• Новости Украины
  • Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости

Мгновенная доставка свежих новостей



Racurs.ua

Система высшего образования — больной в предынфарктном состоянии

Зарубежный студент идет в университет, чтобы получить знания. Украинский — получить диплом, который ему не всегда нужен

Почти год назад, 1 июля 2014, Верховная Рада приняла новый Закон Украины «О высшем образовании», призванный приблизить украинскую высшую школу к лучшим мировым стандартам. Необходимость «что-то делать» с вузами и вообще с образованием назрела давно. Что произошло из-за коммерциализации высшего образования? Чрезмерно множащиеся, без учета реальной в этом необходимости, вузы способствовали профанации высшего образования. Ведь диплом бакалавра/специалиста/магистра по выбранному направлению за деньги может получить каждый желающий, и это уже никоим образом не свидетельствует ни о полученных знаниях, ни вообще о умственных способностях человека и его склонности к определенной деятельности. Более того, такой диплом вообще не гарантирует дальнейшего трудоустройства в выбранной сфере. Сегодня никого не удивляет и считается нормальным, что выпускники университетов с довольно дорогими дипломами юристов/экономистов работают официантами, барменами, продавцами и разнорабочими. В то же время рынок труда ощущает болезненную нехватку квалифицированных слесарей, фрезеровщиков, операторов машин и механизмов и других представителей рабочих профессий. Об этом перекосе в сторону подготовки «белых воротничков» и о профанации высшего образования не имеет смысла говорить долго, ведь мы все так или иначе сталкивались как с образовательными услугами, так и с рынком труда. В 2010 году в преподавательской среде и в рядах активного студенчества возникла даже гражданская кампания «Против деградации образования».

В 2012 году группа ученых, возглавляемая ректором КПИ Михаилом Згуровским, написала законопроект «О высшем образовании», учитывавшем более 4000 предложений от более чем сотни учреждений и организаций, а также известных ученых, педагогов, представителей органов государственного управления и бизнеса. Этот проект закона поддержала еще в начале 2013 году Лилия Гриневич, председатель Комитета ВР по вопросам науки и образования. Однако принять его ВР смогла только после смены власти.

Не будем перечислять все новшества, остановимся лишь на основных. Законом предусмотрено пять образовательно-квалификационных уровней — от младшего бакалавра до доктора наук. Отменена наша традиционная «советская» степень «специалиста», а вместо ученой степени «кандидат наук» введена западная степень «доктор». Вузы различаются не по уровню аккредитации, а по типу: университеты (универсальные учебные заведения), институты и академии (отраслевые учебные заведения) и колледжи (готовят специалистов до уровня младшего бакалавра или бакалавра). Вузы получили научную и финансово-хозяйственную автономию, то есть право внедрять свои образовательные и научные программы, открывать счета, получать кредиты, распоряжаться имуществом и землей. Они смогут создавать научные парки, учреждать предприятия научного или инновационного профиля. Университетам, получившим статус национального или исследовательского, гарантированное целевое финансирование научных разработок.

При этом финансовое состояние высших учебных заведений перестает быть для общества тайной за семью печатями, каждый вуз обязан публиковать на собственном сайте документы о своих финансах, имуществе, в том числе сметы, отчеты об их выполнении, распределении зарплат и т.д.

Ректоры, деканы, заведующие кафедрами будут избираться на свои должности на пять лет и не смогут их занимать более двух раз.

Не секрет, что вузы страдают от плагиата. И этим грешат не только студенты, которые из-за нехватки времени или собственной лени скачивают рефераты и курсовые из интернета, но и преподаватели, как бы это ни прискорбно звучало. Новый Закон намерен поставить заслон на пути плагиата: научные работы и отзывы оппонентов перед защитой будут размещаться на сайтах вузов.

Вводится Болонская система кредитно-модульного измерения учебной нагрузки. В то же время предусмотрено уменьшение нагрузки как на преподавателей (с 900 до 600 часов в ставку), так и на студентов (30 часов вместо 36 на кредит).

Поступление - только через внешнее оценивание. Конкурентная система госзаказа. Механизм электронного поступления в вузы и автоматического размещения госзаказа.

Студенты должны получить более действенное самоуправления и стипендии на уровне прожиточного минимума. Качество образования отныне контролировать независимый орган  — Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования.

Закон, принятый в июле прошлого года, вступил в силу 6 сентября 2014, однако, ввиду сложности его имплементации, некоторые его нормы начнут действовать с сентября 2015 года и даже с января 2016 года. Тем не менее, основные положения этого Закона действуют уже в течение целого учебного года. Так что есть реальная возможность оценить достижения (а, может, и недостатки) нового подхода к высшему образованию.

С этой целью Фонд «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива и фирма «Юкрейниан социолоджи сервис» провели общенациональный опрос студентов (в Крыму, Донецкой и Луганской областях опрос не проводился по известным причинам). Эти результаты были сравнены с результатам общенационального опроса студентов, проведенного в марте 2011 года, и результатами общенационального опроса населения Украины, проведенного в декабре 2014 года. Результаты опроса были обнародованы на круглом столе «Реформа высшего образования: взгляд студентов и экспертов». 

В целом опрошенные студенты оценили качество высшего образования в Украине в 2,8 балла по 5-балльной шкале. Эта оценка не может не настораживать, она низкая, более того, существенно ниже оценки 2011 года (3,5 балла). При этом качество образования в собственной alma mater студенты оценили чуть выше — в 3,2 балла. Для сравнения, в 2011 году — 3,6 балла. Наиболее высоко оценивают качество своего образования студенты-юристы — 3,6 балла, ниже — студенты общественно-гуманитарного профиля — 3 балла. Что интересно, оценка качества образования зависит от успешности обучения самого студента: троечники оценили качество обучения в своем вузе в 2,7 балла; студенты со средней оценкой последней сессии «4» — в 3 балла, а наиболее успешные студенты, отличники — в 3,4 балла.

Самыми серьезными проблемами высшего образования, требующими первоочередного решения, большинство студентов считает непризнание украинских дипломов в мире (51%), несоответствие преподавания требованиям рынка (41%), коррумпированность преподавательского состава вузов (39%), низкий уровень качества образования в украинских вузов по сравнению с мировым уровнем (32%). Последнее почему-то не коррелирует с низким профессиональным уровнем преподавателей, на это указали лишь 9%. И только 8% студентов недовольны отсутствием полноценного студенческого самоуправления.

Учитывая перечисленные студентами проблемы украинского высшего образования, странно, что только 13% студентов читали новый закон, который напрямую касается их жизни. 26% студентов этого Закона не читали, но знают его основные положения, но большинство (61%) вообще не в курсе («что-то такое слышали» 35%, «даже ничего не слышали» 26%).

Подавляющее большинство отечественных студентов (69%) хотели бы учиться за границей (в основном это те, кто обучается по техническому профилю, почти 80%). В 2011 таких желающих было 55%. Основным препятствием к обучению за рубежом называют нехватку средств (на это указали 71% студентов, в 2011 году было 52%) и недостаточное знание иностранных языков (37,5%, в 2011 году - 34%).

Студенты, как и все население Украины в целом, считают, что количество вузов должно определяться потребностями рынка труда (52% населения и 46% студентов), а также их способностью давать действительно качественное образование (35% населения и 41% студентов).

Какие же меры студенты считают первоочередными для улучшения качества образования? Среди таких мер они назвали борьбу с нечестностью и проявлениями коррупции, налаживание сотрудничества с лучшими мировыми университетами, повышение оплаты труда преподавателей, стимулирования научной деятельности в вузах, связь преподавания с потребностями будущей профессии, сокращение численности вузов.

«Лично меня насторожило, что наше предложение проводить внешнее независимое тестирование для поступления в магистратуру и вообще для проверки знаний выпускников вузов, не нашло поддержки у студентов. Это могло бы кардинально изменить подход к качеству высшего образования. Только 10% студентов поддержало идею тестирования не только «на входе», но и «на выходе» — те, кто очень хорошо учатся. Они действительно пришли получать знания и не боятся дополнительной проверки своей профессиональной подготовки. Только 10%!», — говорит Ирина Бекешкина,

В среднем, каждый десятый студент вообще, ни при каких обстоятельствах, не собирается работать по той профессии, на которую учится. Большинство таких разочарованных учатся в технических вузах. Половина тех, кто вроде бы собирается работать по специальности, отвечают, что будут работать только при условии достойной зарплаты. В противном случае собираются искать себе какую-то более денежную работу, не имеющую ничего общего с полученной профессией. То есть на самом деле с тем же успехом человек мог бы получать и совершенно другую специальность.

На вопрос «Что нужно, чтобы получить работу?» в 2011 году студенты преимущественно отвечали: «Связи» (43%). Сейчас на первую позицию вышел ответ: «Хорошее образование и высокий уровень знаний» (45%). Это едва ли не единственный по-настоящему положительный факт.

Студенты назвали и три фактора, которые больше всего волнуют их в жизни. И эти факторы чисто материального характера. 41% опрошенных указали на недостаток денег на жизнь (в 2011 году таких было 32%). Хотя, судя по результатам опроса, только 11% студентов живет только на стипендию, а у 7% стипендия составляет 80% их бюджета. Еще один фактор- невозможность трудоустройства в свободное время (35,5%, в 2011 году было 30%). Последний — коррупция (26%, в 2011 году было 22%).

Если 26% указали на то, что их беспокоит коррупция в вузе, это не значит, что с ее проявлениями сталкивалась только данная часть студенчества. На самом деле, сталкивались с коррупцией 34% студентов, еще 26% слышали об этом от других. Совсем не сталкивались с явлениями коррупции в своем вузе 40% опрошенных студентов. Причем, более успешные студенты меньше вовлечены в коррупционные практики. Среди тех, чей средний балл успеваемости за последнюю сессию был равен оценке «удовлетворительно», с коррупцией сталкивались 43%, среди тех, кто имел средний балл «хорошо», сталкивались с коррупцией 32%, а среди отличников — 29%.

Студенты не единодушны в своем отношении к коррупции. Диаметрально противоположные мнения поделили студенчество пополам. Одна половина считает, что это «быстрое и относительно простое решение проблем», другая, что это «выпуск неквалифицированных специалистов».

В целом, среди всех студентов, 29% ответили, что им приходилось дарить подарки преподавателям, 22% предоставляли преподавателям многообразные услуги, 18% платили деньги за оценки, а 19% покупали рефераты, курсовые и дипломные работы. Не были задействованы в коррупционных действиях 45% студентов (в 2011 году ситуация была хуже, тогда к подобным действий не присоединилось 34%).

По мнению Ирины Бекешкиной, коррупцию в вузах порождает не столько низкая зарплата преподавателей, сколько нежелание студентов учиться добросовестно, элементарная лень. Ведь только 20% студентов были задействованы в коррупционных практиках из-за давления со стороны преподавателей.

«Если был бы введен внешний контроль за качеством приобретенных выпускниками знаний, коррупция отмерла бы сама собой, она бы стала не нужной. Коррупцию подпитывают студенты-лентяи», – считает она.

Первый заместитель министра образования и науки Инна Совсун рассказывает, что недавно один депутат направил в Минобразования письмо, которым угрожал искоренить коррупцию в вузах с помощью добровольческих батальонов, если министерство ее не преодолеет самостоятельно, обратившись за помощью к правоохранителям.

«По моему мнению, чтобы искоренить коррупцию в вузах, надо искоренить причины, предрасполагающие к ней. Во-первых, сделать студента более мотивированным к обучению, во-вторых, дать преподавателю приличную заработную плату, чтобы он не был заинтересован в подарках от студентов. Это более комплексные вещи, чем просто привлечение правоохранителей. Культура коррупции формировалась не год и не два, это устоявшиеся практики и эта культура не может измениться мгновенно. А что касается того, чтобы поймать преподавателя на взятке, то ни один студент, пожаловавшийся на коррупцию, не согласился выступить в роли подсадной утки. И это понятно, студенты не хотят портить отношения с другими преподавателями», — замечает госпожа Совсун.

Она считает, что на самом деле ситуация с коррупцией в вузах является еще более распространенной, чем показывает опрос. Потому что люди не склонны честно признаваться даже в анонимном опросе, что принимали участие в противоправной деятельности. Более того, большинство студентов не считает «благодарность» преподавателю взяткой.

Что касается списывания и плагиата, то студенты вообще не считают это чем-то экстраординарным. И часто к этому прибегают даже не из-за наплевательского отношения к учебе, а из-за невероятной загруженности.

«Сегодня в течение семестра студенты слушают 10-15 курсов лекций по каждому предмету, по которому потом нужно написать письменную работу, а бывает и не одну. Надеяться, что каждая из этих работ будет написана студентом лично, с творческим огоньком и проработкой большого количества литературы, было бы крайне наивно. Но уже сейчас пишутся новые нормы, предусматривающие не более 8 предметов на один семестр. Может, даже меньше. Новых стандартов еще нет, их только разрабатывают, но бывшей рамки в виде образовательно-профессиональной программы с перечнем обязательных предметов уже нет. А с нового учебного года университеты вообще должны разработать новые учебные планы, которые снижают нагрузку на студентов и создают условия для того, чтобы они имели возможность учиться честно», — говорит И. Совсун.

По мнению народного депутата Лилии Гриневич, опрос показал, что новый закон о высшем образовании пока не начал работать — по целому ряду причин, первая из которых — сопротивление консервативной части академических сообществ. Как иллюстрация – выборы в Национальное агентство по обеспечению качества высшего образования.

«Кого выдвинули академические сообщества в состав этого агентства? Людей, которые были люстрированы, которые были задействованы в коррупционных схемах при министре Табачнике. Это свидетельствует о незрелости, неготовности к переменам, о желании работать по старым схемам. Сейчас крайне важно проконтролировать, кто же станет у руля этого института. Нельзя допускать туда кадры старой власти! Вот мы заявили, что будем бороться с плагиатом. Это же вообще не проблема – для этого созданы специальные программные продукты. Но предоставив ученым советам вузов право самостоятельно присуждать ученые степени, мы не обеспечили их антиплагиатными программами. Как мы можем упрекать студентов за рефераты, скачанные из интернета, когда академическая среда без зазрения совести использует чужие труды?» – возмущается Л. Гриневич, председатель Комитета ВР по вопросам образования и науки.

Игорь Ликарчук, директор Украинского центра оценивания качества образования, изучив результаты опроса, отметил, что судя по цифрам, система высшего образования — это больной, который находится в тяжелом предынфарктном состоянии и которому необходима немедленная реанимация.

«Покупка дипломных работ, покупка оценок и другие факторы, которые были обнародованы – это серьезная болезнь. Зарубежный студент идет в университет получить знания. Украинский – получить диплом, который ему не всегда нужен. Это существенная разница. И в этом контексте понятно, почему нашим студентам не нужно внешнее оценивание по окончанию обучения в вузе. А оно могло полностью изменить подход к обучению», — считает И. Ликарчук.

Кроме того, по мнению господина Ликарчука, нужно менять и систему поступления в вузы, делать ее более жесткой. Потому что в нынешнем году, например, только 7 университетов требуют от абитуриентов сертификат ВНО по украинскому языку и литературе углубленного уровня, только 9 – аналогичный сертификат по математике. 90% университетов согласны принимать абитуриентов с самыми низкими баллами ВНО! На филологические специальности некоторые университеты не поставили  в качестве вступительного экзамена даже иностранный язык.

«В этом контексте тот высокий уровень автономии, предоставленной нашим университетам новым Законом (я лично это приветствую), представляется чрезмерным. Это как дать дикарям ноутбук и надеяться, что они начнут им пользоваться по назначению», — добавил И. Ликарчук.

Представительницы двух ветвей власти — Инна Совсун и Лилия Гриневич считают, что такие результаты опроса вовсе не свидетельствуют о том, что качество образования действительно ухудшилась, эти цифры только показывают, что новое поколение студентов более сознательно относится к качеству образования, формирует более высокий запрос на услугу высшего образования. По их словам, за четыре года количество тех, кто считал наше образование качественным, стремительно снизилось. И это на самом деле хорошо. Если это действительно так, то мы надеемся, что новое поколение, которое предъявляет более высокие требования к качеству высшего образования, подтолкнет этот инертный механизм к изменениям.

Читайте также: Вступительная кампания: отзывы студентов о вузах

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Мгновенная доставка свежих новостей

Telegram канал «Ракурса»






    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ