• Новости Украины
  • Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости

Мгновенная доставка свежих новостей



Racurs.ua

Добыча янтаря — борьба за монополию

В событиях, происходящих вокруг добычи и реализации янтаря, отражается положение, в котором находится современное украинское государство. Что же видно в янтарном зеркале?

Бизнес по добыче янтаря и доставке его потребителю сложился давно, без помощи сверху. Попытка создать государственное предприятие по добыче солнечного минерала не увенчалась успехом. Рынок янтаря полностью за границей, и украинский камень там представлен нелегально. Государство официально его не экспортирует. Янтаря для промышленной добычи в Украине нет, нет и этой отрасли. Все сводится к отсутствию рентабельности. Старательская добыча стала актуальной при ослаблении государства и обнищании населения.

Стоимость появляется только у того, к чему человек прикасается руками. Он пытается выжить самостоятельно, берет в руки лопату и начинает копать ямы на болоте, зная: найденный камень, безусловно, превратится в деньги. На Донбассе, руководствуясь этим же, лопатами выкапывают из земли уголь. В Харьковской области собирают грибы и превращают их в красиво оформленные банки для продажи вдоль дорог. В Житомирской — так же вдоль дорог продают нарезанные в лесу веники для бани, во многих местах предлагают рыбу и раков. Все это и есть зеркало жизни нашей нынешней страны.

Предыдущая власть пыталась добиться тотального «крышевания», а не организации добычи и реализации янтаря. Интересно, что и сегодняшние разговоры сводятся примерно к тому же. Существует два способа украсть деньги у государства: первый — до того, как они попали в бюджет, второй — перенаправить бюджетные средства в свой карман. В первом случае деньги можно получить быстро, но значительно меньшие, — это оперативная кража. Второй способ труднее, дольше, заметнее и масштабнее. Стратегическим воровством занимаются игроки, уверенные в завтрашнем дне и понимающие, как это можно сделать. Самое главное: объемы средств, которыми распоряжается стратег, таковы, что суммы присвоенных денег будут значительно выше, чем у оперативников. Их даже можно назвать заработком, заплатить с него налог государству и уверенно жить дальше.

Предшественники нынешних властей занимались кражами оперативными. Сегодняшние революционные заявления — принять закон о янтаре, создать на месте коммунальные предприятия по его добыче, усилить контроль над нелегальными копателями — не отвечают на важные вопросы. Как с этого заработает государство? Откуда возьмутся деньги на добычу? Как камень будет реализовываться? Кто и как будет восстанавливать уничтоженные территории? Вопросов о существовании и работоспособности предложенных решений десяток.

На сегодняшний день существует два вида добычи: законная, подтвержденная соответствующими разрешениями, и незаконная, которая является основной в Украине.

В таблице представлены участники законной добычи. Сроки действия их лицензий изменить теоретически невозможно.

К законным способам извлечения из земли камня можно также отнести согласования на его разведку. Заниматься разведкой можно сколь угодно долго, притом самыми необычными способами. Действие выданных в текущем году согласований сегодня приостановлено, продолжение этого процесса планируется после принятия закона о янтаре, где все будет прописано. Но есть основания полагать, что после принятия этого закона ничего не наладится, а многие шаги можно сделать без привязки к нему.

Незаконная добыча приносит сегодня 30–40% прибыли непосредственно старателю. Местным бандитам остается 5–10%, с ними добытчику работать проще, дешевле и быстрее — оперативно решаются спорные ситуации. Остальное уезжает в Киев. Чтобы вывезти камень за рубеж, отдается от 150 до 300 долл. за килограмм. Это дань таможне и СБУ. Сегодняшние янтарные действия производят впечатление, что добытчику хотят оставить 10–15% от заработанного, как это было при Пшонке, прославленном отечественном прокуроре.

Янтарь — камень мифологический. Например, 3–5 тыс. долл. за килограмм на рынке — миф. Реально килограмм стоит около 700 долл., поскольку камень достается разносортный, много «песка», крупных самородков довольно мало. За лицензию на янтарь просили мифологические 2–5 млн долл. По этой же причине в стране не развивается малая электроэнергетика — лицензия на производство электроэнергии стоит очередных запредельных денег. Построить электростанцию на ближайшей речке нетрудно, но законно продать электричество можно лишь приобретя баснословно дорогую лицензию.

Янтарь считается драгоценностью только в Украине — в мире это, как правило, просто поделочный минерал. Можно и у нас считать его местным сырьем, не облекая камень в драгоценную форму. Этот продукт распространен от Бразилии до Малайзии и от Сицилии до Прибалтики. Единственное в мире месторождение с промышленной добычей — под Калининградом. Раньше это был центр Восточной Пруссии — Кенигсберг. «Янтарный кабинет», подаренный Петру I, изготавливался немецкими мастерами для прусского короля Фридриха Iименно из этого янтаря.

Украина не имеет никакого отношения к формированию цены на янтарь в мире. 90% камня добывается в России, практически весь он обрабатывается за границей. Серьезно говорить о формировании внутриукраинского рынка янтаря и организации его переработки на месте могут лишь откровенные негодяи, желающие личной выгоды, или нереалистичные романтики.

Добыча янтаря в Украине осуществляется по серой схеме. Борьба с серыми схемами приводит к их запрету. В советское время за спекуляцию сажали, а за валютные операции расстреливали. Идея нынешнего руководства запретить добычу камня напоминает запрет на спекуляцию в СССР.

Янтарь — слово громкое, звучащее. Само собой, интереснее говорить о ярких вещах, а не о низменных и обыденных. Украина экспортирует, например, щебень, которого нет в России, причем в гораздо более значительных в денежном выражении объемах. Коммунальное хозяйство с его проблемами весит миллиарды, янтарь — копеечный на этом фоне. В прессе появляются сообщения об изъятии партий солнечного камня — то на таможне, то у добытчиков. Всегда остается вопрос: а куда конфискованный янтарь девается после? Молчание… Принимаемые силовые решения ведут к коррупционности. Чиновнику важно находиться рядом с процессом, чтобы получать деньги ежедневно. При этом мы помним, что о коррупции в правительстве всегда сообщают в прошедшем времени. Западный опыт с делегированием полномочий на места нам не подходит. В Украине до сих пор рулят временщики, думающие о сиюминутной выгоде. Это осталось нам еще от СССР, когда украсть у государства было чуть ли не доблестью.

На местах собираются делать коммунальные предприятия по добыче янтаря, чтобы красть деньги на месте. Центр присылает разнообразных смотрящих, пытающихся установить свою власть. Три области стремятся через своих депутатов и ангажированных силовиков организовывать свое влияние на ситуацию с камнем. Идет борьба за монополию. Местные царьки хотят оставить все у себя, в самом низу. В стране идет война, и люди, с нее вернувшиеся, пытаются использовать полученный опыт. Кто только и с какими нашивками ни приезжал, чтобы с помощью оружия стать контролером процесса. Но опытных людей и оружия на местах и так уже с избытком. Местные жители не желают делиться с приезжими, одетыми в такую же пятнистую форму.

Скажу еще об одной стороне конфликтного минерала. В стране идет попытка создания вертикали власти. Ровно то, против чего бунтовал Майдан. Вертикаль строит аппарат президента, то же пытаются сделать со стороны Кабинета министров. Почему янтарем занимается президент — не совсем понятно. Этот вопрос должен контролировать Кабмин, он выдает и аннулирует лицензии. Но президентская команда в эту тему погрузилась глубоко. Создается впечатление, что гаранта Конституции вульгарно подставляют: из его последних выступлений следует, что за весь янтарь отвечает он, а не Аваков и Яценюк. Добытчики в Ровенской и Житомирской областях временно попрятались, но не исчезли.

На фоне происходящего экономически целесообразным видится принятие ряда простых решений, не требующих каких-либо законодательных действий.

1. Создание или перепрофилирование государственного предприятия, которое занималось бы скупкой у старателей янтаря на основании подписанных договоров — на месте и по справедливым ценам. Точек по приему янтаря может быть много.

2. Деньги на покупку янтаря можно легко взять у банкиров, если они станут участниками схемы. Государству на это не нужно выделять ни копейки. Кроме того, банкиров можно обязать контролировать цену на камень, которая все равно формируется за границей. Информация о ней открыта и доступна.

3. Доставкой янтаря на биржи в Гданьск или Китай могут заниматься эти же банкиры.

4. Средства от реализации янтаря поступают в бюджет страны.

5. Предприятие — скупщик камня обязано иметь план рекультивации всех месторождений и должно финансироваться из полученных от продажи янтаря средств. Этот момент обязательный, доверять процесс местным чиновникам нельзя.

Только общегосударственный взгляд на проблему способен эффективно ее решить. Как строительство полигонов для захоронения отходов или установка мусоросжигательных заводов.

Читайте также: Янтарь Украины: трудный путь

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ




Мгновенная доставка свежих новостей

Telegram канал «Ракурса»






    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ