• Новости политики
  • Новости планеты
  • Правовые новости
  • Погода
  • Новости Украины
Racurs.ua

Судебная реформа и ответственность служителей Фемиды

Существующая сегодня процедура пересмотра дела в ВСУ — это не только двойная, но и искаженная кассация, которую не понимают ни внутри страны, ни за ее пределами

Представления о том, что возрождение государства должно начаться с судебной реформы, то есть с построения судебной власти, как это предусмотрено ст. 6 Конституции Украины, абсолютно верны. Сегодня в Украине судебной власти нет, и только иногда в СМИ публичные лица используют термин «судебная власть» для пущей важности, но это не имеет ничего общего с реальной жизнью.

Фактически с 2010 года у нас развалена судебная система, деятельность которой не соответствует нашим международным обязательствам, в частности, практике Европейского суда по правам человека (далее — Евросуд, ЕСПЧ), и грозит потерей государственности в целом.

Верховный суд Украины вопреки Конституции лишен кассационных полномочий и действует по не известной европейской судебной практике процедуре, а также способом, которого ни Основной Закон, ни Конвенция 1950 года не предусматривает. Следствием этого является стремительное падение уровня судебной защиты прав и свобод человека, права собственности, соответственно, увеличение количества обращений в Евросуд и т. д. В итоге все это объясняет нынешнее негативное отношение к судам и судьям. А как иначе общество может относиться к суду и судьям, если доверием пользуется, главным образом, ЕСПЧ, а налогоплательщики дважды платят за судебную защиту. Первый раз — когда обращаются в национальные суды, второй — когда государство выплачивает человеку компенсацию уже после решения Евросуда, устанавливающего нарушение норм Конвенции теми же украинскими судами. А продолжительность рассмотрения дела вообще далека от любых разумных сроков.

Вместе с тем примеры высокого уровня при таком законодательном обеспечении демонстрируют отдельные апелляционные суды, например, Запорожской области, где во время событий Революции достоинства не был арестован ни один человек, хотя давление на суды было. Но достаточно одного резонансного дела, решенного, по мнению общественности, несправедливо, и негативное отношение распространится на все суды.

Вспомните решение Евросуда 2011 года в деле «Нечипорук и Йонкало против Украины», которое до этого почти пять лет рассматривалось в украинских судах. Евросудом установлено 14-разовое нарушение государством Украина норм Конвенции 1950 года. После этого решения дело повторно еще три года рассматривалось в судах Украины в отношении заявителя Нечипорука, пока он повторно не был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, хотя, согласно практике Евросуда, это должно было произойти в 2011 году. И уже после оправдания Нечипорука судебный процесс в отношении его соучастника, степень участия которого по обвинению была значительно меньше, сейчас начинается по второму кругу в суде первой инстанции.

Если вспомнить требования Революции достоинства, то они не изменились с 2004 года: завершить конституционные изменения в государстве, что также означает построить судебную власть, отвечающую праву на справедливый суд.

Зная предыдущие ошибки в реформировании суда в Украине и имея определенный профессиональный опыт стажировки в судах США, верховных судах Великобритании, ФРГ, Польши, я в опубликованном «Ракурсом» письме предложил свои знания президенту Украины Петру Порошенко для реализации его избирательной программы и построения судебной власти как старта для других реформ.

Возразить по поводу отсутствия позитивных изменений в украинском судопроизводстве сложно. Однако позитив этот настолько незначителен, что ни общество, ни бизнес, ни наши международные партнеры не могут назвать его соответствующим евроинтеграционным стремлениям Украины.

Что же касается мнения о безнадежности судебной реформы в целом, то соглашаюсь только в оценке происходящих сегодня изменений.

Как и ранее, я убежден, что при наличии политической воли в государстве судебную власть европейского стандарта можно построить в два этапа. Во-первых, в течение месяца подготовить законопроект об осуществлении судопроизводства в соответствии с требованиями Конвенции 1950 года. Это позволит процентов на 90 урегулировать процедуры судопроизводства до внесения изменений в Основной Закон (поскольку ст. 125 Конституции уже наделяет Верховный суд Украины статусом высшего судебного органа) и ввести эти изменения уже в текущем году. Я уверен, что пройдет не более трех месяцев после принятия таких изменений, и как внутри страны, так и за ее пределами положительные оценки развития украинского государства превзойдут наше воображение.

Во-вторых, к весне 2016 года окончательно закрепить эти новации в Конституции в разделе «Судебная власть» и тем самым гарантировать необратимость становления украинского правового государства, экономического развития общества, выполнения условий Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС даже в более быстрые сроки. Инвесторов уже не надо будет приглашать, они спокойно смогут работать в Украине, как в любой другой цивилизованной стране.

Я убежден, что в реализации такой задачи готовы принять участие часть моих коллег, судей Верховного суда, апелляционных судов, которые до сих пор, к сожалению, не были задействованы в процессе реформ, но, как и я, имеют такое же видение необходимых изменений. К этому процессу предлагаю пригласить специалистов Федерального судейского центра США, Фонда лорда Слинна из Великобритании, Фонда международного правового сотрудничества ФРГ, коллег из Польши, участие которых позволило бы в столь сжатые сроки достичь более совершенных результатов.

Мое предложение построить судебную власть по классическому принципу разделения власти на три ветви, по образцу США, полностью соответствует ст. 6 Конституции Украины и Конвенции 1950 года.

Именно такая власть, как в США, построенная после войны за независимость, позволила в кратчайшие сроки защитить гражданские права и свободы и предоставить гарантии экономического развития общества. Европейские образцы для нас неприемлемы, поскольку каждая из стран прошла века со своими традициями, на что у украинцев нет времени.

Коротко только об одной из сторон предлагаемой реформы. В Конституции Украины в разделе «Судебная власть» следует указать, что «Судебная власть в Украине принадлежит одному Верховному суду и нижестоящим судам, которые может образовать Верховная Рада», по аналогии с разделом III Конституции США. Судья должен сразу назначаться бессрочно.

До внесения изменений в Конституцию статус в Основном Законе Верховного суда Украины (далее — ВСУ) как высшего судебного органа позволяет законодательно определить полномочия ВСУ, которые позже следует завершить в Конституции.

1. ВСУ должны вернуть полномочия суда кассационной инстанции, которых его окончательно лишили неконституционным способом в 2010 году. Кроме того, он должен иметь право рассмотрения дела по образцу того же Верховного суда США, в качестве суда первой инстанции.

2. Высшие специализированные суды Украины как суды кассационной инстанции следует ликвидировать, а на их базе сформировать Апелляционный суд Украины, созданный указом президента еще в 2002 году, но до сих пор не действующий. К его полномочиям отнести пересмотр решений апелляционных судов областей, вынесенных ими как судами апелляционной инстанции. Апелляционные суды должны быть лишены права возвращать дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (сегодня это, пожалуй, более 30%, которые годами не могут дойти до высшей инстанции), кроме случаев, когда местный суд вынес решение незаконным составом суда.

Если апелляционный суд пришел к выводу, что приведенные в апелляционной жалобе нарушения суда первой инстанции имеют место, он должен дать оценку этим нарушениям и собственным решением восстановить нарушенное право. Например, право на справедливый суд согласно ст. 6 Конвенции 1950 года, на разумные сроки рассмотрения, и еще целый перечень защищенных прав, который можно продолжать. Таким образом мы сразу защитим и человека, и профессионализм судей первой инстанции от несправедливых отмен апелляции, остановим незаконные решения. Решение суда первой инстанции, отмененное апелляционным судом, в соответствии с практикой Евросуда должно быть пересмотрено по апелляционной процедуре высшими специализированными судами, хотя законом их полномочия определены как кассационные. Не думаю, что до настоящего времени вообще есть случаи пересмотра высшими судами дела с соблюдением апелляционной процедуры.

Ошибся апелляционный суд области и неправильно отменил решение суда первой инстанции. Апелляционный суд Украины должен исправить ошибку или неполноту рассмотрения апелляционного суда области и правильно установить фактические обстоятельства дела до рассмотрения его по кассационной процедуре в ВСУ. Сегодня необходимо убрать из подсудности суда первой инстанции уголовные дела, где предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы, и передать их обратно апелляционному суду области как суду первой инстанции. Подобные важные категории дел можно определить в гражданской, административной и хозяйственной юрисдикциях.

Это же надо было додуматься, чтобы передать самую сложную категорию дел местным судам, где работают в основном молодые судьи, которые только получают профессиональный опыт, а потом критиковать их за ошибки. Одно такое дело в небольшом коллективе судей парализует правосудие почти во всех остальных делах. Кто и какую именно ошибку допустил, в конечном решении укажет Верховный суд Украины. Таким образом, каждое дело является зеркалом всех судей, которые его рассматривали.

Это одна сторона предупреждения ошибок и механизма очищения от судей, которые случайно попали на должность. Если ошибется и ВСУ, тогда Евросуд укажет на нарушение и дело будет повторно пересмотрено, но уже с такими же выводами.

3. На уровне апелляционных судов областей ликвидировать региональные апелляционные хозяйственные и административные суды и создать в составе апелляционного суда области палаты всех специализаций.

В области или регионе судебная власть должна быть представлена одним лицом — главой одного апелляционного суда, который будет иметь полноту решения всех судебных дел (а не частями, как сегодня, как в тех же США) и будет отвечать за организацию судопроизводства. Председатели апелляционных судов должны назначаться Пленумом ВСУ и ему же отчитываться о выполнении своих полномочий.

4. Местные суды также должны быть реорганизованы.

Реформировать следует и Верховный суд. Безотлагательно вернуть ему кассационные полномочия. Существующая сегодня процедура пересмотра дела в ВСУ — это не только двойная, но и искаженная кассация, которую не понимают ни внутри страны, ни за ее пределами. О ее несоответствии Конституции Украины и Конвенции я уже упоминал. При таких процедурах о международном авторитете украинского правосудия можно больше не говорить. ВСУ должен рассматривать дела двумя третями состава суда, а не отдельно палатами, потому что в таком случае теряется обязательность судебного решения — прецедента. Даже у впервые избранных законодателей не вызывает сомнения, что обязательное решение — закон — парламент должен принять на пленарном заседании при определенном кворуме. Комитеты парламента, которых много и они все важны, могут только рекомендовать принять определенный закон на пленарном заседании. А как же законодатели предусмотрели в законе, что решение о применении определенной нормы права, по силе обязательности соответствующее закону, может принять отдельная палата ВСУ? Если ветви власти равны, то в коллегиальных органах должны быть одинаковые процедуры. Перечень изменений в ВСУ на этом не заканчивается.

Теперь скажем откровенно, что сегодня эквивалентом пленарному заседанию парламента является даже не палата ВСУ, а трое судей любого высшего специализированного суда, которые в деле решают вопрос о правильности применения нормы права, принятого парламентом. Иногда это может быть двое судей, потому что один из трех не согласен с принятым решением и имеет особое мнение. Если еще точнее, например, в уголовном судопроизводстве такая обязательность имеет место, когда решения нижестоящих судов отменяются, а дело возвращается на новое судебное рассмотрение (ст. 439 Уголовного процессуального кодекса). Все остальное, постановления пленумов высших судов, является сплошной рекомендацией, в содержание которой системные изменения не вносятся, и она может оказаться неправильной уже через неделю.

Сколько времени сможет поработать Кабмин, если его постановления, по аналогии с судами, будут иметь статус рекомендации? Месяц, два. Если ему, как судам, предусмотреть процедуру пересмотра каждого дела, если бы он рассматривал проблемы деятельности каждого сельского совета страны и оценивал, что он правильно решил, а что нет, то для чиновников понятнее были бы проблемы судопроизводства.

Это если очень кратко говорить лишь об одном из аспектов изменений — более организационном. Однако есть и другие важные стороны реформы.

Ответственность судей как была в законодательстве до Революции достоинства, так и остается сейчас. Вы думаете, что судьи против наказания или увольнения тех, кто дискредитировал себя и бросает тень на добросовестных? Судьи, дорожащие своим статусом, не меньше возмущаются, как может работать рядом с ними судья, увольнение которого правомерно инициировали уже год тому назад или больше. Поэтому данный вопрос не совсем к судьям.

Я не понимаю тотальной первичной профессиональной оценки судей, введенной законом. Сложно найти более масштабную по объему работу для небольшого штата Высшей квалификационной комиссии судей Украины, которая, по моему убеждению, противоречит не только европейской, но известной мне мировой практике. Первичное оценивание судья проходит при назначении на должность, и все. Когда он уже назначен, то может отвечать за ошибки при осуществлении правосудия, несоблюдение норм судейской этики, и за совершенные нарушения его можно даже уволить.

Каков же выход? Те, кто согласно действующему законодательству имеют право уволить судью на законных основаниях, должны делать это. В то же время дать возможность по собственному желанию уволиться тем, кто в силу различных обстоятельств не желает дальше быть судьей, независимо от стажа работы.

Следующим шагом должна стать упомянутая мною реформа, в результате которой будет создана судебная власть, которая будет очищаться от судей, случайно там оказавшихся, спустя несколько вынесенных ими неправильных решений. Например, для судей в США это три грубые ошибки, в результате которых он уже находится на грани потери своей должности. Однако обнаружить сразу такие ошибки позволяет прецедентная судебная практика, более стабильная, чем законодательство.

Только в результате совершенных ошибок судья может повторно направляться на повышение квалификации, а потом, по итогам нового оценивания, должно приниматься решение, сможет ли он быть судьей в дальнейшем или нет. В Украине подобной системы нет, есть только зачатки.

Читайте также: Экс-председатель Верховного суда Василий Маляренко: Не употребляйте слов «реформа судебной системы»


Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ








    НОВИНИ ПАРТНЕРІВ