пятница, 20 января 2017


Racurs.ua

«Урожай» vs «Ощадбанк»: прикрывшись сомнительными решениями донецких судов, агрохолдинг присвоил 1,6 млрд грн госсредств

20 мая 2014 года в Донецке практически установилась диктатура боевиков, так что суды ДНР могли принимать какие угодно решения. Тем не менее, еще несколько месяцев решения донецких судей все же вносились в Единый государственный реестр

Агрохолдинг «Урожай» известен не только в родном Донецком регионе, но и по всей Украине. «Это крупная, динамично развивающаяся группа торговых и производственных предприятий, которые стабильно удерживают лидирующие позиции на рынках Украины, — так представляет себя агрохолдинг «Урожай», официально именуемый ООО «Торговая компания «Урожай». — В настоящее время «Урожай» объединяет в себе предприятия масложирового, бакалейного, зернового и элеваторно-технического направления: в его состав входят две фабрики — по производству макаронных изделий и майонеза, расположенные в Донецке, два мелькомбината — в Донецке и Мариуполе, маслоэкстракционный завод в Славянске, элеваторы и зерносклады в Восточной и Центральной Украине. На предприятиях холдинга работают более 1500 человек. Сегодня агрохолдинг развивает свою деятельность в нескольких бизнес-направлениях. Это оптовые закупки, хранение и переработка зерновых и масличных культур, производство и реализация продуктов питания, развитие собственных торговых марок «Славолия» и «Урожай», а также экспорт зерна и продуктов его переработки».

Этот холдинг вместе с другим — «Золотой урожай» — входит в агропромышленную группу Lauffer.

Немного истории. В 2011 году ООО ТК «Урожай»» сделало удачное приобретение: купило одно из старейших предприятий Донецкой области — завод «Славянсколия», чей основной бренд «Славолия» получил широкую известность на рынке подсолнечного масла. Имущество завода было приобретено у ЗАО «Славянсколия» согласно договорам купли-продажи от 10 марта 2011 года, 12 марта 2011 года и 2 августа 2011 года.

Предприятие, как понятно из названия, находится в г. Славянске Донецкой области. Если верить информации, размещенной на корпоративном сайте, ЗАО «Славянсколия» входит в пятерку лидеров среди предприятий масложировой отрасли Украины по объемам переработки и выхода готовой продукции.

«Предприятие представляет собой единый комплекс цехов и вспомогательных подразделений с развитой инфраструктурой, которая обеспечивает возможность перерабатывать 800–820 тонн семян подсолнечника, 500 тонн бобов сои, 480 тонн семян рапса в сутки. Сегодня «Славянсколия» является одним из крупнейших масложировых комплексов ассоциации «Укролияпром», — презентует себя ЗАО «Славянсколия».

Кроме растительного масла и майонеза, завод выпускает сырье для производства маргарина, мыла и даже шин.

Словом, Торговая компания «Урожай» в 2011 году сделала прекрасную инвестицию. В сентябре того же года компания взяла кредит в «Ощадбанке» на пополнение оборотных средств и развитие бизнеса, в том числе для закупки семян подсолнечника у сельхозпроизводителей, а также для иных расходов, связанных с ведением операционной деятельности. Предметом залога, среди прочего, выступило движимое и недвижимое имущество (здания, сооружения и три земельных участка) маслоэкстракционного завода «Славянсколия», что было отражено в двух договорах залога и договоре ипотеки.

Есть старая поговорка о минусах кредитования: «Берешь чужие деньги и на время, а отдавать приходится свои и навсегда». Это обстоятельство, видимо, было настолько мучительным для собственников ТК «Урожай», что кредит решили не возвращать. Тем более, деньги нужны были для иных целей — с 2011 года группа начала скупать хлебокомбинаты по Украине, в 2012 году «Урожай» приобрел Хмельницкий сахарный завод. Ну, это не считая других «мелких» приобретений.

С февраля 2013 года компания перестала выплачивать банку проценты, а с июля 2013-го прекратила платежи и по телу кредита. Должник написал несколько писем в банк об отсрочке платежей по кредитному договору, а также попросил о дополнительном финансировании. И на этом все.

Обычно в таких случаях банк через суд взыскивает залоговое имущество. Если, конечно, кредит достаточно обеспечен. До какого-то момента «Ощадбанк» был в полной уверенности, что так и есть. Кредит был обеспечен основательно: залоговое имущество — три больших земельных участка, недвижимость (90 основных строений и 9 сооружений общей площадью более 70 тыс. кв. м), а также движимое имущество — оборудование и прочая «начинка» завода. Да и сам должник выглядел вполне респектабельной компанией. Но, как оказалось, банк ошибался. Должник вывел залоговое имущество на подчиненную структуру.

Мошенническая схема дерзка и проста: холдинг и завод разыгрывают «развод и девичью фамилию». Мол, сделка купли-продажи активов происходила без учета интересов акционеров завода (а кто же его тогда продавал?), сделка через суд признается недействительной, а посему все движимое и недвижимое имущество возвращается законному владельцу — ЗАО «Славянсколия». При этом как бы забывается, что подобные аннулирования сделок происходят не в одностороннем порядке, а в порядке двусторонней реституции (где деньги, Зин?).

Разумеется, кредитор остается с носом, ведь деньги у него занимало не ЗАО «Славянсколия», «законный» собственник залогового имущества, а ООО ТК «Урожай», у которого это имущество — до последнего стула — отобрали. Причем в судебном порядке. Банк, собравшийся взыскивать имущество, внезапно узнал о существовании судебных решений, коими активы должника, находящиеся в залоге у банка (целостный имущественный комплекс завода), выведены из его собственности.

А теперь о самих судебных решениях по иску ЗАО «Славянсколия» к ООО ТК «Урожай», нанесших огромный ущерб государству, поскольку банк государственный.

30 апреля 2014 года «Ощадбанк» практически случайно узнает о существовании решения Славянского горрайонного суда Донецкой области (судья Кузнецов Р. В.), которым были удовлетворены исковые требования ЗАО «Славянсколия» к ООО ТК «Урожай» о признании сделок купли-продажи недвижимого имущества недействительными и вытребовании их из чужого незаконного владения. Этим решением был признан недействительным договор купли-продажи имущества от 22 августа 2011 года, удостоверенный нотариусом Донецкого нотариального округа Ильмирой Крамной. Вслед за этим, разумеется, было отменено право собственности ООО ТК «Урожай» на недвижимость (90 основных строений и 9 сооружений), а также на три земельных участка, расположенных в г. Славянске по ул. Свободы, 85. Эти объекты признаны собственностью ЗАО «Славянсколия» и вытребованы из владения ООО ТК «Урожай». Славянский горрайонный суд в своем решении не учел, что данное имущество находится в ипотеке «Ощадбанка» и обеспечивает выполнение обязательств должника перед банком-кредитором.

Банк сразу же обратился с жалобой в Апелляционный суд Донецкой области. А дальше произошли всем известные события, и дела, подсудные данному суду, начал рассматривать Апелляционный суд Запорожской области.

Банк, понимая, что стал жертвой комбинации, обратился в июне 2014 года с заявлением о неправомерных действиях должностных лиц ТК «Урожай» и «Славянсколии» в МВД. Более того, он попытался взыскать предметы ипотеки и объекты движимого имущества через суд. 14 июля 2014 года банк обратился в Хозяйственный суд Винницкой области с иском к ООО ТК «Урожай» и аффилированным с ним компаниям — ООО «Управляющая компания «Украинские продукты» и ООО «Торговый дом «Золотой Урожай». Через три дня Хозяйственным судом Винницкой области исковое заявление банка было возвращено без рассмотрения.

Но были и победы. 9 декабря 2014 года Апелляционный суд Запорожской области удовлетворил апелляционную жалобу банка — решение первой инстанции о недействительности договоров купли-продажи было отменено.

ЗАО «Славянсколия» обратилось в кассационном порядке в Высший специализированный суд Украины, но в удовлетворении жалобы было отказано. Казалось бы, попытка должника избежать расплаты не удалась. Но банк так и не получил ни своих денег, ни залогового имущества.

Как выяснилось впоследствии, это отмененное судебное решение стало основанием для того, чтобы нотариусы из г. Ирпень Киевской области Иван Копейчиков и Инна Тверская изъяли записи об ипотеке из Государственного реестра имущественных прав на недвижимое имущество.

Вопрос даже не в том, что данные нотариусы резво исполнили весьма сомнительное решение донецкого суда, не удосужившись даже проверить его подлинность. Вопрос в том, что они вообще не имели права этого делать. Согласно Порядку принятия и рассмотрения заявлений о внесении изменений в записи, внесения записей об отмене государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их обременений и отмены записей Государственного реестра прав на недвижимое имущество, заявление об отмене записи подается тому же нотариусу, который эти записи внес. Этот Порядок не предусматривает возможности осуществления данных действий другим нотариусом. И. Тверская и И. Копейчиков не были теми нотариусами, которые вносили данные в реестр. Это действие должен был осуществить нотариус В. Лосев и никто другой.

«Ощадбанк» обратился в Окружной административный суд Киева с иском к данным нотариусам. Банк просил суд признать незаконными действия ответчиков и отменить прекращение ипотеки по указанным объектам. Суд удовлетворил этот иск полностью. Таким образом, целостный имущественный комплекс завода все еще остается залоговым имуществом банка.

Представители «Ощадбанка» понимали, что «Славянсколия» не является самостоятельным игроком, а действует по наущению «хозяина», изображающего жертву обстоятельств. В принципе, ни «Урожай», ни его подразделение — «Славянсколия» не скрывают своих «родственных» связей. На сайте «Славолии» то и дело мелькает ТК «Урожай» как главная фирма, а «Урожай», рекламируя себя, рассказывает, что завод в Славянске — это основа его маслоэкстракционного бизнеса. Поэтому «Ощадбанк» и обратился в милицию с заявлением о факте мошенничества, учиненного в особо крупных размерах. Было открыто уголовное производство.

Полгода уголовное дело пылилось в шкафу у следователя СУ ГУМВД Украины в Донецкой области Юрия Мыслывця, а 16 апреля 2015 года он это уголовное производство закрыл «в связи с установлением отсутствия события преступления». Следователь решил, что общественной опасности данное деяние (невозврат кредита) не несет, а посему «гражданско-правовые отношения» между «Ощадбанком» и должником должны решаться в судебном порядке.

К слову, это решение следователя 27 августа 2015 года было отменено следственным судьей Приморского районного суда г. Мариуполя Алексеем Шишилиным, который установил, что дело было закрыто преждевременно, без всестороннего, полного и объективного исследования всех материалов. Следователь не провел достаточных следственных действий, даже не опросил должностных лиц ТК «Урожай» и «Славянсколии», что свидетельствует о безосновательности вынесенного постановления.

«Следователем не была выяснена субъективная сторона деяния, а именно, с какой целью уполномоченные лица ЗАО «Славянсколия» отчуждали имущество в пользу ООО «Торговая компания «Урожай», а потом это имущество возвращали в свою собственность», — пишет следственный судья Шишилин.

В своем постановлении следователь Мыслывець сослался на заочное решение Киевского районного суда Донецкой области от 20 мая 2014 года, о котором «Ощадбанк» впервые слышал. Во-первых, ни на одно из судебных заседаний банк не был приглашен, хотя якобы являлся соответчиком. Во-вторых, решение суда ему не было предоставлено для ознакомления, более того, в Едином государственном реестре судебных решений его просто нет, что вообще ставит под сомнение его физическое существование. Этим решением были признаны недействительными сделки между ООО ТК «Урожай» и ЗАО «Славянсколия» и устранены препятствия в осуществлении права собственности на движимое имущество путем исключения записей об обременении имущества залогом.

С решением от 20 мая 2014 года, а точнее с его нотариальной копией, банк ознакомился позже. Причем совершенно случайно. Эта копия, заверенная 15 июня 2015 года киевским нотариусом Татьяной Бондарь, была приложена к совершенно другому делу.

Интересно содержание этого заочного решения, вынесенного донецким судьей Александром Бурлаченко (о других его неоднозначных решениях можно почитать в СМИ). Примерно четверть документа — это бесцельное цитирование статей Гражданского кодекса Украины, а три четверти — перечень движимого имущества, подлежащего возврату ЗАО «Славянсколия» (что характерно, эта часть написана на русском языке). Оригинала документа никто не видел, а в едином реестре его опять-таки нет.

Следует также вспомнить, что накануне, 10 мая 2014 года, в Донецке состоялся сепаратистский референдум, и 20 мая там уже практически установилась диктатура боевиков. Так что суды так называемой ДНР могли принимать какие угодно решения, особенно в пику «кровавой киевской хунте». Тем не менее, еще несколько месяцев решения донецких судей все же вносились в Единый государственный реестр. Таким образом, вполне возможно, что данное решение — не более чем фейк, ничего не значащая бумажка, изготовленная на обычном компьютере.

Следователь Мыслывець, которому суд указал на неправомерность закрытия уголовного производства, так и не приступил к своим прямым обязанностям — дело, вновь открытое, продолжает пылиться в шкафу. Ни одного следственного действия с 27 августа предпринято не было.

Поняв, что дело не сдвигается с мертвой точки, а следствие ждет существенного пинка, чтобы начать шевелиться, «Ощадбанк» отправил заявления о преступлении главе МВД Арсену Авакову и генеральному прокурору Виктору Шокину.

На сегодняшний день задолженность по кредиту вместе с процентами составляет 1,6 млрд грн — притом государственному банку страны, переживающей глубочайший экономический кризис…

P. S. Редакция обратилась с письмом к представителю, указанному на официальном сайте группы Lauffer (Ольга Капсамун) с просьбой о комментарии в связи с готовящейся публикацией. Ответа мы не получили.

Читайте также: Потребительский кредит в валюте запрещен, но если очень хочется, то можно



Заметили ошибку? Выделите текст, который её содержит, и нажмите Ctrl+Enter
Расскажите об этом друзьям:
Версия для печати



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ









НОВИНИ ПАРТНЕРІВ