• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Китайский фондовый рынок: верной, но неровной дорогой идут товарищи

В чем причины подъемов и падений китайского фондового рынка. О чем не пишут в учебниках экономики

Меркантильная мировая общественность в лице обывателей всех стран, где есть хоть немного денег, последние несколько месяцев с опаской поглядывала на пляски фондового рынка Китая. В памяти уже зажили раны от ипотечного кризиса 2008 года в США, своими разрушительными кругами зацепившего много стран, в том числе и Украину. Теперь, когда штормит во второй крупнейшей экономике мира, обыватели начинают проявлять нервозность: скажется ли это на них?

Чтобы разобраться в причинах нервного поведения китайского фондового рынка, придется пояснить среду, в которой все это происходит.

Индекс-переросток

Начнем с того, что экономика Китая растет в среднем примерно на 10% в год на протяжении последних десяти лет. Это очень много. Для примера, США от +3,5% роста ВВП в 2004 году скатились до -3,5% в кризисном 2009-м и подтянулись до +2,4% за 2014-й. В Китае совершенно иной порядок цифр и их динамика: 10,4% рост в 2004 году, дальнейший подъем до 14,2% в 2007 году, затем наступает перелом и происходит постепенное охлаждение к нынешним 7,4% за 2014 год.

Для любой экономики, демонстрирующей столь бурное развитие, повышение котировок фондового рынка — абсолютно нормальное явление, есть за счет чего. Вот только одно «но»: Shanghai Composite Index стал показывать просто гипертрофированный рост тогда, когда в экономике Китая уже несколько лет происходит спад. Так, за 2014 год индекс поднялся почти на 52%, а до начала краха 12 июня 2015-го — еще приблизительно на 60%. Да, это спекулятивный пузырь. И он должен был лопнуть, вопрос только когда. Достигнув к 12 июня пикового значения 5166,35 пункта, индекс до 31 июля откатился до отметки 3663,72. Но почему вдруг на фондовый рынок полтора года назад так резко пришли деньги и стали накручивать индекс?

Откуда деньги

Китайская специфика экономической модели отражается на всем. В стране почти не во что вкладывать свободные деньги, появляющиеся у зарождающего среднего класса. Тут нет реальных финансовых инструментов, а банковские депозиты не доходны. Эволюционный переход аграрной (в прошлом) экономики Китая на индустриальную привел к перетоку селян в города. Урбанизация (смещение культурных, промышленных и человеческих ресурсов в города) поставила вопрос о необходимости обеспечения жильем большого количества людей. В Китае в двухтысячных начинается строительный бум, который достигает своего апогея к 2007–2008 годам. Цены на квадратные метры стабильно росли (даже по 1% в месяц), и средний класс вкладывает в недвижимость. Правда, проверка китайских электросетей в разных городах показала, что в 65,5 млн квартирах не крутятся электросчетчики. Там никто не живет. Это все — инвестиционное жилье. Пустующий жилой фонд способен обеспечить 200 млн человек жильем, что полностью решило бы проблему расселения.

Правительство страны понимает, к какой катастрофе это может привести, уже имея в качестве примера начавшийся на тот момент в США ипотечный кризис. Поэтому начинает принимать все меры, ограничивающие спекулятивный интерес. На протяжении нескольких лет последовательно закручивало гайки. Вот некоторые из них: повышение первоначального взноса за квартиру, ограничения на ипотечные кредиты, регулирование местными властями цен на строительство, специальные налоги, запреты для нерезидентов и многое другое. Все они вводились постепенно, и к 2012 году практически выдавили спекулятивный капитал из строительного сектора. С одной стороны рынок жилья насытился предложением и прекратился его рост, с другой — появилось слишком много препятствий для заработка. Деньги перетекли на фондовый рынок и усилили его колебания — они добавили баллов к и без того постоянно возникающему там шторму.

Китайская специфика

Когда мы сотрясаем воздух словечками вроде IPO, капитализация, свободное обращение акций, биржи, и считаем, что хотя бы немного понимаем, как это все работает, то применительно к Китаю все наши знания бесполезны. Любой словарь нам подскажет, что IPO — это первичное размещение акций акционерного общества неограниченному кругу лиц. Обычно с целью привлечь деньги в компанию и прощупать ее рыночную цену: по чем продались, так и стоим. Все правильно? А теперь читайте, как на самом деле происходит в Китае.

Подавляющее большинство китайских компаний — государственные. Они выходят с IPO на Шанхайскую биржу не потому, что понадобились деньги для самой компании. А потому, что Коммунистическая партия Китая, следя за выполнением плана развития регионов, решила, например: в провинции Хэйлунцзян необходимо финансирование для такого-то проекта, поэтому давайте-ка компанию из Харбина выставим с пакетом акций на биржу. С небольшим пакетом, допустим, 25% (не принято в Китае государству терять контроль над компаниями). Но вот незадача получается: желающих купить акции — много, а самих акций мало (напомню: рынок недвижимости зажат, там не поиграешь, депозиты — не выгодно, все деньги уже тут, на бирже). По рыночным законам, цена бумаг должна в такой ситуации взлетать до тех пор, пока спрос не уравновесит предложение. Но местным регулятором под чутким руководством мудрой Коммунистической партии, заботящейся о стабильности рынка, установлен норматив, согласно которому при первичном размещении бумаг цена не может превышать более чем в 15 раз прибыль компании, приходящуюся на одну акцию. Иными словами, мультипликатор продажи не имеет права быть «бешеным».

Вроде все замечательно. Даже логично. Разместили первичную эмиссию под «планку» регулятора, а тут на тебе — цены на акции подорвало до небес! Норматив на первичное размещение-то есть, но никто не ограничивает вторичный рынок котировок. В результате имеем т. н. сильную волатильность рынка — это когда котировки трусит и колбасит. Ведь задавленный нормативом спрос никуда не делся, он только выждал, когда акции попали на вторичное обращение, и тут уже отыгрался полностью. В результате — цены растут, индекс биржи тоже. При чем тут, спрашивается, капитализация и справедливая цена компании? Забудьте эти заумные слова.

Портрет инвестора

В Китае 95% биржевых средств приходит от частных инвесторов, не являющихся профессиональными участниками рынка. Они совершают около 85–90% сделок. Деньги от профи-фондовиков составляют всего 5%, их доля в количестве сделок — 10–15%. По данным компании ControlRisk (Шанхай), всего около 7% городских жителей имеют возможность инвестировать. И это не та аудитория, которая создает опасные для правящей партии социальные протесты. Риск того, что обанкротившиеся инвесторы выйдут к зданию ЦК Компартии, как в Украине вкладчики под НБУ, крайне низок. Сейчас регулятивные органы больше обеспокоены, не слишком ли повлиял на кризис механизм маржинальной торговли (или по-другому — с кредитным плечом), когда игроки получают возможность торговать на гораздо большие суммы, чем небольшой депозит у брокера. С учетом того, что в Китае с ноября прошлого года уже три раза снижалась учетная ставка центробанка и деньги подешевели, желающих спекулировать на заемные увеличилось.

То, что кредитный маховик в Китае уже раскручен, подтверждает общая статистика: выданные компаниям и частным лицам кредиты составили 207% от ВВП в конце июня 2015 года, в то время как в 2008 году этот показатель составлял 125%. Остальную статистику «замылили»: официальные цифры о плохих кредитах более чем смешные — всего 1,39%.

А еще регулятор по ценным бумагам обеспокоен, не могло ли повлиять на резкую распродажу акций и обвал индекса программное обеспечение, автоматизирующее управление инвестиционным портфелем. Программы способны автоматически сработать на продажу, если инвестор задал соответствующие настройки. Кстати, на аналогичном софте не раз проваливался американский фондовый и Forex рынки, когда терминалы домохозяек (не забивающих себе голову фундаментальным анализом), автоматически закрывали позиции при нисходящем тренде, вызывая лавинообразную распродажу. Китайские инвесторы, в отличие от упомянутых домохозяек, просто не располагают свободным временем — приходится слишком много работать, что бы затем вкладывать в ценные бумаги. Поэтому, вероятно, тоже вынуждены полагаться на программы.

Структура рынка

Китайский фондовый рынок выполняет несколько иные функции, чем в капиталистических странах с открытой экономикой. Если не вдаваться в детали, то на Шанхайской и Шэньчженьской фондовых биржах торги на 97% состоят из акций и только около 2% — облигаций, других инструментов почти нет. Отмечу, что рынок разделен на два сегмента: резиденты торгуют за юани, нерезиденты — за валюту (отдельная серия акций) и за юани. Нерезиденты торгуют исключительно через китайских брокеров или иностранных квалифицированных посредников, к которым очень высокие требования. Выполнить их способны крупные инвестиционные компании и банки с размером активов не менее 10 млрд долл. и многолетним опытом работы. На объемы торгов ежегодно выдаются квоты. Фактически рынок нерезидентов в Китае невелик и сильно законодательно зажат. Он не оказывает существенного влияния на местные торги. Цены акций с сериями для нерезидентов, работающих через классические инвестиционные компании, может существенно отличаться от достаточно «дикого» стихийного рынка резидентов с сериями для внутреннего рынка.

Да, существует много китайских компаний, котирующихся на мировых биржах. Но там совершенно другая история. Например, Гонконгская биржа формально считается китайской, но она больше выполняет роль международной, где тусуются крупные азиатские инвесторы, и в нашем обзоре не рассматривается.

Функция китайского фондового рынка сегодня — это управляемый процесс частичной приватизации государственных предприятий и аккумулирование накоплений бережливых китайцев. Капитализация в данном случае не передает состояние экономики, и текущие цены акций, как и поведение рынка в целом, не являются объективными показателями. Основные участники рынка — средний класс, для которого акции — это инструмент для вложений свободных накоплений. IPO в Китае — плановое финансирование Компартией регионов страны в виде ограниченной «дозы» акций для азартных инвесторов, портфельных миноритарных акционеров. Резкие подъемы и падения индексов китайских бирж — это больше форма азарта и массового психоза, спровоцированного недостатком предложения и отсутствия знания рынка игроками. Но отнюдь не объективные индикаторы рынка.

Послесловие

В силу перечисленных причин китайский фондовый рынок не оказывает серьезного влияния на другие рынки, в том числе Украины. Несмотря на громадный размер, он политически локализован.

Конечно, власти Китая не в восторге от перекосов в том или ином секторе и вынуждены периодически охлаждать перегретые направления. Так происходило с недвижимостью, сейчас настал черед фондового рынка. Самое интересное — куда теперь потекут выводимые из акций капиталы, если волевыми решениями ограничат доходности спекулянтов. Там и появится новое Эльдорадо.

Качели фондовых индексов отразятся, скорее всего, на рынке долговых инструментов США и вложениях Китая за рубежом. Для выравнивания внутренних перекосов экономики власти вынуждены направлять свободные ресурсы на внутренний рынок вместо покупки займов других стран.

Если говорить о совместных проектах, например, Украины с участием китайских корпораций, то на такие отношения внутренние колебания китайских фондовых индексов вряд ли повлияют ощутимо. Китай всегда предпочитал экспортное кредитование, при котором вход в совместные проекты заключается в поставках своего оборудования. А это значит, что китайские банки кредитуют своего китайского производителя, чтобы тот поставил в Украину оборудование, за которое украинская сторона что-то будет должна китайским партнерам. И самое важное: дружить с Украиной или нет, в Китае определяет не биржа, а Коммунистическая партия.

От редакции.

Некоторые эксперты полагают, что на фондовый рынок Украины события в Китае не окажут влияния по той причине, что фондового рынка как такового в нашей стране не существует.

Из-за китайских событий дешевеют металл и нефть. В целом происходящее повлияет на внешнюю торговлю Украины, занимающейся производством и экспортом металла, цены на который обвалились вместе с китайским фондовым рынком. Это — недополученная прибыль Украины.

Пострадает и Россия: цены на нефть снижаются, дешевеют сырьевые китайские компании. Но в первую очередь обвал рынка ударил по китайским «колхозным инвесторам», которые раньше вкладывали деньги в недвижимость и лишь недавно принялись оперировать акциями. Однако эти «балластные» игроки рынка, разорившись и потеряв деньги, мало повлияют на экономику в целом.

Читайте также: Прогнозы экономистов: инвестиций из Китая ожидать пока что не приходится, но перспективы отличные


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ