в сфере здравоохранения» за 2014 год, который анализирует ход медицинской реформы и освещает наиболее злободневные проблемы пациентов и самых уязвимых групп населения Украины. В первую очередь авторы доклада отмечают, что ситуация в сфере украинской медицины не изменилась, в некоторых случаях, по сравнению с прошлым годом, ухудшилась.

Орфанные, но не бесправные

«Нам всех хотелось верить, что в 2014 году произошел прогресс, ведь в апреле прошлого года приняли закон о пожизненном лечение всех орфанных больных (редкие заболевания, встречающиеся 1 на 2 тыс. человек — Ред.), — говорит Татьяна Кулеша, председатель Союза орфанных заболеваний Украины. — Многие пациенты получили надежду (их в Украине всего 6%). Закон, вступивший в силу с января 2015 г., к сожалению, не выполняется. Дело в том, что если этих детей или взрослых берут на лечение, они живут полноценной жизнью. Не отличаются от нас с вами. Если не лечим или прерываем лечение (что сейчас происходит в Украине), они быстро превращаются в инвалидов и очень тяжело умирают. Лечение, как правило, очень дорогостоящее, препараты нельзя купить в аптеках. Самый легкий пациент обходится в 10 тыс. долларов в год, самый дорогой пациент с мукополисахаридозом — полмиллиона долларов. Это огромные деньги. Поэтому только государство может гарантировать пожизненное лечение — это практика всего мира. Могли бы помочь местные бюджеты. Но даже если есть деньги, ст. 240 не позволяет этого делать. Наши дальнейшие действия? Мы подключаем европейские орфанные организации. Мы хотим, чтобы Европа видела, что происходит в нашей стране».

Тема, которой боятся

Паллиативная помощь — помощь неизлечимо больным людям. Прежде всего, это адекватное обезболивающее, снятие симптомов и всеобъемлющая психологическая поддержка и пациента, и членов его семьи.

«Если в Украине сегодня произошли определенные позитивные сдвиги в паллиативной помощи для взрослых (появился морфин в таблетках, изменилось законодательство по назначению морфина), то ситуация с детьми очень страшная, — говорит Ольга Лубяная, руководитель тренингового центра паллиативной помощи (г. Харьков). — К большому сожалению, по статистике Минздрава, в 2014 году умерло 17,5 тыс. детей от неизлечимых заболеваний. Это и онкология, и врожденные заболевания, пороки развития. Онкология занимает порядка 20–30%, остальные — это детки, которые рождаются с плохим жизненным прогнозом. Где такие дети могут находиться? С онкологическими больными более-менее понятно — в онкологических отделениях детских больниц. Однако, когда ребенок дошел до четвертой стадии болезни и находится дома, его по большому счету отправляют туда умирать, он не получает адекватной медпомощи.

Мы ездили в Беларусь. Там ситуация совсем иная: существуют и детские хосписы, и паллиативные отделения. Выездные мобильные службы, ведь в идеале даже самый тяжелый ребенок должен находиться дома, с мамой и папой. В Беларуси детки с искусственной вентиляцией легких плавают в бассейне, гуляют в парке. Для нашей страны — это фантастика. У нас нет таких портативных аппаратов.

У нас, если ребенок очень тяжелый, его забирают в реанимацию, и он может уйти, глядя на чужие стены, не увидев маму и папу. У нас нет детских форм морфина, тогда как в Европе можно выбрать и в сиропе, и в назальных капельках. Об этом страшно говорить, но нужно. Детская паллиативная помощь — одна из наболевших проблем».

Можно ли ждать чуда?

Пациентские организации констатируют, что устали обращаться в Минздрав, он перестал откликаться на требования общественности. Только акции на уровне Кабмина, обращение к президенту и премьер-министру заставляли чиновников вникнуть в проблему.

Под А. Квиташвили давно шатается кресло. Как кто-то пошутил, премьер-министр Арсений Яценюк может искать прошлогодние записи своего выступления на заседании Кабмина, на котором он отстранил от обязанностей тогдашнего министра здравоохранения Олега Мусия. Ведь все тот же повод, а именно срыв госзакупок, может привести к отстранению нынешнего главу этого ведомства. На недавней коллегии Минздрава А. Яценюк дал министру здравоохранения три месяца — до начала сентября провести госзакупку лекарств. В Минздраве надеются успеть.

Сам же А. Квиташвили просит не ждать от него чуда, ведь бюрократическая, коррупционная машина выстраивалась в Украине годами, и поэтому воплотить все идеи в жизнь уже завтра нереально. В этом с главой Минздрава трудно не согласиться. «Принималось много популистских неправильных решений. Сейчас мы дошли до бетонной стены, стараясь разбить ее маленьким перочинным ножиком, — говорит А. Квиташвили. — Мы работаем с огромным количеством организаций, которые будут нам помогать и «перебивать» те дефициты, которые, возможно, возникнут в этом году. Первый результат — поставка ЮНИСЕФ вакцины против полиомиелита. Она покрыла всю потребность, которая у нас есть».

При вступлении в свою должность экспат из Сакартвело сказал, что попытается провести в украинской медицине безболезненные реформы. А может быть, стоило все же стать на горло коррупции, выполнять план Стратегии реформирования шаг за шагом, и каждый месяц понемногу лишать коррупционеров их нелегального дохода? Только тогда, возможно, произойдет чудо: А. Квиташвили войдет в историю министром, победившим коррупцию в украинской медицине, а не одним из многих, над которыми она одержала победу.

Читайте также: Украина: состояние здоровья в преддверии медицинской реформы



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ