четверг, 23 марта 2017
Racurs.ua

Почему экстренная помощь держится на самоотверженности медиков и волонтеров

События в Киеве 31 августа показали, что экстренной медицинской помощи у нас нет

Экстренная медицинская помощь принадлежит к числу приоритетных направлений здравоохранения в развитых странах. Причина повышенного внимания к ней очевидна — от ее уровня напрямую зависит жизнь людей, попавших в трагические, чрезвычайные ситуации.

Именно такими событиями был наполнен последний день августа в Киеве. Драки, взрывы, кровь, раненые, окутанная дымом площадь Конституции — эти видеокадры увидела вся страна. А что осталось за кадром?

Комментируя ситуацию, чиновники мэрии изо всех сил пытались доказать, что ситуация под контролем, городские службы работают четко и слаженно. По данным Департамента здравоохранения, с утра возле парламента дежурило четыре кареты скорой помощи. Согласно внутренним инструкциям, утверждают чиновники, такого количества машин вполне достаточно, чтобы в случае необходимости обеспечить медицинскую помощь участникам запланированного массового мероприятия.

Наверное, исходя из этого, политическую акцию противостояния, приуроченную к заседанию парламента, приравняли к открытию детской площадки где-нибудь во дворе многоэтажки перед выборами. Никто не отреагировал на то, что к парламенту подъехали полсотни автобусов с бойцами Национальной гвардии, а площадь заполнилась людьми, которые держали в руках не только плакаты.

Когда начались взрывы и упали первые раненые, оказалось, что спасать их некому и вывозить не на чем. При осколочных ранениях, которые вызывают сильные кровотечения и болевой шок, любое промедление может стоить жизни. Раненых — и бойцов, и участников акции — вывозили не медицинским транспортом, как должно быть, а грузили в автобусы и даже в багажники легковых автомобилей. Лишь бы успеть довезти до больницы!

Среди пострадавших от взрыва гранаты оказались и тележурналисты, работавшие в эпицентре событий. Их, по словам коллег, отправили в больницу вместе с ранеными нацгвардейцами в автобусе, который никто из водителей и не думал пропускать на дороге — это же не скорая помощь. Стоит ли упоминать о том, что раненые не получили медицинской помощи на месте происшествия.

На следующий после трагических событий день на официальном сайте КГГА появилась информация, что возле парламента дежурило аж 25 машин скорой помощи.

Кадры из фильмов, когда окровавленного человека везут на каталке, а рядом бежит медик, придерживая стойку капельницы, — основаны на реальных событиях, но, к сожалению, не в нашем государстве. В странах ЕС раненому с сильным кровотечением прямо на месте происшествия ставят капельницу (есть специальная точка под коленом) и вводят раствор. Это помогает спасти сосуды, которые страдают из-за обескровливания (они как бы слипаются), что приводит к остановке сердца. (В зоне АТО зафиксировано много случаев смерти бойцов именно из-за кровотечения при ранениях в ноги, которое сложно остановить.)

Пострадавших на площади Конституции доставили в госпитали ВМС и Министерства обороны, а также в Александровскую и городскую больницу №17. Для четырехмиллионной (по утверждению мэрии) столицы, давно уже не хватает мощностей единственной в городе Больницы скорой медицинской помощи. Если предположить, что там есть все необходимое: оборудование, запасы медикаментов и перевязочных материалов, а также высококвалифицированные кадры, как довезти пациента по пробкам и заторам с Печерска на Левый берег, когда каждая минута на счету? О санавиации, которую эффективно используют во многих европейских столицах, говорить не приходится.

В начале года мэрия утвердила очередной вариант реформы здравоохранения столицы, который предполагает создание нескольких центров интенсивного лечения на базе существующих клиник. Из городского бюджета выделили почти 33 млн грн для больницы №12, которую должны были подготовить для приема и лечения пациентов по скорой помощи. Это предполагает не только ремонт помещений, но самое главное — создание современного приемного отделения, развитие диагностической базы, обновление операционных и отделений реанимации в соответствии с международными стандартами. В Департаменте здравоохранения заверяли, что уже летом скорая помощь будет привозить сюда пациентов на интенсивное лечение. Но 31 августа, когда случилась трагедия возле парламента, ни одного пострадавшего сюда не доставили.

Огромная нагрузка и ответственность выпала на больницу №17. Сюда привезли около 40 пациентов — не только гражданских, но и бойцов Национальной гвардии. Еще десяток пострадавших отправили в Александровскую больницу, почти сотню бойцов лечат в госпиталях. Цифры меняются ежечасно, потому что не все пострадавшие сразу же обратились в больницы, многие из них отправились домой. Об этом, кстати, медики предупреждали — застрявшие осколки проявляют себя не сразу, боль или кровотечение могут возникнуть через некоторое время, на фоне кажущегося благополучия.

Комментируя ситуацию, чиновники и депутаты успокаивали, что для пострадавших от взрывов в медицинских учреждениях есть все необходимое. Может, в госпиталях и есть запасы лекарств, аппаратура, инструментарий для лечения огнестрельных и осколочных ранений. Но в городских клиниках ситуация плачевная — в Киеве уже не помнят, когда получали половину, или хотя бы треть от объема заказанных лекарств, перевязочных материалов, препаратов крови и т. д. Если увеличивается поток больных, даже анализы или рентген не всегда можно сделать своевременно.

Из достоверных источников известно, что для пострадавших от взрывов на парламентской площади не хватало ни препаратов крови, ни медикаментов. Можно ли это оправдать массовым поступлением раненых? Медицина Киева почти два года находится в зоне турбулентности. К осени накал политических страстей возрастает, все чаще конфликты и споры решаются при помощи оружия — не учитывать эти процессы, по меньшей мере, непрофессионально.

На больничных койках — почти полторы сотни пострадавших от взрывов. Наш, украинский, алгоритм действий по оказанию экстренной медпомощи — эффективнее всех вместе взятых международных стандартов. Нужна кровь? Ищем доноров. А пока они едут, кровь сдают врачи больницы №17, понимая, что только так можно спасти раненых ребят. Нет антибиотиков, кровеостанавливающих и других препаратов? Так волонтеры уже здесь, их даже звать не нужно. Кажется, они из-под земли могут достать то, что перечислено в длинном списке.

Раненых спасали всем миром — искали лекарства, вызванивали специалистов, которые могут сделать ту или иную операцию, подвозили воду и продукты. То, что обязана делать система здравоохранения и, в частности, экстренная помощь, у нас легко перекладывается на плечи общества, которое, взвалив эту ношу на Майдане, несет ее не только в зоне АТО, но и в столице.

За сутки, прошедшие после взрыва, ушли трое бойцов, чьи ранения были несовместимы с жизнью. Около десяти человек в тяжелом состоянии находятся в реанимации. Врачи не любят категоричных оценок, но все же говорят, что многих пациентов, которым требуется экстренная помощь, можно было бы спасти, если бы в Киеве работал принцип единого медицинского пространства. Это касается и событий 31 августа. В Александровской больнице умер совсем молодой боец, получивший под парламентом черепно-мозговую травму. Такие ранения лучше всего диагностируют и лечат в Больнице скорой медицинской помощи и клинике Института нейрохирургии Академии медицинских наук. Но в 2015 году мэрия не подписала соответствующих документов с АМН, потому и везут пациентов «по скорой» не в профильную клинику, а туда, куда ближе.

Медики столицы работают с огромной нагрузкой, страдая из-за того, что больницы не обеспечены как следует аппаратурой, инструментарием, медпрепаратами, которые значительно бы увеличили шансы раненых и больных на выздоровление.

В то же время в Министерстве здравоохранения царили тишина и покой, на сайте не было оперативной информации о происходящих событиях. Лишь к концу дня разместили скупое сообщение о 44 пострадавших. На следующий день цифры уточнили: количество пострадавших увеличилось до 89. В свою очередь МВД сообщает, что было госпитализировано более 140 человек, пострадавших возле парламента.

После того как президент Украины посетил госпитали, где лечатся бойцы Национальной гвардии, руководству министерства тоже пришлось отправиться в больницы. Чиновники отметили, что в стационарах есть необходимые лекарства и препараты крови «для оказания первичной помощи раненым». Информацию о том, что один из бойцов умер, потому что не было кровеостанавливающего средства, в министерстве подтвердили, сославшись на то, что это редко используемый препарат и его никогда нет в больницах. Волонтеры его нашли, привезли в отделение, но, к сожалению, было поздно — он эффективен, если применяется сразу после получения ранения или травмы.

По мнению экспертов, события 31 августа показали, что экстренной медицинской помощи у нас нет. Хотя два года ушло на ее реформирование. Скорую помощь разделили на экстренную и неотложную (которая в основном занимается пациентами с хроническими заболеваниями). Из достижений экстренной медицины — прибытие к больному через 10 минут после вызова, GPS-навигаторы с «тревожными кнопками», которые, правда, получили еще не все бригады, и строгий учет времени на вызовы. Реанимационных автомобилей нет, медпрепаратов и оборудования, при помощи которых можно стабилизировать состояние больного по пути в стационар, тоже нет. Потому и называют машину скорой помощи бесплатным такси для больных.

Выдержать напряженный график работы в службе экстренной медицинской помощи может далеко не каждый, к тому же здесь мало платят, обещают, но не обеспечивают служебным жильем. Поэтому в киевском Центре экстренной медицинской помощи и медицины катастроф остаются вакантными ставки 170 врачей и почти 390 фельдшеров медицины неотложных состояний, а киевляне в свою очередь остаются без доступной и качественной медицинской помощи.

От редакции

Кровоостанавливающие препараты, о которых упомянул министр здравоохранения, — это гемостатические губки, которые входят в аптечки для бойцов. Цена импортных — от 40 евро за упаковку. Отечественные гемостатические средства выпускает киевская «Биофарма», приобрести их можно в любой аптеке по цене 85–100 гривен.

Киевские ученые-волонтеры создали уникальное кровоостанавливающее средство, которое назвали «Кровоспас». Препарат, по словам разработчиков, способствует образованию плотного сгустка, который надежно закупоривает рану, обеспечивая гемостаз менее чем за три минуты.

Разработчики надеялись, что уже в июле отправят первую партию «Кровоспаса» в зону АТО. Но процесс регистрации документов и поиски фармпредприятия, которое возьмется за его изготовление, затянулись. Государство не проявляет никакого интереса к разработке украинских ученых, в которой нуждаются как в зоне АТО, так и в службе экстренной медицинской помощи и медицины катастроф.

Читайте также: Лекарственный коллапс, или Фундамент медицинской реформы

Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ










    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ