воскресенье, 23 апреля 2017

Racurs.ua

Новая полиция: коррупция начинается с чашки кофе

Когда в соцсетях объявляются кофейни, где полицейские могут бесплатно что-то взять, — это возрождение коррумпированной милиции, от которой мы так хотели избавиться

Большинству новая полиция нравится. С «людьми в черном» фотографируются, восторгаются в соцсетях их вежливостью и бескорыстной готовностью прийти на помощь. Молодых полицейских готовы угостить чашечкой кофе в Киеве, «кава для нової поліції задурно» — так их поддерживают оптимистично настроенные львовяне. Однако есть и много скептиков, которые запаслись попкорном и ожидают поглощения молодой и зеленой поросли акулой коррупции.

С расширением географии национальной полиции возникает вопрос об отборе не только лучших патрульных, но и руководителей высшего звена, где коррупционные риски, как известно, значительно выше. Пока же руководители патрульных служб Киева, Львова и Одессы назначались лично министром внутренних дел Арсеном Аваковым, а не в результате открытого конкурса. Если ситуация не поменяется, то вполне может оказаться, что МВД просто выставило перед собой живой щит из новых полицейских, которые будут ограждать нас молодостью и обаянием от старой милицейской системы, даже не помышляющей о реальных реформах.

Правозащитники и эксперты общественной платформы «Реформируем МВД: прозрачность и ответственность» разработали Порядок проведения конкурса на службу в Национальной полиции Украины. Его особенность заключается в том, что вводится конкурсный отбор на все без исключения должности. По мнению разработчиков, эта процедура является важнейшей антикоррупционной составляющей для создания новой полиции, ведь позволит максимально прозрачно отбирать кандидатов на должности, в том числе и ключевые.

Порядок проведения конкурса на службу в полиции, разработанный экспертами, предусматривает пять этапов: 1) объявление конкурса (длится от 10 до 30 дней); 2) принятие и рассмотрение документов для участия; 3) проверка кандидата: специальная, физического и психического здоровья, психологическое изучение; 4) экзамен и собеседование; 5) принятие решения.

«Мы изучили опыт конкурсного отбора на должность суперинтенданта (старший офицерский состав полиции) в Великобритании, который очень серьезен и сложен, поэтому был взят как идеал, к которому стоит стремиться, — рассказывает Олег Мартыненко, правозащитник, один из разработчиков Порядка проведения конкурса на службу в полиции. — Изучили условия конкурсного отбора на госслужбу. Наше видение того, как должен проходить конкурсный отбор в национальную полицию, «дошлифовали» два бывших сотрудника внутренних дел (один из них работал в управлении мониторинга соблюдения прав человека в МВД, второй много лет занимался кадровой работой). В конечном итоге этот Порядок написан практически «милицейским языком», министерство было приятно удивлено, получив документ, который будто написан собственноручно. Мы передали проект главе МВД А. Авакову около двух недель назад. Ждем реакции, будет ли он взят на вооружение».

Главной новеллой является открытый реестр всех вакансий, которые объявляются в национальной полиции. Ранее на сайте МВД можно было увидеть только вакансии так называемого не аттестованного вольного состава (гражданских) специалистов, либо государственных служащих. Естественно, к объявлению вакансий должен прилагаться перечень требований к кандидату.

На стадии рассмотрения документов работает предписанная законом «О национальной полиции» полицейская комиссия, в которую входят как специалисты МВД, так и не менее двух представителей общественности (для уровня министерства их рекомендует омбудсмен из числа известных правозащитников и общественных деятелей).

Самое главное — весь перечень поступающих документов высвечивается на сайте МВД, равно как и в онлайн режиме комиссия может мониторить комментарии к той или иной кандидатуре (то, что мы обычно делаем в соцсетях).

Когда все документы получены, кандидаты отобраны, начинаются специальные проверки. Одна из них — антикоррупционная процедура, которая проводится инспекцией по личному составу или службой внутренней безопасности МВД, это почти оперативно-розыскная деятельность. Далее проверяется состояние здоровья кандидата по медпоказателям. Сдача нормативов по физподготовке обязательно должна фиксироваться видеосъемкой.

«Нынешние нормативы по физической подготовке сотрудников милиции предусматривают несуразные вещи, — отмечает О. Мартыненко. — Женщины качают пресс на скорость и количество, мужчины отжимаются. Поэтому если вы видите гаишников с животами, не удивляйтесь, они не обязаны сдавать этот вид физподготовки. Среди нормативов можно увидеть (правда, нынешние полицейские его не сдают, но он все еще числится) кросс на 5 км на лыжах. Хотел бы я найти хоть один райотдел, где есть казенные лыжи. Есть еще челночный бег (если помните со школы, это бег от стены к стене на время). Наверное, многие и не догадываются о смысле этого упражнения. Это идет еще с давних времен, когда и милиция, и тюремная система были объединены в НКВД. Тогда не было нормальной вентиляции, поэтому в изоляторе временного содержания все двери приоткрывались и держались на цепочке, чтобы заключенные не задохнулись. Если вдруг в одной камере кричали и затевали бунт, охранник должен был закрыть одну дверь, потом вторую и таким челночным бегом захлопнуть все двери. Таким образом он предотвращал бунт и спасал собственную жизнь. Но с 50-х годов эта система поменялась коренным образом, а в 90-х тюремная система ушла из МВД. Однако милиционеры до сих пор сдают челночный бег».

Психологическое изучение кандидатов — это проверка на полиграфе и с помощью других современных методик, пришедших на смену устаревшим, которые почему-то используются до сих пор.

После этих испытаний кандидаты допускаются на экзамен и собеседование. Экзамен проводится письменно, также делается видеозапись. По словам О. Мартыненко, если делать это в виде тестов (как сейчас популярно), срабатывает совершенно другой вид памяти — память на узнавание. Если мне покажут несколько вариантов (а я читал материал), то я, скорее всего, легко выберу правильный. Фокус заключается в том, что если бы меня самого попросили воспроизвести правильный ответ, здесь уже задача посложнее. Полицейскому нужно не узнавать правильные решения, а воспроизводить.

Представьте себе ситуацию: полицейский, который отобран по тестовой методике, подходит к автомобилю, представляется и говорит, что водитель нарушил правила дорожного движения. Водитель спрашивает, что именно он нарушил и дает ему несколько вариантов. Смешно. Полицейский подходит и должен четко рассказать, какие пункты водитель нарушил. Когда человек пишет, он попутно формулирует свою мысль. Сегодня это проблема: мы нечасто видим людей, способных составить сложноподчиненное предложение.

Самое главное на этом этапе — собеседование, очень важная процедура, для участия в которой допускаются и психологи, и общественные эксперты. 

В британской методике отбора старшего офицерского состава полиции такая процедура длится два дня по 8 часов. Там очень длинный опросник. Год назад МВД предприняло попытку отбора руководителей областей, я отдал им этот образец. Кандидаты не смогли дать ответы на все вопросы. Дело в том, что многие вопросы предполагают, что человек искренне говорит перед комиссией о неудачных моментах в его биографии, профессиональной карьере, конфликтах с подчиненными, пытается анализировать причины и находить способы их решения. Мы сократили этот опросник. Однако я не уверен, что даже в таком виде министерство возьмет его на вооружение. Должен быть совершенно новый тип руководителя. У нас практически нет генералов, которые говорили бы о проблемах даже в узком кругу семьи».

На заявления о необходимости конкурсного отбора в национальную полицию часто звучат ответы, что, мол, у нас война, нет времени на конкурс, а отбор и назначения должны происходить очень быстро. Однако практика многих европейских стран говорит об обратном. Это могут подтвердить, например, те, кто участвовал в миротворческих миссиях, проходил отборочные комиссии в Боснии и Герцеговине. Все — от офицера по логистике до кадровика или командира полицейской станции проходили конкурсный отбор (таково требование ООН), и занимало это не более семи часов. Ведь при выработанных процедурах и критериях оценки конкурс проходит достаточно быстро. В этом случае не возникает вопросов, почему капрал был назначен на должность начальника патрульной службы Львова, а бывший боец отряда спецназначения «Сокол» возглавил патрульную службу Одессы.

Патрульная полиция работает в Киеве уже больше месяца, что позволяет обозначить как сильные, так и слабые стороны этого стартового проекта. Большим плюсом является высокая мотивация новых полицейских. У них хорошее материальное обеспечение, они не испытывают нужды в бензине (на зависть остальной милиции), обеспечены формой, высокой зарплатой. Не меньшим плюсом является то, что во внеслужебное время их продолжают обучать.

Один из минусов — небольшой опыт вождения. По разным данным, от 18 до 30 патрульных автомобилей Toyota Prius пострадали за это время. Александр Фацевич, руководитель Департамента патрульной полиции города Киева, отметил: «В последнее время ДТП чаще происходят не по вине патрульной полиции. Как несли службу раньше? Стали на посту, выехали на вызов и опять стоят. Наши патрульные все время в движении. Увеличилось количество вызовов патрульной службы. Если раньше было до 1 тыс. в сутки, то сейчас до 3–4 тыс. Все эти вызовы обслуживают 200 экипажей. У ребят мало опыта, но они работают с каждым днем лучше».

Скептики говорят о большом количестве уволенных, мол, из 2 тыс. за первый месяц были уволены 12 человек (кстати, половина по собственному желанию). Много это или мало? Если обратиться к опыту Грузии, то там после года работы 20% (то есть каждого пятого) пришлось уволить по разным причинам: кто-то не справился, кто-то увяз в коррупции. Не стоит забывать, что полицейские — обычные люди. Любая власть, чиновник без контроля со стороны пытается расслабиться, и это общепризнанный факт. Если мы с завистью смотрим на западные страны, где чиновники дисциплинированы, то это во многом заслуга общества, которое делает все, чтобы бюрократия старалась держаться в рамках.

Как говорят американцы, «коррупция начинается с чашечки бесплатного кофе». Вот именно с той, которой пытаются угостить наших новых полицейских. Той, которую в американской практике предлагают патрульному офицеру: он патрулирует мою улицу, если он будет чаще проходить мимо моего кафе, вероятность ограбления снизится. Является ли началом коррупции чашечка бесплатного кофе — предмет дискуссии в американской криминологии, полицеистике, уже на протяжении почти полувека. Американцы пришли к выводу, что да. С момента, когда полицейский взял что-либо, кроме своей зарплаты, это уже коррупция. И когда в соцсетях объявляются кофейни, где полицейские могут бесплатно что-то взять, — это возрождение коррумпированной милиции, от которой мы так хотели избавиться.

Новую патрульную полицию нужно контролировать, их нужно учить и подсказывать. Важно не пропустить тот недолгий период, когда эти молодые «люди в черном» готовы свернуть горы. Не упустить этот наш шанс на то, что немалое количество мотивированных, пока что изолированных от системы людей эта же система не сможет перемолоть.

Читайте также: Новая полиция — заложница политического пиара власти

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ